Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Ничего личного

Сегодня любой человек может узнать о вас что-то интимное, просто посетив вашу страничку в социальной сети. Ольга СИПЛИВАЯ выяснила, возможно ли сохранить неприкосновенность частной жизни в наш технологичный век и действительно ли это необходимо.

image

Фраза «Большой брат следит за тобой», придуманная Джорджем Оруэллом и ставшая крылатой, долгое время ассоциировалась с диктатурой власти. Но сегодня правительствам не нужно придумывать сложные конспирологические схемы, чтобы сформировать базы данных о своих гражданах. Мы сами предоставляем исчерпывающую информацию. Имя, дата рождения, место работы, фотографии, начиная с первой поездки в «Артек» и заканчивая недавней командировкой в Цюрих, список друзей, хит-лист любимой музыки — так выглядит страничка среднестатистического пользователя социальной сети. Кто-то добавляет к вышесказанному адрес электронной почты, телефон, номер icq. Моя знакомая Юля, живущая в Cети, не решается указать домашний адрес под предлогом: «Ну это уже чересчур, мало ли хулиганов на свете, еще подкинут дохлую мышь в почтовый ящик!» Хотя по большому счету это формальность — зная имя, e-mail и телефон человека, можно без труда определить, по какому адресу он зарегистрирован. В наш безумный технологичный век для этого необязательно покупать «левую» базу данных у барыг в переходе метро. Достаточно того, что выложено в свободном доступе в интернете. Интересно, зачем наше государство до сих пор тратит деньги на перепись населения?

С развитием технологий мир становится прозрачнее, и это естественный процесс. Психолог Екатерина Долженко замечает, что трансформация понятия «личного пространства» началась задолго до появления интернета. «С изобретением телефона человек получил возможность вторгнуться в чей-то мир, просто набрав нужный номер. Интернет — это такое же социальное явление, как телефон». Однако изменения в цифровом мире происходят настолько быстро, что мы не успеваем чисто психологически приспособиться к ним. Между почтовой тройкой, стационарным телефонным аппаратом и первым смартфоном расстояние в несколько поколений. Тогда как новости, касающиеся интернета, появляются едва ли не ежедневно.

Одной из таких новостей, опубликованной на Forbes.com, стало тестирование технологии распознавания лиц. Ученые из американского Университета Карнеги-Меллон провели эксперимент. Они, установив скрытые камеры и получив фотографии сотни студентов, сверили снимки с теми, что вывешены на Facebook. Всего за несколько секунд программа идентифицировала треть «моделей». Затем ученые отправились на сайт знакомств, где опознали около 100 000 одиноких американцев, большая часть которых зарегистрировалась под псевдонимами. Программа пока не поступила в широкую продажу, но полицейские, например, ею уже пользуются. Подсуетились и рекламные службы: некоторые уличные баннеры в Америке оснащены специальными устройствами, определяющими пол и возраст проходящих мимо людей и запускающими на экран нужную рекламу. Не за горами тот день, когда технология распознавания лиц станет общедоступной. По оценке ученых из Университета Карнеги-Меллон, это дело пяти лет. Есть время подготовиться: удалить из соцсетей большую часть информации, а на «заход» поставить фото в огромных темных очках. Или все это паранойя?

image

НА ЛИЧНОМ ФРОНТЕ

Вообще-то, технология распознавания лиц не нова. Google пытался внедрить подобную услугу и раньше. Поначалу это выглядело заманчиво: загружаете в поисковик любую фотографию, система анализирует физиологические параметры (расстояние между глазами, форму носа, высоту лба) и выдает информацию о том, кто изображен на картинке. Представляете, какая забава? Я бы точно несколько вечеров только этим и развлекалась. Однако вскоре руководство компании официально заявило, что подобное вмешательство в личную жизнь — creepy, то есть страшное дело. Лавочку прикрыли, только отсрочив неизбежное. По данным InSites Consulting, одной из ведущих европейских компаний, занимающихся онлайн-исследованиями, число пользователей социальных сетей превысило миллиард (!) человек. Вы верите, что такую мощную базу данных люди — в том числе государственные службы, рекламодатели, мошенники — используют исключительно для поиска первой школьной любви?

Американский психолог Нэнси Дарлинг как-то сравнила общение в социальной сети с незащищенным сексом. Каждый новый партнер — это риск. Каждый новый «друг» в социальной сети — риск не меньший. В качестве примера Дарлинг приводит историю своего приятеля, которого уволили из-за фотографии, выложенной на Facebook. Причем фото разместил не он, а его знакомый, поставивший на картинки «тэги». По этой метке работодатель и обнаружил фотографию. Вопрос о privacy наболел у многих. В компании Facebook даже появился специальный человек, отвечающий за личное пространство. Должность Эрин Эган так и звучит — Director of Privacy. Политика конфиденциальности тоже была пересмотрена — новая система настроек позволяет организовать «друзей» по группам (близкие и не очень), а профиль скрыть полностью — так, что ваше имя даже не будет отображаться при поиске. В комментарии русскому ELLE представители Facebook отметили, что изначально ресурс задумывался как «социальная сеть для друзей». Соответственно, и «дружить» на FB нужно с теми людьми, которых вы знаете лично, чтобы избежать неприятностей. Но и это не панацея. У моего знакомого виндсерфера в «друзьях» свыше 1 500 человек. Он добавляет в список всех, кто увлекается этим видом спорта и хочет пообщаться с профи. Даже я со своими жалкими (друзья, простите!) 95 не знаю всех лично. Большая часть «френдов» — это коллеги, бывшие, нынешние, те, с которыми повстречались в командировках и виделись всего раз в жизни. «Может, информация, которой вы делитесь с малознакомыми, по сути, людьми, не такая уж личная? — замечает Екатерина Долженко. — И соответственно, она не может серьезно повлиять на вас или навредить вам?»

