Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

ELLE обсуждает: мужские обиды

Игорь Кузьмичев - об иррациональных чувствах.

мужские обиды

Оказывается, мужские обиды гораздо иррациональнее женских. Игорь Кузьмичев ­записал историю о сладкой ­горечи этой эмоции.

Когда Александру стукнуло ­двадцать, он пообещал себе и миру, что не облажается. Будет внимателен, осторожен, не станет отвлекаться на чепуху и возьмет от жизни все, что нужно. «И ­женщину свою, когда пойму, что она точно моя, не пропущу», — заявил Саня при свидетелях на вечеринке. Свидетели, веселые друзья-хулиганы, пьяно кивали. Они знали: Саня слов на ветер не бросает. Потом все закрутилось, завертелось, провалилось в алкогольную нирвану до самого похмельного утра. Все, кроме данного обещания. Семь лет он держал слово, был внимателен, осторожен, на чепуху и случайных девиц не отвлекался.

Весной 2005-го, когда город тонул в грязных сугробах, Саня встретил девушку. Она села к нему в машину сама, не спрашивая разрешения.

Дело было вечером. Он стоял в пробке на Гороховой, сначала злился, что опаздывает, затем плюнул, расслабился, закурил. В этот момент распахнувшаяся справа дверь впустила холодный воздух в салон, а незнакомый голос сказал: «Здравствуйте. Можно я у вас посижу?»

Саня мало что понял, замешкался, чуть не выронил сигарету. Самоконтроля хватило разве что на пару бессмысленных «Что?» и «Зачем?» — «Очень холодно просто».

Голос принадлежал девушке пример­но его возраста, насмешливой и красивой. Она повела плечами и сказала: «Если я вас испугала, извините. Я не хотела». Саша покрутил в пальцах сигарету: «Да нет, не испугали».

Потом подумал, что нет смысла продолжать этот разговор — нужно либо пускать, либо просить закрыть дверь.

«Так что? Я сяду? — спросила девуш­ка. И, не дожидаясь ответа, села. — Правда, очень холодно». И потом: «­Сама не люблю наглых».

И Саня попал.

Девушку звали Лена. Свой телефон она ему в тот раз не дала. И это было не притворное кокетство, мол, если я села к тебе в машину, это не значит, что я хочу познакомиться. Она действительно села к Саше в машину, потому что замерзла. Саня долго переваривал этот факт, рассматривал, анализировал, искал намеки, корысть, хоть какое-то логическое объяснение. Не обнаружил. Удивился. Когда Лена, посидев с ним минут десять, попрощалась и вышла, Саша, не получив телефон, решил отнестись к этой истории как к маленькому городскому сюжету. Мало ли в большом городе происходит. Однако, увидев ее почти на том самом месте через три дня, понял, что рад. Автомобильный поток пронес его мимо, и Саня расстроился. На следующий день, проезжая по Гороховой, он высматривал Лену на тротуаре. И, обнаружив, резво и опасно перестроился, тормознул рядом, открыл окно и предложил подвезти.

Прошел месяц. Потом еще три. Саня и Лена отправились жениться. Друзья, получив приглашение на церемонию, ограничились поднятием бровей. Они знали: их друг идет по жизни на кошачьих лапах и ошибок не делает.

Через полгода Саша стоял в пробке на Гороховой, почти там, где прошлой весной Лена села к нему в машину. Он смотрел на людской поток, суетливо текший по мостовой. Увидел ее пальто, ее лицо. Обрадовался. Подумал: надо же, совпадение. Достал телефон, чтобы позвонить и сказать: «Я здесь, представляешь, случайно проезжал, стою рядом с вегетарианским кафе, ­залезай». Лена прошла вперед, перебежала на другую сторону улицы. Остановилась. Открыла дверь синего автомобиля и пропала внутри.

Саша поехал за ними. Некто и Лена доехали до Большой Морской, повернули направо, остановились у «Макдоналдса», вышли, после чего исчезли в экзотическом ресторане около Университета дизайна. Саня проехал мимо, пытаясь в темноте рассмотреть этого Некто. Рассмотрел. Это была девица. Данный факт не понравился Сане так же, как если бы он увидел мужчину. По дороге домой он анализировал ситуацию и свое к ней отношение и пришел к выводу, что нет, все-таки ему это не нравится. Логически рассуждая, разумеется, Лена могла встретиться с подругой, встреча могла нарисоваться случайно, кроме того, она не обязана отчитываться перед ним за каждый шаг. Что же его так смутило? То, что это случилось в том месте, где они впервые увиделись? В общем, да, неохотно признался сам себе Саня, но не в том, а верней, не только в том дело. Интуиции Саша доверял, и она сообщала ему: что-то здесь не то.

Еще Саня ощущал обиду. За собственный напряг по, возможно, ничтожному поводу. За то, что не понимает значения этого события. За то, что родная прозрачность жизни испачкана каким-то непонятным сюжетом, лишившим его спокойствия. За привычку не совершать ошибок и еще больше за веру в то, что он всегда поступает верно.

советы мужские обидыФОТОgettyimages

Дома Саша занялся обычными делами. Поужинал. Лег на диван. Заснул. Проснулся от того, что Лена в темноте мягко увещевала: «Давай кровать разберем. Одеяло из-под себя вытащи и разденься».

