Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Деньги вперед: размышления о роскоши в трудные времена

Личный и финансовый отчет Нины Авдышевой о настоящей роскоши в тяжелые экономические времена

Так получается, что с 2008 года моя карьера идет только вверх, при этом доход не увеличивается. Если смотреть на цифры, он, конечно, увеличивается, а вот качество жизни и ныне там.

Хорошо помню, как при каждом карьерном рывке я говорила себе: еще немного — заработаю и куплю квартиру побольше; вот бонус получу и сменю машину; еще немного — и куплю сумку Prada, а потом еще одну. Но время идет, а квартира все там же, машина все та же, шмотки не перешли психологический барьер 50 000 рублей за самую дорогую вещь гардероба, транз­акции по итогам отпусков просматриваю со слезами на глазах.

Все потому, что Москва — город дорогой, а Россия — страна экономически непредсказуемая. Можно сколько угодно расти в должности, выбивать бонусы, строить планы о сумках, но каждые несколько лет стабильно случается кризис — время, когда нам всем приходится обнулять свои прошлые достижения и приспосабливаться к блестящей новизне ценников и на Prada, и на гречневую крупу.

Деньги вперед: размышления о роскоши в трудные временаФОТОJason Pietra/TrunkArchive.com

2015 год не исключение. Еще недавно моя зарплата в 300 000 рублей казалась приемлемой. Я заходила в «Азбуку» и покупала, не задумываясь. Садилась в ресторан и с интересом разглядывала только левую часть меню. Когда меня спрашивали, сколько стоит пилинг у моего косметолога, я силилась вспомнить, но выдавала лишь: «Что-то около пятнадцати». Логика успешного корпоративного менеджера вроде меня проста — пусть моя бабушка помнит все цены, а я живу в современной России и хочу руководствоваться ориентирами роста, а не страхами.

Но иногда бабушка знает лучше. Прокатывая карту на кассе в «Перекрестке», я в очередной раз пытаюсь загнать подальше тревожную мысль о разнице между объемом затраченных средств и легкостью полученных пакетов. «На что ушли деньги?» и «Когда мне перечислят зарплату?» — два экзистенциальных вопроса молодой успешной девушки этой большой страны.

Я раб корпоративной лампы. В этом мире ты должен ухоженно выглядеть — раз, быть спортивным — два, быть начитанным — три. И чем выше должность, тем выше планка по всем трем пунктам. Руководишь — будь любезна делать укладку, маникюр, садиться в правильное авто, играть в теннис и разделять прочие радости для богатых. Я руководитель второго уровня с амбициями. Общаться приходится с топ-менеджерами, чья зарплата в разы превосходит мою. Хоть я и не в топе, но хочу туда попасть, поэтому держаться надо на равных. Было очень много примеров, когда красивым людям в дорогой одежде прощались менеджерские ошибки, а со старательными девочками в кофточках Bershka и с мальчиками в зажеванных костюмах даже разговаривать не хотели. Это Россия, детка! Таковы правила игры. «Куда в этот раз в отпуск? Мы в Аспен на лыжах, а вы?» — спрашивает директор по рискам в ослепительных бриллиантовых серьгах. Я говорю, что пока не определились, что будем решать в последний момент. «Последний момент» в мире дорогих авиабилетов — признак особенной крутости. «Последний момент» в моем мире совершенно точно означает марафон по смене телеканалов на подмосковной даче в Поварове. А вы говорите, 300 000 рублей — это много! Не в современной России, скажу я вам.

