Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Мой милый кризис

Все, что ни делается, — к лучшему, такой вывод делает Алексей ТАРХАНОВ («Ъ»), призывая воспринимать текущий финансовый кризис философски и с оптимизмом.

image

Все, что ни делается, — к лучшему, такой вывод делает Алексей ТАРХАНОВ («Ъ»), призывая воспринимать текущий финансовый кризис философски и с оптимизмом.

Кризис бродит по Европе, кризис консюмеризма. Тревожные вести долетают из телевизора. Биржу Гонконга лихорадит, там — рухнул банк, здесь — мощная компания сокращает персонал. Автомобильная промышленность рушится – это же не наша автомобильная промышленность, живучая как таракан. И вот он, кризис, скрежещет зубами на нашем пороге. Он страшен, он вот-вот ударит по всему, к чему мы привыкли. Мне даже придется отказаться от удовольствия слушать по телевизору успокаивающее вранье насчет того, что нас «это все» не затронет и в России сработают подушки безопасности. На Западе так развлекались подростки из криминальных районов – садились за руль чужой машины и разбивали ее, чтобы посмотреть, сработают ли безопасные подушки. Подушки оказались набиты туфтой. Многие из нас это почувствуют в ближайшее время.

Сначала погонят людей, которые ждали, пока я приду за ипотечной ссудой, чтобы купить у них двухкомнатную квартиру в заднице по цене дома в Италии. Теперь они наконец поверят, что меня не дождутся. Потом уволят людей, которые уговаривали меня вложить деньги в паевые фонды, облигации и надежные русские акции. Все эти годы они доказывали мне, что я козел, потому что не пользуюсь такой чудесной возможностью, – в будущем году они уйдут пасти реальных козлов. Затем уйдут на панель работники гордого русского сервиса. Разорится большинство ресторанов с дорогой и невкусной едой и надменными официантами. Пусть же стоят на помойке с таким же величественным видом, с каким стояли передо мной за стойкой. Кто еще? Сядьте напротив своего пятилетнего сына и попробуйте внятно объяснить ему, чем вы занимаетесь. Распишите ему прелести пиара, силу долгосрочных портфельных инвестиций или важность политических технологий. Если он вас поймет – считайте, что кризис вас не коснется. Если мы на время кризиса лишимся работы, это будет означать, что не так-то нужна всем вокруг эта работа или мы ей не так уж нужны. Если нас держали из жалости и сочувствия – приготовимся на выход, этого больше не будет. И на ближайшие год-полтора забудем веселый ответ начальнику – «ну увольте меня тогда», произносившийся всегда в ожидании его извинения, а не нашего увольнения.

Думаете ли вы, что при этом мы перестанем покупать вещи, тратить деньги на вино и удовольствия и вообще весело свинячить? Я – нет. Ни в коем случае. Я не думаю, что мы опять будем ходить по улицам в ватниках и пить морковный кофе. Это уже было, это прошло. Я помню 1990-е, когда ночами на главных улицах горели костры из картонок и возле них грелись люди – тогда-таки был кризис. Сейчас, если нам приходится сократить новогоднее путешествие, это почему-то тоже считается кризисом. И умоляю вас, не слушайте историй про то, что в кризис «люди теряют деньги». Деньги живут по Ломоносову — Лавуазье, и где что убыло, то и прибывает. Даже если вы потеряете кошелек на улице, кто-нибудь его найдет. Одних кризис разорит. Но за их счет разбогатеют другие. Они ведь тоже люди.

Эти новые будут, быть может, не лучше старых, но хотя бы поновее. Их с нетерпением ждут производители роскоши, которые знают, что кризис только расчистит им поле, приведет новых клиентов и даст старым стимул не менять предпочтений.

image

Есть люди, которые в кризис покупают крупу, спички и соль. Есть и такие, которые покупают бриллианты. «Меня не волнует, – сказал глава одной великой ювелирной марки, — на чем мои клиенты намерены экономить, на чае или на сахаре, но я знаю, что деньги на роскошь они не урежут никогда». Часы и украшения, дизайнерские платья и туфельки на шпильках покупают фанаты, коллекционеры и любители, а коллекционеры и любители готовы отказать себе во многом, но только не в предмете обожания и поклонения. К тому же львиная часть покупаемого предназначена женщинам, а, по моему опыту, женщины абсолютно глухи к кризисам, особенно если намечается какая-нибудь симпатичная годовщина. Да, есть вещи, которые действительно на время перестанут покупать, потому что их покупали исключительно в кредит. А покупали их в кредит не только в припадке страсти, а потому что денег, которыми располагало большинство, вполне хватало на развлечения – но больше ни на что. Хотя и страсть, конечно, пылала. Я помню очередь в автосалоне, где люди требовали кредит немедленно, под какие угодно проценты, лишь бы сегодня, потому что однова живем и ждать нет никаких сил.

