Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Обратная связь: комментарии в интернете

Пресловутые 15 минут славы сегодня каждому из нас может принести комментарий в интернете

Журналист и бьюти-блогер Мур Соболева предупреждает: всего несколько слов на публику могут сделать их автора звездой, обрушить чужую карьеру, а иногда и вовсе сломать чью-то жизнь.

Обратная связь: комментарии в интернетеФОТОMaria Zyurik

Есть мнение, что человек по сути своей не меняется, что человечество живет по одним и тем же законам с тех пор, как наши далекие предки научились разжигать огонь и изобрели первые орудия труда. Но мне 31 год, и на моих глазах человеческая коммуникация была переосмыслена радикальным образом. Когда я впервые пришла работать в журнал редактором (это был 2002 год), в число вверенных мне разделов входила, в частности, рубрика «Письма». В те годы жанр «письма в редакцию» был уделом чувствительных подростков или лирических героев песни Владимира Высоцкого «Дорогая передача». Нам писали длинные письма от руки (иногда с рисунками), многие из них ­были очень трогательными, другие, напротив, сочились ­возмущением, но факт остается фактом: обратная связь с читателем и его непосредственная реакция не были, мягко говоря, приоритетом в редакционной политике.

Сегодня любое СМИ составляет отчеты, где обязательно фигурируют лайки и комментарии: их показывают рекламодателям, их обсуждают на встречах, специально обученные люди читают лекции о том, как увеличить количество комментариев в социальных сетях, которые еще недавно считались глупостью и прихотью технически продвинутой молодежи. Веб 2.0 — система пользовательских откликов — практически уравнял автора заметки и автора комментария: на сайтах, где публикуют рецензии на фильмы или альбомы, у пользовательской рецензии может быть больше баллов, чем у той, за которую журналист получил гонорар. Большинство сайтов с социальными функциями — например, Reddit или Facebook — сортирует комментарии по популярности: чем больше лайков (плюсиков, «кармы»), тем выше в ленте комментарий и тем, ­соответственно, больше шансов увидеть его в популярном треде («ветви обсуждения»). Так и начинаются ­пятнадцать минут славы.

Ты не прав!

Про особенности интернет-коммуникации пишутся статьи и диссертации, но никто точно не возьмется предсказать, что заставит человека написать комментарий или же пройти мимо конкретного поста. Статистически лишь небольшой процент пользователей оставляет свое мнение о просмотренной фотографии или заметке, обычно эта цифра варьируется от 3 до 10 процентов (­поэтому не расстраивайтесь, если ваш вдохновенный пост или новое фото не собрали большего количества мнений). Разумеется, чем более материал провокационный, тем больше шансов на отклик: пользователь интернета, как внезапно заговоривший мальчик из анекдота про недосоленную кашу, обычно высказывается, только если ему что-то кажется неправильным («Что же ты раньше молчал?» — «А до сих пор меня все устраивало!»). Есть люди, которые настолько близко к сердцу принимают фразу о том, что в спорах рождается истина, что приникают к клавиатуре исключительно в тех случаях, когда «в интернете кто-то не прав», и даже собственным друзьям они оставляют комментарии только тогда, когда что-то задевает их чувство прекрасного. Поэтому любой специалист по социальным сетям пытается это чувство раздразнить, часто довольно низменными способами — все ради вожделенной статистики.

По живому

В середине нулевых, когда сервис Livejournal.com был средоточием социальной жизни, у меня было несколько интернет-знакомых барышень, которые вели блоги по одинаковой схеме. Эти девушки каждый день выкладывали свои фотографии (как правило, неплохого качества) и собирали тонны одинаково восхищенных комментариев (интересно, что оставляли их по большей части не какие-нибудь похотливые дядьки, а в основном такие же нежные девушки). Сейчас этот жанр практически исчез: красивые девушки, которые любят фотографироваться, переехали в собственные lifestyle- или fashion-блоги, но такие «сольные» блоги всегда комментируют значительно реже, чем те, что интегрированы в социальные сети. Я опираюсь на собственный опыт и опыт моих коллег: уже четыре года я веду собственный бьюти-проект и не без удивления заметила, что мои мини-посты в Instagram собирают значительно больше лайков и ­комментариев, чем продуманные тексты в блоге, на которые я трачу ­значительно больше времени.

Чем дальше, тем больше блоги воспринимаются публикой как СМИ, нежели как дневники живых людей. Это отражается не только на количестве комментариев, но и на их качестве: часто пользователь позволяет себе критиковать блогера настолько некорректно, как если бы он напрочь забыл, что это будет прочитано автором. Чем более популярен блогер, тем больше шансов у него наткнуться на обсуждение собственной внешности, вкусов или стиля письма на просторах интернета (а иногда и получить соответствующее личное сообщение). Моя хорошая приятельница, назовем ее Лиза, вела популярное сообщество в ЖЖ о стиле и шопинге и одновременно была одним из самых популярных русскоязычных блогеров, пишущих не о жизни, шмотках «и вообще». В какой-то момент она стала получать не только некорректные предложения по улучшению собственного стиля, но и различные соображения относительно собственной персоны; доходило и до пожеланий «сдохнуть от рака». Увлекшийся комментатор часто забывает, что по ту сторону экрана сидит живой человек; очень редко он способен сказать в лицо то, что позволяет себе написать в интернете.

