Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Осторожно: сетевая зависимость!

ELLE выясняет, не пора ли нам на digital-детокс

Сегодня 19-летний британец Дэнни Боумен— знаменитость. Его приглашают на телевидение, о нем пишут в газетах и журналах, он дает интервью крупнейшим изданиям, как будто совершил по меньшей мере важное научное открытие. На самом деле все гораздо драматичнее: Дэнни болен, у него особая форма интернет-зависимости, и еще полгода назад он, исхудавший подросток с блуждающим взглядом, находился на лечении в клинике. Дэнни — selfie-маньяк. Казалось бы, подобный диагноз можно поставить каждому уважающему себя пользователю Instagram, но у британского школьника потребность в «самострелах» обрела гипертрофированный масштаб: Дэнни выкладывал в сеть до 80 снимков в день, перестал есть, забросил учебу, не отвечал на звонки друзей и занимался исключительно тем, что щелкал себя на телефон в поисках идеального ракурса и самого выигрышного фильтра. Родители забили тревогу, Дэнни отправили на консультацию к психиатру, а в воздухе снова повис вопрос: существует ли зависимость от социальных сетей? Или обмен лайками и твитами на сон грядущий стал такой же нормой, как чистка зубов или, скажем, просмотр сериалов? Я вот лично испытываю острый душевный дискомфорт, когда заканчивается очередной сезон «Шерлока» или «­Теории большого взрыва», — но, кажется, мне еще рано ставить диагноз. Или уже пора?

Осторожно: сетевая зависимость!ФОТОMehmet Erzincan

И без статистики понятно, что социальные сети повсюду, мы плещемся в них, как пойманные рыбы. С тех пор как в 1995 году в США появился портал Classmates.com, количество пользователей сетей по всему миру стало исчисляться сотнями миллионов. За прошлый год в Instagram было загружено свыше 300 000 000 фотографий, а сама сеть — первая в мире, основанная не на слове, а на картинке, — была продана ее владельцем Кевином Систромом за миллиард долларов. Это больше, чем просто выгодная сделка: Instagram на тот момент не приносил значительного дохода. В наше время такой «нерентабельный» проект может стоить баснословных денег — исключительно потому, что владеет умами и временем людей всего мира. А что ­может быть ценнее?

Среднестатистический россиянин проводит в соцсетях больше десяти часов в месяц. В больших городах эта цифра в разы выше. Причем в основном на social media тратится дневное время. Активность на социальных порталах начинает расти с семи утра, а это значит, что писать посты, оставлять комментарии и заливать фотографии многие предпочитают именно в «рабочий полдень». Компании терпят убытки из-за пристрастия работников к соцсетям, но сделать с этим ничего не могут. В моем окружении нет ни одного знакомого, который не начинал, не продолжал или не заканчивал бы день просмотром ленты Facebook. Четверть всех пользователей этой социальной сети (больше 250 000 000 человек) проверяют аккаунты по пять раз в день. На наше глобальное несчастье прогресс с соцсетями заодно: смартфоны, которыми сейчас обзаводятся едва ли не с пеленок, не дают отключиться от digital-пространства ни на минуту. Система оповещений работает безотказно: где бы вы ни находились, лайк друга или провокационный коммент тролля непременно вас настигнет. Сложно не подсесть на наркотик, когда он всегда с вами, причем, как кажется, бесплатно.

Некоторые страны с переменным успехом пытаются бороться с зависимостью от социальных сетей. В Финляндии жертвам аддикции, говорят, даже предоставляют отсрочку от армии. В американском Брэдфорде существует клиника, где лечат пристрастие к соцсетям. В Южной Корее эта проблема считается одной из самых серьезных в сфере здравоохранения (и тут следует порадоваться за южнокорейцев — другие проблемы со здоровьем у них, как можно ­надеяться, уже решены). И все же, где проходит граница нормы, где точка невозврата, после которой — палата №6 без права переписки (в Facebook, разумеется)? А если все пользователи больны, то, может, это не эпидемия с летальным исходом, а всего лишь часть эволюции?

Цифровой портрет

В Сети гуляет шутка. Фотохроника отца: 1950 год — с бабушкой в Евпатории, одна фотография; 1963 год — выпускной в школе, ­одна фотография; 1972 год — свадьба, две фотографии. Фотохроника дочери: 2014 год — пришла в кафе, 15 фотографий; принесли меню — 38 фотографий; жду заказ — 46 фотографий... И грустно, и смешно. И до ужаса реалистично. В телефоне моей приятельницы больше 3 000 кадров, снятых за каких-то полгода. Разобрать их у нее нет ни времени, ни особого желания, но она с тем же упорством продолжает снимать еду, цветы и собственного кота. Какие-то картинки оседают в Instagram, но большей их части суждено быть навсегда похороненными в памяти терпеливого телефона. Однажды подруга двадцать минут расставляла приборы на столе, чтобы создать идеальную композицию для ризотто с оркестром... то есть с морепродуктами. Ризотто остыл, но чем не пожертвуешь ради 70 лайков?

Осторожно: сетевая зависимость!ФОТОMehmet Erzincan

На самом деле пагубная страсть — к лайкам ли, к тому же ризотто, рулетке или безудержному шопингу — всегда имеет один механизм: она возникает буквально на пустом месте, на месте той тревожной внутренней пустоты, которую человек стремится заполнить чем-то внешним. Психологи поясняют: в основе зависимости от социальных сетей лежит неуверенность в себе. В зоне риска — все те, кто остро нуждается в чужом одобрении, ощущает себя совсем беспомощным перед испытаниями, которые щедро подбрасывает жизнь, и не может обойтись без подпитки в виде шэров и лайков. А если они становятся не одним из, но единственным средством поддержать самооценку — вот тут и возникает зависимость.

