Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Демоверсия

Если человек размахивает кошельком, так и хочется подколоть: «Вот показуха!» Хотя, возможно, он демонстрирует не деньги, а интеллект. Как выяснила Анна Васильева, правила жизни напоказ за последнее время сильно изменились.

image

Если человек размахивает кошельком, так и хочется подколоть: «Вот показуха!» Хотя, возможно, он демонстрирует не деньги, а интеллект. Как выяснила Анна Васильева, правила жизни напоказ за последнее время сильно изменились

Наука показного поведения стара как мир. Возьмем доисторическую эпоху. Как вы думаете, тигры сразу лезли в драку, завидев соперника у недоеденной туши? Нет, они поступали мудрее: демонстративно зевали. Почему? Потому что зевота — это тонкий и с виду небрежный способ показать, у кого тут клыки длиннее.

Миллионы лет спустя мы все так же инстинктивно меряемся силой, но арсенал знаков у нас куда шире. Теперь роль клыков у самцов и самок выполняют одежда, аксессуары, а еще дети, чувство юмора и интеллект. Правильно предъявить этот арсенал собеседнику — это и есть искусство демонстрации. Однако лишь единицы получили безупречные зубы авансом. Остальные вынуждены лезть из кожи вон, чтобы их улыбка казалась самой белоснежной.

Публика в восхищении

Кажется, в наш прогрессивный век достаточно купить статусную вещь, и люди к тебе потянутся. Этому заблуждению поддалась целая группа потребителей — британские пользователи iPhone. Как выявило исследование компании YouGov, устройство покупают в основном те, кто хочет казаться богаче, чем есть.

Слабости поклонников Стива Джобса знакомы людям и на другом конце земли. Во время поездки по Кавказу я узнала, что там популярен девиз «Главное — на публике вызвать восторг!». На моих глазах разыгрался целый спектакль о том, как красавец Аслан прикупил первый в жизни роскошный Mercedes. Двухместный, с низкой подвеской и тонированными стеклами. Пока, собравшись вокруг, односельчане восторженно перешептывались, владелец отвел своего дядю в сторонку. Потупив глаза, он попросил денег на топливо, чтобы хоть как-то добраться до гаража.

Конечно, Аслан догадывался, что «вызывать восторг» — это тяжелая работа. Но ему еще повезло: сельская публика не разбиралась в машинах. Иной раз искушенная аудитория следит за героями гораздо более пристально, только и ожидая провала. «Если вы не уверены в своих силах, лучше не тратьте последнее на предмет коллекции Louis Vuitton, — предостерегает моя подруга Ксения. — Наметанный глаз сразу видит, к какому косметологу ходит человек, у какого мастера выщипывает брови и в какой европейской столице одевается. Не пытайтесь притворяться — в вас все равно разглядят человека другого круга».

Однако и тем, кто имеет все самое лучшее, сейчас не так-то просто: дорогие марки становятся доступными широкой аудитории, и приходится изобретать, чем бы еще отличиться. «Самое обидное сегодня — это прослыть скучным, — считает Дарья Батамирова, директор по стратегическому планированию агентства «Родная Речь». — Абсолютно все активные люди теперь обязаны создавать свой уникальный образ. Но хвастаться актуально не просто выбором какой-то вещи, а глубоким доказательством этого выбора». Именно доказательство часто становится проблемой.

Студенты-биологи рассказали мне, как, не сумев достойно обосновать свой выбор, фиаско в демонстрации вещей из свежей коллекции потерпела первая модница их факультета по фамилии Дербенева. Желая показать чумазым студенткам, ковырявшимся на полевой практике, что среди червей ей не место, она явилась на болота на высоченных каблуках. Увидев девушку, публика действительно впала в ступор. Но не от сияния Chanel, а от того, что при первом же шаге каблуки туфель намертво вонзились в грунт и их обладательница рухнула в серо-зеленую жижу.

Получив эффект, прямо противоположный желаемому, Дербенева задумалась. И, нужно отдать ей должное, сообразила, в чем проблема. Туфли она сняла, но всю практику продолжала ежедневно наносить макияж, пока остальные мазались лишь кремом от комаров. Суровый вывод из этой истории в том, что теперь демонстративное поведение расходится в двух направлениях: демонстрация лейбла и демонстрация интеллекта.

image
Я совершенство

Слово «демонстрация» действительно все чаще применяют по отношению к уму. «Интеллект, в отличие от известной марки, просто так не купишь, — объясняет Дарья Батамирова. — К тому же современный человек стал более образованным с точки зрения потребительского поведения и для него уже недостаточно проявлять себя через внешние атрибуты».

Как будто в подтверждение слов Дарьи многие «богатые и знаменитые» перестали экспериментировать с внешним обликом, а перешли сразу ко второй стадии — демонстрации интеллекта. Иначе чем мы обязаны бесчисленным лекциям в Сколково, рассказам про помощь молодым ученым и высокотехнологичным стартапам?

Тем же, чей интеллект в подтверждении не нуждается, любой кич будет к лицу. Мне рассказывали о топ-менеджере, который ходит на бизнес-переговоры в красных питоновых сапожках. Он создал очень крупный бизнес, и его авторитет остается незыблемым. В дополнение к сапожкам в своем кабинете он держит гигантский иконостас, закрывающий всю стену за рабочим креслом. Любой имиджмейкер, взглянув на это, заработал бы инфаркт. Однако человеку с крыши мира на понятие о стиле наплевать: он хочет, чтобы были сапожки и иконостас. И все.