Действительно, стоит ли бояться того, что незнакомец, сидящий напротив вас в кафе, сможет узнать о вас что-нибудь эдакое, загрузив ваше фото в Сеть? Или жить надо так, чтобы скрывать было нечего? «Социальная адаптация, в том числе в интернете, зависит от того, как структурирована ваша личность, — говорит Екатерина. — Какая-то часть личности отвечает за безопасность, другая — за демонстративность, конкуренцию, похвалу». Те, кто адаптируется лучше, в ком сильнее демонстративность, размещают массу фотографий, не стесняются оставлять комментарии и «постить» собственные мысли. Те, кто приходит в новое общество (в том числе виртуальное) с ощущением угрозы, ведут себя соответственно: осторожно, осмотрительно, раздумывают, прежде чем написать: «Люди, снег пошел!» или «лайкнуть» чью-либо фотографию. «Бывают смешные случаи, когда человек сообщает на работе, что берет больничный, а потом вывешивает в социальной сети фотографии из серии «я на Капри», датированные теми же числами, что и больничный лист. Неудивительно, что босс вызывает «больного» на ковер. Подобные промахи совершают те, кто не чувствует угрозу собственной безопасности. С одной стороны, таким людям проще наслаждаться прелестями интернет-общения. С другой, они в меньшей степени застрахованы от провала. Что лучше, сказать сложно. Это все равно что решить, кто более здоров психически: экстраверт или интроверт». Ощущение личного пространства вообще весьма субъективно. В час пик в метро или в шумном офисе, где 40 человек сидят в одном большом помещении, я нахожусь с людьми в более тесном контакте, чем мне хотелось бы. Кто действительно посягает на мое личное пространство, так это полупьяный турист, дышащий перегаром мне в ухо в очереди на паспортный контроль. Незнакомец в кафе, прознавший с помощью новейших технологий, что я слушаю U2 и Марка Нопфлера, представляет, на мой взгляд, куда меньшую опасность.

Парадокс в том, что мы стремимся быть доступнее. Вспомните, как тревожно становится на душе, когда вы забываете дома телефон. Кажется, что именно сегодня случится что-то ужасное или нечто прекрасное (стакан наполовину пуст или полон?), а вы узнаете об этом слишком поздно. Нарастающая паника рисует в голове картину апокалипсиса (страшнее только мысль «я выключила утюг или нет?»), а на самом деле максимум, что вы пропускаете, — sms о том, что в бутике по соседству началась распродажа. Присутствие в социальных сетях, интернет-активность для многих — способ оставаться в «зоне видимости». Ради этого они готовы сузить границы личного пространства.

image

ВИРТУАЛЬНАЯ УГРОЗА

Моя коллега Соня, умница, красавица и талантище, недавно узнала, что в социальной сети живет и здравствует ее... клон. Девушка, с которой они вместе учились, с какого-то момента начала представляться Соней, рассказывать, что она работает в глянцевом журнале стилистом, что ее мама — архитектор, что она много путешествует и у нее есть маленький пес. Выяснилось это случайно, и Соне пришлось писать гневное письмо похитительнице чужой жизни и разъяснительное — онлайн-знакомым. Чего именно добивалась псевдо-Соня, сказать сложно, это задачка для психотерапевта. Факт в том, что она использовала интернет как площадку для самореализации. Психологи утверждают: каждому человеку необходимы пять минут славы. Соня-2 получила их, воспользовавшись чьей-то готовой биографией. Разумеется, это суррогат настоящего успеха, но для тех, кто ищет легких путей, и такой вариант сгодится.

Настоящая Соня неприятность эту пережила. Тем более что ничего криминального, к счастью, не произошло. Другое дело, когда хакеры распространяют конфиденциальную информацию. Как, например, знаменитая хакерская группа Lulz Security, «последние романтики интернета», взломавшая сайты американского сената и ЦРУ. Проект RusLeaks (аналог WikiLeaks, только с российскими базами данных) содержал информацию, в частности, о банковских платежах россиян. Что уж говорить о взломанном телефоне Скарлетт Йоханссон, откуда хакеры изъяли фото обнаженной актрисы. Снимки, разумеется, были немедленно опубликованы в Сети. Разъяренная Скарлетт обратилась в ФБР, но к тому времени фотографии растиражировали по всему миру.

«Если человек намерен вторгнуться в ваше личное пространство, он найдет способ это сделать, — считает Екатерина Долженко. — Мою подругу вот уже три месяца терроризируют какие-то анонимы. Они достают ее через Skype, «Одноклассников», ICQ. Она закрыла профили, удалила некоторые странички, теперь они начали ей названивать. Возможно, ей не стоило указывать в интернете свои контакты, дабы не провоцировать виртуальных террористов». Есть такая поговорка: если у вас паранойя, это не значит, что за вами никто не следит. Большой город превращает людей в невротиков, и многие сбегают в Сеть в поисках легкого непринужденного общения. Не задумываясь о том, что общение это происходит в виртуальной коммунальной квартире — у всех на виду. Если уж бежать, то в ближайший парк, на свежий воздух, подальше от компьютера.

Не стоит демонизировать социальные сети. Если относиться к ним как к прикладному инструменту — для поиска информации, развлечения, — они могут быть даже полезны. Но: ничего личного. Хотя приятно, что говорить, когда с днем рождения тебя поздравляет добрая сотня людей. Да, напоминание им отправляет бездушный робот, да, они сами никогда бы не вспомнили, но по факту ты проводишь два часа, отвечая каждому: «Спасибо!» А это здорово поднимает настроение.

Фото: Matthew Shave


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.