Нейробиологи добавляют, что ­постоянное присутствие в Сети повышает уровень дофамина (его ближайший родственник — адреналин). Общение онлайн вызывает возбуждение, чем-то схожее с сексуальным, а также с тем, что мы получаем от еды или денежных трат. И если другие источники удовольствия в жизни человека иссякли, он старается компенсировать недостачу интернет-ощущениями. Вот почему к тяжелым формам сетевой зависимости склонны те, кто не знает меры и в других сферах: регулярно переедает, не умеет контролировать расходы или подсаживается на азартные и видеоигры.

Но все же я не решусь назвать свою Instagram-озабоченную приятельницу несчастным человеком, лишенным удовольствий. Тут есть и другой аспект. В английском языке соцсети называются social media. Именно медиа. И действуют они соответственно — формируя у нас определенные привычки. Когда-то печатная пресса приучила нас ежедневно читать, телевидение — смотреть вечерние новости, радио — по утрам слушать хорошую музыку. Все это стало частью рутины, которую мы почти не замечаем. Никому ведь не приходит в голову выяснять, существует ли зависимость от прослушивания «Серебряного дождя» в стоячей пробке? В масштабах истории соцсети — явление относительно новое. Наверное, пройдет еще немного времени — и утренний пост в Facebook станет чем-то совершенно обыденным, не вызывающим вопросов. Новые медиа, интерактивные, в которых вы — одновременно и читатель, и творец, обустроят свою нишу в жизни пользователя и будут ждать очередного витка эволюции.

Осторожно: сетевая зависимость!ФОТОMehmet Erzincan

Детокс-меню

Как и любая привычка, пребывание в соцсетях может быть и вредным, и полезным. Чтобы понять, не перерастает ли увлечение в зависимость, психологи предлагают простой тест из пяти вопросов:

Три и более утвердительных ответа — уже повод задуматься. Если соцсети каким-то образом мешают вам жить и реализовывать важнейшие потребности — в сне, еде, живом общении, возможно, настал час устроить digital-детокс.

Уехать в деревню, отказаться на время от интернета, не проверять электронную почту, отключиться от соцсетей — вариант самый очевидный... но утопический. Когда-нибудь телефон все-таки придется включить (если только вы не планируете осесть в полях и питаться кореньями), и тогда атрибуты digital-реальности сполна ответят вам за игнор. Однажды я отсутствовала в рабочей почте четыре дня. Двести с лишним писем, «упавших» за это время, я разгребала сутки.

Совсем отключиться, уйти из сетей — особенно если их вы используете в работе — бессмысленно. Они наша данность, всего лишь инструмент, который можно использовать себе во благо, а можно прожигать им время. Психолог Алекс Сучжон-Ким Пан в книге «Укрощение цифровой обезьяны. Как избавиться от интернет-зависимости» предлагает модель отношений с соцсетями, которую называет «созерцательным компьютингом». Суть ее в том, чтобы изменить ритм общения, перестать отвлекаться, бесконечно разрываться между компьютером, телефоном и планшетом, почтой, соцсетями и эсэмэсками и научиться концентрироваться на чем-то одном. В дело идут как специальные программы для контроля времени, проведенного в интернете, так и дыхательные практики и медитация. В результате, как обещает Алекс, мы можем снизить ощущение паники, беспорядочности и суеты, присущей нашему «обезьяньему уму». Чтобы усмирить в себе взвинченного гамадрила, придется приложить усилия: ввести четкий график пребывания в сети (скажем, не больше трех часов в день) и строго его придерживаться; скачать «дзен-софт» на смартфон (например, приложение журнала Time, выпущенное к десятилетию Facebook, которое считает время, проведенное в соцсети); научиться концентрироваться на текущем моменте, на том, что происходит вокруг вас, а не в виртуальной реальности; и самое главное — найти занятия офлайн, которые будут приносить не меньше удовольствия, чем плутания по интернету. Неважно, будут это курсы живописи, вылазка на природу с друзьями, ландшафтный дизайн на шести сотках или ставший таким модным бег. В конце концов, вам же нужно что-то выкладывать в Instagram? Попробуйте хотя бы один день (например, воскресенье) проводить без интернета вообще. Вступите в сообщество JOMO (Joy of missing out — состояние, когда ты пропустил что-то важное и очень этому рад), наконец! Эти ребята — digital-пацифисты, проповедующие ограниченное пользование Сетью и призывающие создавать зоны, свободные от Wi-Fi.

Мне лично помогает одна хитрость: закрывая страницу соцсети, я каждый раз нажимаю «log out». Необходимость снова вводить логин и пароль останавливает от бездумного, инерционного пролистывания ленты и заставляет задать себе один вопрос: «Мне это сейчас действительно надо?» Ответ, как правило, отрицательный.

Не так давно американский художник Кори Аркэнджел опубликовал книгу, полностью состоящую из твитов начинающих писателей. Короткие предложения, не больше 140 знаков, каждое на отдельной странице, и вся гамма чувств — от волнения в самом начале творческого пути до неизбежного кризиса, от поисков вдохновения до счастливого ощущения внутреннего полета, когда буквы, как по волшебству, складываются в нужные слова. «Когда б вы знали, из какого сора...» — писала Анна Ахматова. Уж если из коротких твитов сложилась целая книга, в какой шедевр может превратиться ваш живописный Instagram!


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.