Оказывается, такая позиция тоже набирает популярность в мире. «Сегодня не только базовые, но и вообще все известные потребности людей уже удовлетворены. Теперь человек, думая о том, что бы ему приобрести, концентрируется лишь на личных желаниях, часто спонтанных и нерациональных, — объясняет Юлия Аракелова, главный специалист по стратегии LeoBurnettGroupRussia. — Как следствие, он не хочет больше быть частью бренда, а придирчиво размышляет, дополнять этим брендом собственное «я» или нет». По словам Юлии, следуя подобным настроениям, создатели люксовых товаров тоже постепенно уходят от пропаганды шика и статуса и ведут марки к отражению расслабленности, удовольствия и индивидуальности. Именно поэтому модели в глянцевой рекламе теперь выглядят вальяжными, а босоножки — удобными и приятными на ощупь.

«Удобные босоножки», «вальяжные модели» — услышав эти слова в адрес людей с демонстративным характером, психологи бы рассмеялись. Специалисты относятся к тем, кто живет напоказ, далеко не так трепетно. В науке любителей шоу-офф поместили в отдельную папку, на обложке которой написано: «Этот человек в душе актер, который постоянно играет на публику. Осторожно! В желании показать себя он неистов, поэтому, если вокруг окажется достойная публика, непременно побежит в горящую избу. Особо страстные элементы и публику за собой потянут».

image
Модная стратегия

Для моей подруги Аллы достойной публикой оказался ее будущий муж Павел, с которым она познакомилась на Крите. Прогуливаясь среди полей и зарослей манго, они набрели на конюшню, и Алла предложила проехаться верхом. В тот день казалось, что оба наездника как будто родились в седле. Но, вернувшись на остров пару лет спустя, Алла и не подумала повторить подвиг. Она заявила, что всегда панически боялась лошадей. Павел же после пятиминутной прогулки сполз вниз на ватных ногах.

Пример Аллы может сказать нам о том, что обманывать нехорошо. А еще о том, что иногда можно стать демонстративной, чтобы добиться своей цели. Ведь бывают ситуации, когда без демонстрации хорошего маскарадного костюма не пробиться на чужой праздник жизни. Об этом, как никто другой, знают родители моей приятельницы детства Светланы, виртуозно режиссировавшие операцию «замуж за миллионера».

Света родилась очень красивой девочкой — вся в мать. Чтобы стать королевой мира, ей не хватало лишь одного — богатства. Как известно, вода и масло не смешиваются, поэтому шансы выйти за миллионера у бедной красавицы всегда невелики. «Придется законам природы помочь», — решила предприимчивая мама Светланы и пошла ва-банк. Первый кредит она взяла, чтобы отправить Светлану учиться в колледж при Гардварде. Спустя год мама была в должниках у всех друзьей: Светлану нужно было хорошо одевать. Через два года миллионер все еще не появился, зато появилась возможность обучения в пафосной европейской школе. На оплату школы пошли деньги от продажи квартиры. По телефону мать Светланы отчитывала дочь за нерасторопность, а сама не хуже заправского финансиста продумывала, как бы перекредитоваться. Но усилия не пропадают даром! Когда все, кому должна была семья Светланы, мысленно попрощались со своими деньгами, европейское общество, наоборот, признало в Cвете равную. Девушка сорвала джек-пот в виде сына французского банкира. Теперь ее ежемесячное довольство, выделяемое мужем, уходит на погашение долгов. Но, говорят, прогноз оптимистичный: родители скоро выплатят все до копейки, выйдут в плюс и начнут получать прибыль.

Подвиг родителей Светланы оценил бы мой преподаватель делового этикета. Помню, как он расхаживал по аудитории и диктовал нараспев: «Когда к вам в компанию приходит клиент, что вы должны сделать? Вы должны его поразить. Как вы должны его поразить? Вы должны показать все лучшее сразу». Сам он, когда встречал клиентов в принадлежащей ему компании, так и делал. Накануне переговоров в фойе переносили все лучшее, что водилось в офисе: плазменную панель, новую кофе-машину (с красивой синенькой подсветкой) и главное — самую красивую секретаршу, роль которой исполняла вице-президент по финансам. Как все это помогло ему в бизнесе? Да так, что в один прекрасный день он умудрился продать всю эту оболочку новому владельцу, предварительно уведя сотрудников, клиентов и всех партнеров во вторую собственную фирму. План был бы виртуозным, если бы не последовавшие суды и претензии со стороны покупателей-неудачников.

Пускать пыль в глаза, избегая гнева проигравшей стороны, умеют не многие. Но есть люди, которые предпочитают демонстрировать выдуманные недостатки, лишь бы скрыть свои достоинства до поры до времени.

Доктор наук одного московского НИИ и зимой, и летом ходил в голубом клеенчатом дождевичке жалкого вида. Ходил до тех пор, пока, в обход остальных докторов, не получил Государственную премию СССР. «Вот вам и дождевичок», — развели руками конкуренты, ранее ничего, кроме складок полиэтилена, в этом человеке не видевшие. Точно так же все видят, что знаменитый математик Григорий Перельман живет с мамой в нищей питерской квартире. Но за что ему продолжают присваивать звания и давать премии, знают единицы.

А ведь это и хорошо, потому что, смакуя частности, публика не препятствует исполнению реальных планов. Так, может быть, искусство демонстрации — это и есть искусство маскировки?

Фото: Angelica Heras


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.