Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Несовершенное будущее

Проведя частное расследование, Наталья Старостина выяснила: сильнее пауков, высоты, замкнутых пространств и стоматологов люди боятся собственного будущего. Причем все без исключения.

image

Проведя частное расследование, Наталья СТАРОСТИНА выяснила: сильнее пауков, высоты, замкнутых пространств и стоматологов люди боятся собственного будущего. Причем все без исключения.

Если вам не хватает изрядной доли оптимизма, отправляйтесь в Данию. По итогам недавних исследований фонда United Dreams of Europe именно в этой стране 87 % населения «с надеждой смотрит в будущее». Увы, Россия в числе отстающих: сказать «все будет хорошо» готовы лишь 30 % соотечественников. Да и в целом картина неутешительная. На протяжении трех последних лет уровень позитива стремительно снижается по всей Европе. Виной тому то ли затянувшийся финансовый кризис, то ли близость предсказаний племени майя.

«В России психологические отношения отдельного человека с грядущим неоднозначны, — рассказывает Нифонт Долгополов, ректор Московского института гештальта и психодрамы. — В советское время приветствовалось позитивное мышление — вся страна строила светлое будущее. Явление индивидуальной смерти, разумеется, не отрицалось как факт, но всячески подчеркивалась ценность «вечного» — продолжения рода, благосостояния семьи, процветания государства, творческого наследия. В более раннее историческое время в сознание российского человека закладывались тревожные «звоночки» про будущее: «Загад (т.е. загадывая наперед. — Прим. ELLE) не будешь богат», «Человек предполагает, а Бог располагает». Сейчас социальная ситуация диктует нашему сознанию волнообразный ритм — то вселяет надежды и оптимизм про будущее, то пугает мировым кризисом, техногенными катастрофами или вообще концом света».

Наряду с боязнью врачей, замкнутых пространств, самолетов и темноты футурофобия, или страх перед будущим, входит в тридцатку самых распространенных страхов человека. Усложняет ситуацию факт, что такого диагноза в психиатрической и психологической практике не существует. Боязнь будущего — симптом, следствие более серьезных проблем. Вы удивитесь, насколько футурофобия многогранна и что в действительности может скрываться под этим определением.

image

Тревожный сигнал

В детстве от слабой, болезненной и очень капризной девочки Томы, буквально жившей в больничной палате, отказался отец. Оставил маму одну с тремя детьми в крайне тяжелых условиях. Уже взрослая, умная и по всем параметрам аппетитная Тамара — талантливый врач в небольшом французском городке — никак не могла отыскать свою вторую половинку. В местной больнице за «русской» ухлестывало больше половины коллектива. Пациенты ухаживали в абсолютно несвойственной для французов манере — присылали Томе в больницу охапки цветов и милые безделушки. Она благосклонно принимала подарки, ходила на свидания, а сама тайно изучала истории болезней ухажеров, штудировала их медицинские карточки или напрямую, за столиком в ресторане, между салатом по-провансальски и фуа-гра, интересовалась: есть ли в семье хронические заболевания? Диабет? Проблемы с сердцем? В общем, на что жалуетесь, кавалер? «Мидии вызывают резкое отвращение?» Ах, вы, оказывается, аллергик! «Страшный варикоз у мамы?» «У брата резко ухудшилось зрение?» Плоскостопие, нарушение питания, мешки под глазами, отекшие руки — симптомы и диагнозы у мужчин были разные. Единственное, что их объединяло: после близкого общения с томной Томой нервы шалили абсолютно у всех. Один из претендентов на руку и сердце, которому «русская» высказала в лицо все тайные и явные диагнозы, в сердцах поставил ей свой: к тому времени, когда она наконец-то найдет своего трезвенника-девственника, ее собственные детородные функции будут уже ни к черту! Тамара одарила его снисходительной улыбкой и продолжила поиски. В душе женщины жил реальный и осознанный страх, в котором она не раз признавалась: если дети родятся в браке с нездоровым мужчиной, то обязательно «вберут в себя» все самое плохое, а значит, и она, так же как ее собственная мама, останется с больным ребенком на руках.

В этой связи психолог Анна Назарова приводит другие примеры: «Женщина может предполагать развод с мужем по достижении их детьми определенного возраста, так как чувствует, что супруг остается в семье ради ребенка, а не из-за любви к ней. Это предположение настолько невыносимо для нее, что она маскирует его страхом перед будущим вообще. Таким образом могут «прятаться» страх болезни, беспомощности, смерти. Они могут быть связаны с травматическим опытом. Например, маленькая девочка вынуждена изо дня в день наблюдать пожилую, одинокую, всеми забытую, тяжело больную соседку, и подобный вариант старости может так ее потрясти и запечатлеться в бессознательном, что станет пугать в собственном будущем».

