Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Ледовое побоище

«Ледниковый период» на Первом и «Звездный лед» на «России» доказали: фигурное катание — важнейшее из искусств, но личная жизнь участников нам по-прежнему интереснее их спортивных достижений.

image

«Ледниковый период» на Первом и «Звездный лед» на «России» доказали: фигурное катание — важнейшее из искусств, но личная жизнь участников нам по-прежнему интереснее их спортивных достижений.

Собственно, интерес к тому, что происходит за пределами ледовой коробки, был даже и у такой тишайшей категории людей, как советские зрители. Но информация выдавалась настолько дозированно, что понять, кто с кем, можно было, только когда все самое интересное было уже позади и фигурист выходил на лед с новой партнершей, таким образом как бы презентуя и свою новую любовь. Интриги, скандалы, расследования (которых в фигурном катании было хоть отбавляй, едва ли не больше, чем в таком традиционно интриганском виде спорта, как теннис) тщательно скрывались. И только сейчас мы узнаем, при сколь драматичных обстоятельствах распалась пара Роднина — Уланов (фигуристка застала партнера в гостиничном номере с другой), что олимпийский чемпион Андрей Букин в танцах на льду «катался с Наташей, расписался с Олей, а любовь крутил — о ужас! — с Еленой», что... ох еще много такого, чего, возможно, лучше и не знать, чтобы не потерять веру в нравственную силу спорта.

Самый часто задаваемый зрителями вопрос не только по поводу ледовых шоу, но и телевизора вообще — «а это правда?» Правда ли, что Татьяна Навка соблазнила Марата Башарова? Действительно ли Жанна Фриске собирается замуж за фигуриста Виталия Новикова, а хоккеист Александр Овечкин отправлен в отставку без выходного поцелуя? Может ли такое быть, что Маргарита Дробязко, прожившая десять счастливейших лет с Повиласом Ванагасом, закрутила роман с актером Александром Дьяченко, а г-н Ванагас, тоже не будь дурак, распростер мощные длани над Ксенией Алферовой, вызвав нешуточную ревность у Егора Бероева? Какой силы притяжение должно было возникнуть между Яной Рудковской и Русланом Гончаровым, чтобы заволновался даже и обычно непроницаемый Евгений Плющенко? Кому отдано сердце Алексея Ягудина — Саше Савельевой или Татьяне Тотьмяниной, или есть еще какая-то неизвестная героиня, тайная страстишка, увлечение, о котором еще не сообщила желтая пресса — и у нас еще будет возможность, заговорщически закатив глаза, спросить: «А то — правда?»

А какая разница? Медийный мир — тем более телевизионный — устроен таким образом, что категорий правды и неправды в том виде, в котором они приняты в обычной жизни, в нем не существует. То, что одобрено сторонами, — есть правда. То, что им по каким-то причинам не нравится, — ложь.

Есть, однако, ряд обстоятельств, позволяющих думать, что романы между участниками ледовых шоу возможны, желательны и даже... обязательны. Самые радикальные сторонники этой точки зрения даже называют Татьяну Тарасову, придумавшую объединить фигуристов-чемпионов со звездами кино и телевидения, «старой сводней». Тут я бы решительно поспорил со «старой»: какая же Тарасова старая?

image

В том шоу, которое затеяла Тарасова, романы между участниками — не дополнительный материал, не «виньетка ложной сути», а самое что ни на есть «мясо», смысл, задача. Поэтому даже если бы романов не было, их стоило бы придумать, потому что show must go on, как известно, — а без эротической составляющей куда ж ему идти, разве что тащиться на буксире. «Больше секса», — это же девиз современности. В одном издательском Доме сейчас даже подумывают о том, чтобы запустить специальный журнал о ледовых шоу — и его главным наполнением как раз и будут тексты о реальных и вымышленных романах звезд на льду. Дефицита того, что журналисты называют «фактурой», не будет: фигурное катание настолько физиологично, даже физилогичнее балета, что только совсем ленивый человек не ухватит какой-нибудь сексуальный ракурс.

Профессиональные фигуристы и вовсе утверждают, что в их профессии гораздо легче заняться сексом, чем не заняться им: «Бывают ситуации, в которых это самый очевидный выход из положения, естественное продолжение тренировки и залог успеха». Такому ремеслу можно только позавидовать.

Есть еще один аспект, который позволяет думать, что любовный пламень на льду — не вполне выдумки. Между участниками шоу — профессиональными фигуристами и тем, кто выступает с ними в паре, — огромная дистанция. Не социальная, не культурная, не возрастная, но спортивная. Да, на шоу берут только тех звезд, которые в детстве занимались фигурным катанием, то есть катаются хотя бы не с нуля. Но между «нулем» и Ягудиным — вселенная, годы тренировок, талант, травмы, победы, поражения. Меж тем на выходе пара должна предъявить достойный продукт, а если учесть, что большинство из участников-фигуристов привыкли побеждать, – не просто достойный, а даже и превосходный. И тут неизбежно возникает ситуация опеки — а значит, флирта. Потому что убедить партнершу (партнера) подчиняться тебе, заставить себя слушаться, не прибегая к флирту, не чередуя кнут и пряник, нежность и жесткость, — невозможно. Гениальность Тарасовой, конечно, в том, что, как человек очень опытный и очень эмоциональный (это, по-моему, заметно даже и невооруженным глазом), она — задумывая шоу, предполагая будущие его контуры, — об этом знала. Знала, что без эротической составляющей не будет катания, не будет игры, не состоится праздника. И не ошиблась. Человеческая натура предсказуема.

Мы видим результат и не задумываемся над тем, что ему предшествуют три месяца репетиций — три месяца почти что совместной жизни: как любое виртуозное дело, фигурное катание требует полной отдачи, максимальной концентрации. То есть три месяца пары живут в потенциальной опасности служебного романа. Служебный роман развивается по иным законам, чем роман обычный, — период ухаживаний в нем сведен до минимума. И совсем не бывает расставаний. Встретились взглядами, сплелись руками — и вперед, за дело. Даже в журналистских поездках за границу — уж на что скучный жанр, — а и то случаются легкие соития, эдакий ненавязчивый корреспондентский секс, а тут фигурное катание, поддержки, аксели, тулупы, спирали, подкрутки, выбросы, пот, ссадины, учащенное дыхание, растирание. «Ну давай, я посмотрю, что у тебя там». А ведь хорошо известно — что. И доводы разума тут бессильны.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.