Я двумя руками за кризис для лентяев и продавцов воздуха, для деятельных дураков, кипящих бессмысленными проектами. Если у людей, которые сносят мою Москву, не хватит денег на то, чтобы уродовать город, надо сказать спасибо кризису, который спасет нас от их бессмысленной жадности. Нам нечего терять, кроме их золотых цепей. Несколько лет подряд у нас не было кризиса. Нефть дорожала, правительство богатело. Как мы воспользовались этими золотыми денечками – все знают. Мы построили Мариинский театр, развязали московские пробки, накормили и вылечили пенсионеров и дали жилье бездомным.

Теперь везение кончилось, карта больше не идет, пора выходит из-за стола и идти работать – если хотите, можете считать это зловещим кризисом.

Команда ELLE — наш ответ кризису

Надежда Шамаева, обозреватель отдела «Красота»

Кризис... В последнее время к нему сводятся все разговоры. Вот и мой романтический (как предполагалось) ужин превратился в дебаты о ситуации в мировой экономике, обсуждение курсов мировых валют и стенания по поводу падения биржевых индексов. Возник логичный вопрос: что делать? Мой друг авторитетно заявил, что, по его мнению, пришло время покупать. Все, что когда-то хотел купить, но откладывал и откладывал. И тут я вспомнила о них… Мы встретились месяц назад в магазине... Они были прекрасны… В общем, я твердо решила, что самым лучшим вложением моего скромного капитала будут неземной красоты туфли. На следующий же день они стали моими. После них было пальто (в магазинах раньше времени начались скидки), джинсы, сумка… Я не знаю, что станет с экономикой через несколько месяцев, каким будет уровень безработицы и т. д. Но мне почему-то кажется, что в новых нарядах любые проблемы воспринимаются гораздо легче.

Татьяна Сычева, выпускающий редактор

Меня кризис застал в самый разгар ремонта, я уже успела набрать кредитов, поэтому еще не ощутила на себе его влияние. Может быть, потом, когда ремонт закончится, я окажусь в пустой квартире практически без мебели и мне придется платить по счетам, я что-то почувствую... Но, с другой стороны, где наша не пропадала: в этом что-то есть от студенческих времен — спать на полу и готовить на электрической плитке (ну это я немного преувеличила — плита у меня осталась).

Антон Милехин, редактор отдела «Культура»

Я теперь не хожу по кафе. Приглашаю друзей к себе домой или напрашиваюсь к ним в гости. И, по-моему, лучшего места для встреч, общения и чая с плюшками, чем собственная кухня, не найти. К тому же это почти бесплатно.

Светлана Коцабенкова, страший редактор отдела «Красота»

Как многие мои знакомые, я включилась в игру, главное правило которой — стремительно растущие курсы валют. Обналичив каким-то чудом не потраченную зарплату, перевела рубли в доллары. Затем, получив консультацию друзей-финансистов, провела новую конвертацию. Доллары обрели евро-эквивалент. Прибыль, скажу честно, — невелика. К тому же ежедневное отслеживание курсов валют — дело, конечно, азартное, но неизбежно ведущее к стрессу. Все-таки зарабатывать деньги мне интереснее иным путем: с азартом делать свою работу. А сэкономленный капитал, скорее всего, потрачу на чудесный диванчик, который уже присмотрела для своей гостиной.

Наталья Таловская, менеджер по рекламе

Кризис обострил все углы и вытащил много негативного наружу. И я рада этому — только в таких жестких ситуациях ты видишь, что по-настоящему «блестит». Все стало ярче, и мы в ожидании чего-то нового. Время задуматься о главном — о душе... и начать печь пироги для самых близких и родных! Да здравствует кризис!

Сергей Алещенок, директор отдела «Культура»

Я сделал ставку на самый бюджетный подход к преодолению кризиса — решил его не замечать. Эта стратегия не требует никаких затрат вообще: ни материальных, ни физических, ни нервных. Вернее, требует их в наименьшей степени. Мой антикризисный набор — розовые очки и пара берушей.

Юлия Воронова, обозреватель отдела «Красота»

Кризис не успел начаться, а уже порядочно надоел. Меры по его предотвращению стали главной темой всех разговоров — от светских до кухонно-домашних. Чаще всего советуют что-то срочно покупать: как говорится, вкладывать деньги в реальные вещи. Но для всех моих подруг безудержный шопинг — и так норма жизни. Такие вот мы транжиры. Но в сознательности нашей компании не откажешь — антикризисную программу мы все-таки разработали, сказав решительное «нет» местам общественного питания. Походы в рестораны теперь заменяем домашними посиделками. И вот что удивительно: встречаться стали гораздо чаще! К тому же каждая из нас увлеклась готовкой! Так что, как бы цинично это ни прозвучало, спасибо кризису. Он сближает.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.