Мы ищем новые виды роскоши и получаем от них двойное удовольствие
Деньги вперед: размышления о роскоши в трудные времена

Есть у меня подруги, которые к экономии относятся очень спокойно. Надо отказаться от дорогой косметики и новой одежды — пожалуйста; не поехать в этом году в Европу — и не надо; не купить пармезан или горгонд­золу — пожарят сосиски. Эти подруги в детстве ходили в походы, жили в палатках, не мыли голову неделями на раскопках в Крыму и вообще относились к себе и другим без особых претензий. Им очень легко переживать волатильность российского рынка, они просто, не задумываясь, очень рационально вычеркивают строки из своих бюджетов и продолжают жить дальше без заламывания рук и вселенских стенаний. Я им где-то даже завидую, но считаю, что именно эти девушки «из простых» самые что ни на есть material girls. Именно они потребительски относятся к жизни — у них все объекты помечены ценниками и взаимозаменяемы. Именно от этих девочек я чаще слышу вопрос: «А сколько стоит твоя сумка?», «Это настоящий камень?», «А че за машина у вас?» Их мужья зарабатывают по 100 000 рублей в месяц, они не отличат Ингмара Бергмана от Ингрид Берг­ман, но они переживут любой кризис.

Тяжелее приходится тем, кто умеет мечтать. Мне нравится дорогая одежда, красивая посуда и мебель, мощные автомобили, отдых на Лазурке, вкусная качественная еда, приятное общение. Я не хочу это менять на суррогаты, мне сложно что-то вычеркивать, отказываться. Даже мой парикмахер — звено одной большой неразрывной цепи комфортной жизни, которую я так долго строила и так заслужила. Когда случился кризис, мы с мужем не отказались от отдыха в Европе. Да, мы не богаты и не можем себе позволить эту жизнь, но мы к ней планомерно движемся. Нас не остановить. И сегодня, когда поддерживать роскошный образ жизни становится все сложнее, у меня есть две ключевые концепции на будущее. 1. Чтобы сохранить маленький островок роскоши для себя за честно заработанные деньги, мы будем реже их тратить, но эти редкие траты будут значительными и значимыми. 2. Мы будем искать новые виды роскоши и получать от них двойное удовольствие, несмотря ни на что. Так и выживем на руинах икеевской мебели с сумкой Prada в руках.

Общий тренд тратить вдумчиво заметен повсеместно. Открытие новых ресторанов в Москве особенно красноречиво это демонстрирует. Рестораторы перестали вкладываться в интерьеры, но при этом делают ставку на кухню и на топовых шеф-поваров. Даже самые богатые люди задаются экзистенциальным вопросом: «На что ушли деньги?» Поэтому качество инвестиций в ту или иную покупку имеет значение. И когда очередной прилизанный сейлз-менеджер в мебельном салоне будет брызгать слюной возбуждения на дээспэшный столик за 100 000 рублей, я рассмеюсь ему в лицо и отдам 200 000 за долговечный no name из массива дуба.

Кризис вымывает с рынка некачественные продукты, ненужные услуги, непрофессиональных людей. Остается только то, что приносит реальную пользу, и люди с большими и малыми деньгами готовы за это платить. Потому что в качественном продукте и услугах есть надежда на какую-то стабильность — не сломается, не погнется, останется детям, прослужит дольше. И именно стабильность, а не дороговизна является роскошью в наше непростое время. То же касается и отношений.

Я много работаю. И мое личное свободное время сейчас — это элемент новой роскоши. Тратить время на людей, которые тратят мое время, не представляется возможным. Даже на работе я перестала бронировать в календаре встречи на час — максимум на 15–20 минут. Считаю, что этого достаточно для обсуждения любой темы — все остальное демагогия. Не все это понимают. Не все понимают также, что после работы я спешу к своей дочери, чтобы она не уснула без меня. И когда она встречает меня, сидя на руках няни и размахивая руками от радости, я хочу одного — остановить мгновенье. Это бесценная роскошь для нас в тяжелые времена, да и во все времена.