Подтверждение своим страхам многие впечатлительные люди находят в предсказаниях. В свете страшной катастрофы с цунами в Японии предположение племени майя о том, что 21 декабря 2012 года Землю поглотит дракон, извергающий потоки воды, не кажется им таким уж нелепым. Мой бывший коллега, известный журналист, как-то рассказывал, что был до глубины души потрясен, узнав «страшную тайну» родителей, которую они хранили почти тридцать лет. Когда главе семейства исполнилось девятнадцать, на одном из столичных вокзалов его схватила за руку цыганка, обещавшая рассказать «всю правду». Выслушав довольно резкий отказ юноши, сухая и скрюченная женщина резко расправила плечи, убрала густые волосы от лица и, глядя ему прямо в глаза, поклялась, что до того дня, как ему исполнится 50 лет, он лишится обеих рук. Это событие настолько запало в душу молодому человеку, что он не мог о нем забыть на протяжении всей жизни. О предсказании он рассказал только жене, и то спустя несколько лет после свадьбы. Мама моего коллеги, очень впечатлительная женщина, не смогла отмести дурные мысли и всерьез готовилась к трагедии. Можете представить, с каким размахом супруги праздновали 50-летие главы семьи, у которого обе руки к знаменательной дате были целы и невредимы.

Однако не только фатальные примеры могут служить наглядной иллюстрацией футурофобии. Регулярное чтение гороскопов (да простит меня наш уважаемый астролог Бернард Фитцуолтерс), гадание на кофейной гуще, хиромантия, предсказания на зеркале и скорлупе грецкого ореха могут также свидетельствовать о страхе. В университете, где я училась, ребята регулярно подшучивали над миниатюрной и застенчивой Катей. В Катиной сумке всегда лежали карты Таро, которые она раскидывала для себя и всех желающих. Перед каждыми экзаменами состоятельная «дюймовочка» отправлялась к дорогостоящему астрологу. Страшно представить, с кем, в какой обстановке и за какие деньги девушка узнавала любовные прогнозы. «Футурофобия может выражаться в неспособности или отказе принять на себя ответственность за собственную жизнь, — размышляет психолог Анна Назарова. — Множество представительниц прекрасного пола испытывают слабость к посещениям асторологов, гадалок и прочих предсказателей будущего. Им необходимо, чтобы кто-то рассказал, чего ждать, а они уж как-нибудь приспособятся. Ибо кто они такие, чтобы спорить с судьбой? Главное, что им самим не надо принимать решений относительно неизвестного будущего».

image

Машина времени

Футурофобия — это не всегда плохо. Она может быть естественным фильтром, цензором общества. В бесконечном потоке чересчур смелых идей, решительных планов, проектов, грозящих «перевернуть наше сознание», страх будущего помогает избежать принятия глупых, опасных, недееспособных, чересчур затратных, ошибочных и губительных решений. Он помогает глубже разобраться в вопросе, все взвесить, прежде чем приступить к каким-либо действиям. Проверку футурофобией проходят лишь наши самые верные планы.

«Известно, что в меру тревожные дети лучше учатся, а умеренно тревожные взрослые — более надежны в человеческих отношениях, аккуратны и внимательны в работе. Определенный градус страха перед будущим помогает лучше прогнозировать модели поведения в предполагаемых неприятных ситуациях и вырабатывать оптимальные решения. Например, страхи перед техногенными катастрофами, террористическими актами или яростным натиском природы могут быть полезны при проектировании разнообразных средств защиты против событий, опасных для жизни человека, или могут помочь сохранить жизнь при реальной встрече с этими разрушительными обстоятельствами», — заключает психотерапевт Долгополов. Он знает, о чем говорит. В России это самый известный психолог, который на консультациях применяет особый метод — футуропрактику, позволяющую человеку более осознанно ориентироваться в будущей жизни, лучше понимать свои потребности. «Футуропрактика позволяет человеку «путешествовать» в любое время и в любую жизненную ситуацию в собственном будущем, исследовать свои переживания, импульсы, взаимодействия с другими людьми, чувства, относящиеся к этой ситуации, — обещает Долгополов. — С помощью подобных абсолютно безопасных экспериментов на сцене будущего можно «проверять» любовные отношения, деловых партнеров, свои родительские способности. Если «путешественник» испытывает острое чувство страха или другие негативные чувства в какой-либо ситуации будущего, то у него есть возможность найти средства, чтобы справиться с ними, так сказать, в лабораторном пространстве».