интернет социальные сети молодая женщинаФОТОgetty images

Выше звезд

Появление феномена лайков тоже повлияло на уменьшение количества положительных комментариев в соцсетях. Выразить солидарность, любовь и восхищение, поздравить с днем рождения или свадьбы куда проще и быстрее, поставив лайк, чем потратить время, чтобы найти нужные слова. Это одна из причин, почему среднестатистический пользователь с большим удовольствием напишет под фотографией Рианны: «Фу, страшная», чем сделает комплимент новому наряду подруги, которая обойдется и лайком. Причем мне кажется, дело не в том, что опция «лайк» существует, а «дислайка», скажем, нет (кстати, несколько лет назад в Facebook была петиция: граждане требовали от Марка Цукерберга сделать соответствующую кнопку). Природа настоящего хамства в интернете — как правило, не дискуссионная. Я как-то читала о том, что написание негативного комментария вызывает в организме его автора выброс адреналина и гормона удовольствия дофамина: во-первых, это выплеск агрессии, которую в жизни не всегда получается реализовать (можно ведь и схлопотать по лицу, если так себя вести со знакомыми людьми), а во-вторых, достаточно примитивная самореализация — простой клик позволяет почувствовать ласкающие лучи собственной правоты, возвыситься над оппонентом. ­Вероятно, это объясняет потоки абсолютно бессодержательной злобы в адрес знаменитостей, которые можно найти в любом аккаунте, им посвященном, будь то таблоид или глянцевый журнал. Тех, кто любит все списывать на причуды российского менталитета, спешу уверить, что англоязычный интернет наполнен ненавистью примерно в той же степени, что и наш: вопрос не в языке и не в национальности, он гораздо глубже.

Убийственный аргумент

17 октября 2006 года в собственном шкафу повесилась 13-летняя американская школьница Меган Майер. Дело о ее самоубийстве стало первым в истории правовой системы делом о травле в интернете. Меган стала жертвой жестокой шутки своей одноклассницы Сары и ее матери Лори Дрю, которая создала аккаунт в популярной на тот момент социальной сети MySpace от имени 16-летнего мальчика Джоша Эванса — якобы чтобы выяснить, не говорит ли Меган гадости о ее дочери. Виртуальный Джош стал флиртовать с Меган, они подружились, а в какой-то момент Джош (за него писала Лори и ее юная сотрудница Эшли Гриллс) стал оскорблять Меган и обвинять ее в том, что та предает своих друзей. В последних сообщениях, которые получила Меган, Джош сказал ей, что весь город ее ненавидит и знает о том, какой она дурной человек, пожелал ей мучиться до конца дней и сообщил, что мир был бы лучше, если бы в нем не было ее. Через 20 минут девушку нашли повешенной на собственном ремне.

Личность «Джоша» удалось установить довольно быстро, Лори Дрю была арестована, но обвинить ее можно было только в «несанкционированном использовании компьютера», то есть фактически в создании ложного ­аккаунта. Самоубийство Меган стало прецедентом, после которого практически по всем США были приняты законы против травли в интернете. И, что не менее важно, едва ли не впервые мировая общественность задумалась о том, что слово, неосторожно оброненное в Сети, может не только ранить, но и вполне физически убить.

интернет социальные сетиФОТОgetty images

Кроме шуток

В нашей стране среди множества новых запретительных законов нет ни одного, который защищал бы права пользователей или накладывал ответственность за целенаправленную травлю в интернете. У нас даже нет термина, подходящего для обозначения такого поведения, — мы привыкли называть это ­троллингом, но термин «троллинг» не является стопроцентно негативным, он предполагает сарказм и не всегда корректное поведение, но не более того. При этом, по ­данным агентства comScore, по состоянию на конец 2012 года наша страна оказалась европейским лидером по количеству времени, проведенному ­пользователями в соцсетях.

Как быть, если вы сами стали жертвой троллинга или даже травли? Во-первых, всегда нужно помнить, что вы в этом не виноваты: практически любой яркий блогер проходит через это; некоторые даже шутят, что блог, не переживший нападок, — не блог. Во-вторых, не стоит, что называется, кормить троллей: вступать с ними в переписку, «вестись» на провокации и самое главное — воспринимать их всерьез, растрачивать на них эмоции, которыми они и питаются. В-третьих, ваш лучший помощник — чувство юмора и спокойствие. Но если шутка затянулась и ваш оппонент публикует ваши персональные данные или позволяет себе прямые угрозы, это повод для обращения в полицию. Как правило, одно упоминание о такой перспективе останавливает самых наглых любителей «бокса по переписке». Ну а вы сами, когда будете в следующий раз просматривать ленту Facebook, вместо того чтобы возмутиться чрезмерно откровенным платьем Рианны, лучше напишите подруге, как ей идет новая помада. Ведь именно для таких приятных вещей и придумана функция комментариев.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.