И в этот самый момент Саша понял, что все рухнуло. Из-за какой-то чепухи все пошло к черту. И ничего он с этим поделать не может. Стройная система жизнеобеспечения, хваленое движение без ошибок оказались колоссами на крепких, но все равно глиняных ногах. Саню несло волной обиды, и сопротивляться он этому был не в состоянии. Молча Саня залез под одеяло, притворился спящим. Всю ночь ворочался и к утру разрушил себя почти до основания, с удовольствием сломал. Как ребенок, одетый в чистое, держался в гостях, держался, а потом прислонился случайно к стенке в парадном, испачкал рукав мелом, сначала расстроился и испугался, а затем с наслаждением уже сам вытер собой и новой курткой всю стенку. Свобода! Сашина обида непонятно на что за ночь превратилась в огромный шар, бетонную плиту, придавившую его. Это было сладко и приятно. Он даже не держал в голове и сердце причину обиды, но холил и лелеял садомазохистское чувство, обухом ударившее его в тот момент, когда Лена села в чужую машину. Кто, зачем, почему — перестало быть важным.

мужские обиды

Лена заметила, что с ним что-то не так, поинтересовалась, услышала нечто невразумительное, предложила не спешить на работу, выспаться, взять отгул, в конце концов. Поцеловала и уехала.

Саша действительно не пошел на работу. Он тщательно перекопал все Ленины вещи. Аккуратно, наслаждаясь обидой и растущим на глазах мастерством сыщика, помечая на листке, с какой полки и какие вещи он берет, перетряхнул ее гардероб. Прочитал какие-то чуть ли не студенческие тетради. Изучил ее бумаги по логистике, пролистал визитницы. Залез в сумки. Даже обувь перебрал. Пусто. Это еще больше его раззадорило. Прячет что-то, ведь точно прячет.

Ревности, что интересно, Саша не ощущал. По крайней мере, в той степени, чтобы из-за нее терять рассудок. Голову он терял из-за отвратительно сладкого чувства обиды. Сладость эта была того же свойства, что и запах гниющих фруктов.

Вечером он поехал на Гороховую и стал ждать. Ждал долго. Лена задержалась и появилась, когда Саша собирался уже звонить ей — неизвестно, правда, что он хотел ей сказать. Она шла по тротуару, и Саню задело то, что со стороны она немного другая, чем с ним, ему показалось, что она веселей, чем когда они вместе. К тому же Лена не заметила его машину — прошла и даже не присмотрелась. Демоны рвали его на части. Лена свернула на Садовую и двинулась к метро. Саня покатил за ней, обогнал, припарковался у Гривцова, выскочил и стал ждать. Близорукая Лена почти уткнулась в него, машинально извинилась, поняла, кто перед ней, радостно изменилась в лице, но в следующую секунду испуганно отшатнулась. Саня схватил ее за руки.

— Почему я ничего не знаю? — прошипел Саша.

— Что ничего? О чем ты?

— Вчера я видел тебя с какой-то деви­цей. Ты села к ней в машину. Почему я ничего не знаю?

Лена пришла в себя.

— Это преступление какое-то? Ты ­поэтому вчера был не в себе?

— Короче, что это за девица?

— Давай хотя бы в сторону отойдем, мы стоим на проходе.

— Кто это был?

Девицу звали Катей. Она была подругой бывшего Лениного парня. Точней, женой. Если быть совсем точным, вдовой. Мужчина погиб две недели назад, несчастный случай. Лена жила с ним почти пять лет, они расстались полтора года назад. Он женился, Лена с ним не общалась, но вот он умер, и вдова назначила Лене встречу, отдала фотографии, хранившиеся у него. Обыкновенная история.

«Ты меня страшно обидела своими ­секретами, — сказал Саня. И дальше, через паузу: — То есть ты эти ваши фотографии оставишь себе?»

«Это мое прошлое, — сказала Лена уже устало. Было ясно, какой оборот примет этот разговор. — Ладно, поехали домой».

«Ты хочешь, чтобы я тебя начала убеждать, что настоящее для меня важней прошлого? — спросила Лена. — Я этого делать не буду. Если ты собираешься обижаться на прошлое и воевать с ветряными мельницами — ради бога».

Саша молча вел машину. Он молчал весь вечер и весь следующий день.

Я какой-то чудовищный дебил, думал он, но остановиться не мог. Душа его уже нуждалась в дозах гибельного кайфа. Чего я вообще хочу? Чтобы она выкинула эти фотки? Да какое мне до них дело, я совершенно спокоен. Мне хочется невозможного: отмотать на два дня назад и поехать не по Гороховой — так, чтобы не знать и не видеть. Да и к чему ломать сегодняшнее и зав­трашнее из-за того, что было когда-то?

Плевать я хотел на ее отношения с кем-то там. Мне просто не нравится, что в моей придуманной по плану жизни возникли незапланированные сюжеты, а самое главное — мне очень нравится обижаться. Я, наверное, хочу внимания к себе. Проблема в том, что Лена — из тех девушек, что отказывают мужчинам в чувствительности и нежностях. Но я не кремень. Я хочу иметь право обижаться, дуться из-за чепухи, капризничать. Иногда. Хотя бы иногда. Не нравится? До свидания.

«До свидания», — с надеждой сказала Лена спустя две недели, затаскивая чемодан в лифт. Она так и не поняла, чего хотел Саша. А Саня говорить не стал. Зачем? А главное, как? «Я обижаюсь, потому что хочу иногда обижаться. И хочу внимания». Что за бред?

Зима 2013-го. Сане 35, он снова женат. Растет сын. То, что случилось восемь лет назад, он почти не вспоминает.

Глупцы помнят обиды, мудрецы — обидчиков. Нынешний Саня не обидчив, ему не на кого обижаться. ­Разве что на самого себя.

А по Гороховой он старается не ­ездить.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.