Если страх перед будущим приносит вам дискомфорт и страдания, ощущается в виде тревоги — попробуйте поработать над ним самостоятельно. Психолог Анна Назарова рекомендует простое упражнение. Возьмите лист бумаги, цветные карандаши. Нарисуйте себя (в меру способностей) или просто поставьте жирную (или худую) точку. Это будете вы сегодняшняя (да-да, вот прям так — с кофе и сигаретой). Затем отметьте на листе другую точку. Это будет ваше будущее, в котором вам страшно. Задержитесь на ней по мере сил и возможностей. Наполните «будущее» содержанием. Что там, в этой точке? Сколько вам лет? Где вы находитесь? Кто с вами рядом? О чем вы думаете? Чего или кого вам не хватает в этой точке? Что вас там пугает? Задавайте сами себе вопросы, рисуйте, раскрашивайте. Обратите внимание, как вы попали из точки настоящего в эту точку будущего. Какой путь прошли? Назарова предупреждает: «Не надо геройствовать! Лучше идти навстречу своему страху медленно, но быть уверенным, что вы идете с открытыми глазами».

image

В голове не укладывается

Все мы боимся будущего. Все. Без исключения. Более того, мы от него просто в шоке! По мнению специалистов по прогностике (науке о законах и способах разработки прогнозов), предпосылки наших страхов кроются в скудном воображении, неспособности к целостному анализу и любви к стабильности. В этом плане современный человек недалеко ушел от первобытного. Нам сложно представить качественно новое будущее. Все мечты о том, какой будет наша жизнь через энное количество лет, сводятся лишь к надежде на улучшение жилищных условий в стране, отмену ЕГЭ и высокие пенсии. Скажите людям: через 10 лет вы будете 30 часов в неделю проводить в офисе, потом еще тридцать — на общественных работах, при этом государство обяжет всех усыновлять детей. Собеседник подумает, что у вас не все дома или вы — представитель непопулярной политической партии. «Не-е-ет! Такого не будет! С чего вы взяли?!» Расстаться с привычной обстановкой, укладом жизни, выйти за рамки дозволенного мы не в состоянии. Что говорить, если даже представления о таких запредельных вещах, как ад и рай (вот уж где полет для фантазии!), у большинства сводятся к вполне понятным категориям страдания и блаженства, не более того: страх блокирует воображение.

Впервые теорию «шока будущего», или «футурошока», высказал в 1970 году американский ученый Элвин Тоффлер. Суть его доклада сводилась к следующему: «Шок будущего характеризуется внезапной, ошеломляющей утратой чувства реальности, умения ориентироваться в жизни, вызванной страхом перед близким будущим. Он вызывается усиливающимся давлением событий, потоком знаний, науки, техники, различного рода информации». Спустя несколько десятков лет теорию «шока будущего» развили футурологи и трансгуманисты, разделив всех людей на условные 5 групп (от нуля до четырех). Любой среднестатистический человек обладает нулевым уровнем шока. Будущее для него выглядит примерно так же, как и сегодняшний день. В нем все телевизоры обладают функцией 3D, места в самолетах оснащены iPad, политическая обстановка чуть лучше, экономика — стабильнее, доллар — крепче, нефти — много, президент — женщина. Они в детстве читали Стругацких (или Брэдбери), с опаской смотрят на клонирование и думать не хотят про партнера-киборга, даже если им пообещают, что он «секс-машина и просто душка». То ли дело бесстрашная высшая каста — четвертый уровень шока будущего. Его достигают так называемые сингуляристы. Эти люди полностью адаптированы к будущему, в котором привычная нам сегодняшняя жизнь отсутствует напрочь. Они обсуждают идею сверхразума, полную перестройку человеческого тела и межгалактические путешествия. Например, вы можете, не впадая в легкую панику, представить себе, что добровольно заменяете органы и части тела на искусственные, которые работают вечно? А вот они — могут.

Футурологи отмечают: работа над собственной боязнью грядущего — важнейшая часть саморазвития. Более значимая, чем духовные практики, здоровое питание или дополнительное образование. Но чтобы побороть страхи и «перейти на следующий уровень», важно не только всем сердцем и головой поверить в самое фантастическое будущее, но и свыкнуться с ним настолько, чтобы чувствовать себя абсолютно комфортно. Даже у продвинутых футурологов на это могут уйти годы.

Фото: Ruven Afanador


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.