Деньги вперед: размышления о роскоши в трудные временаФОТОJason Pietra/TrunkArchive.com

Моя знакомая Лена попала в больницу, она лежит на сохранении вот уже несколько месяцев. Врачи приносят ей зубную щетку и пасту, потому что двигаться нельзя вообще, есть риск потерять ребенка. Ее муж в это время сидит со старшим ребенком и параллельно работает из дома «на проектах». Лена мне не подруга, но я нахожу время приехать к ней в больницу с огромным пакетом еды и книгами. Она молодая девушка, денег в семье не хватает катастрофически. Мой пакет роли не сыграет, но в плохие времена приличные люди стараются поддержать друг друга, разве нет? Мы немного болтаем, потом я уезжаю, и еще некоторое время мы переписываемся о том, как в больнице хреново и что ее никто не навещает. Я очень занята и не могу ездить к ней постоянно. Я даже ответить на ее смс не всегда успеваю. И когда я в очередной раз не ответила ей на протяжении двух часов, то получила разгневанное сообщение: «Что ты меня игноришь?! Ты где вообще?» Мы больше не общаемся, потому что этой молодой девушке нужно усвоить один простой урок — в кризисные моменты жизни тебе никто не может помочь, кроме тебя самой. Это Россия, детка! Не хочешь лежать одна в больнице? Придется пережить.

Некоторым ­людям в этой стране ­отрезвляющий кризис пойдет на пользу
Деньги вперед: размышления о роскоши в трудные времена

Пока рубль находится в стабильном пике, мы с мужем своевременно затеяли ремонт в нашей квартире. Избавляемся от старой мебели и покупаем новую, чтобы обустроить детскую и расчистить пространство. На сайте avito.ru вывешиваю объявление о продаже всей моей мебели за 50 000 рублей. Это очень хорошая сделка, на мой взгляд: мебель современная, в неплохом состоянии, европейский дизайн. Мое скромное объявление окружено другими из сегмента потасканной роскоши: бархатные диваны в золоте, обязательно раскладные, по-другому никак; встроенные шкафы с огромными зеркалами; кровати с королевскими спинками. В общем, я была уверена, что люди с нормальным вкусом и ограниченным бюджетом оборвут мне телефон. По истечении недели ожиданий мне позвонила только одна женщина — куплю кресло за 5 000 рублей. Надо сказать, что изначально оно стоило 14 000, а я продавала за 7. Ну, ок, говорю я ей, ждем вашего курьера. Через час она потребовала, чтобы мы привезли ей кресло сами и подняли на 12-й этаж. Когда она поняла, что мы этого делать не будем, то нашла водителя и попросила снизить цену еще на тысячу рублей. Я пошла ей навстречу. Но она на этом не остановилась и потребовала, чтобы я упаковала кресло в защитную пленку.

Дальше она захотела, чтобы я дала ей номер банковской карты, потому что водителю она наличные не даст. Я послушала ее, послушала, а потом извинилась и написала, что кресло ушло за 7 000 рублей и мне очень жаль. Тетка еще несколько дней слала мне оскорбления на WhatsApp и требовала вернуть 200 рублей за бронь работы водителя. «Подло поступили, — писала она мне. — Из-за вас я упустила красный кожаный уголок на кухню». Эти оскорбительные смс я получала, сидя на домашнем концерте фортепьянной музыки в роскошной квартире нашего знакомого. На концерт пришли звезды первой величины. Вышколенные официанты разносили шампанское, а также гречневую кашу и грузинские закуски. Талантливый пианист играл Шопена специально для моего мужа-поляка. Из квартиры открывались виды на Кремль — воинственный, в ночных огнях. Рубль летит вниз, моя зарплата откатилась на уровень 2008 года. Божественная музыка из-под пальцев талантливого пианиста напоминает о том, что жизнь продолжается и нет ничего того, что нам, молодым и здоровым, не под силу было бы преодолеть. Думая об этой очень нескромной домашней вечеринке в самый разгар экономического кризиса и об этой несчастной женщине, ведущей ожесточенный бой за дешевую мебель, я воздержусь от комментариев на тему: каким людям в этой стране отрезвляющий кризис точно пойдет на пользу и какие из них по-настоящему зажрались.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.