Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Даем слово

Сколько раз вы клялись или давали зарок? Сколько наобещали сами себе? И что из этого вы сделали? Мария КРУПНОВА попыталась понять, кому и зачем нужны обещания.

image

Сколько раз вы клялись или давали зарок? Сколько наобещали сами себе? И что из этого вы сделали? Мария КРУПНОВА попыталась понять, кому и зачем нужны обещания

Чего только не бывает на свете, друзья. В общем-то, бывает абсолютно все, что можно пообещать. А пообещать, как известно, дело нехитрое. Дело пары слов. Дочь мельника из сказки братьев Гримм запросто посулила своего первенца противному карлику Румпельштильцхену, потому что не умела прясть золотую пряжу. А часто вообще не нужно ни свидетелей, ни дворца, ни белых лент в волосах, ни сопровождения симфонического оркестра. Обещание по натуре неприхотливо. Его торжественный вариант — клятву — история тоже видела не только в пышных ложах при бутафорской обстановке. Ее давали и под забором, и у здания ЖЭКа, и в продуктовом магазине.

Обещания и клятвы внедряются в нашу жизнь с расторопностью агрессивного гриппа. Мы фиксируем ими начало нового — или конец старого — этапа в житье-бытье, подчас знаменуя этим в высшей степени неожиданный поворот событий. Тут уже без обещаний никуда, не продвинешься вперед ни на миллиметр. Никому не важно, что вы там себе надумали, будьте так добры, произнесите нужные заверения. Можно, кстати, и под забором, и у здания ЖЭКа, и в продуктовом магазине.

Обещания бывают такие разные, как, впрочем, и люди, которым приспичит их дать. Вот кандидаты в Международный Союз Лысых, которому уже более сорока лет, дают клятву не менять прическу, держа руку на бильярдном шаре. После клятвы голову нового лысого союзника орошают коньяком. Такое ощущение, что этот Союз — воистину великая организация с жестким вступительным цензом и барьерами на пути нечистой совести, потому что сведений о тех, кто все-таки сменил «прическу» и автоматически выбыл из рядов, не сыскать и с ночным дозором.

С лысыми все как-то более-менее понятно, они обещания скорее держат, чем нет. Как быть с остальными мужчинами? Да и женщинами. Мы все обещаем так часто, что пересчитать — никаких волос не хватит.

Начинаем обычно с себя: с понедельника делаю зарядку, в среду бросаю курить, в воскресенье иду на премьеру в театр. Потом аккуратно прикладываемся к другим: обещаем помочь родителям с переездом, брату — с французским, подруге — свозить кота в ветеринарную клинику. Даже коллегам перепадает что-то, например, обещание приготовить фирменный лоранский пирог. Такой расклад не покрывает и дня: все вышеперечисленное можно озвучить до обеда, особо при этом не напрягаясь.

Когда на полдник в прошлый вторник я поймала себя уже на пятнадцатом по счету заверении (в свой, правда, адрес), я задумалась: что есть обещание? Что это за социальный механизм, без которого, как и без лжи, мы не в состоянии обходиться? На каком-то этапе прихожу к выводу, что это не что иное, как утверждение своей потенциальной силы, момент персонального роста. А невыполненное — признание слабости или безответственности. В идеале это самый настоящий двигатель прогресса: выполнил одно обязательство — шагнул вверх к выполнению второго. Таким образом, раздавая направо и налево заверения и клятвы, ты всегда на правильном пути — сам же рисуешь дорожку. Правда, это, конечно, только если обещать по делу и как-никак, но обещанное претворять в жизнь.

Но мы любим обещать не потому, что так любим расти. Есть способ гораздо интереснее. Попробуйте говорить вместо «я обещаю» — «я сделаю», «я выучу», «я приеду» и покорять действительность глаголами совершенного вида. А ведь они требуют конкретных обстоятельств времени и образа действия. Гипотетическая возможность не сделать, не выучить и не приехать растворяется в вербальной ответственности. Страшновато. Потому что тогда исчезает очевидная безобидность. Кровь из носу — нужно будет выполнять. Обещая же, мы можем взять и включить функцию отложенного выполнения, отправив свое обязательство в stand by режим. Сохраняем за собой подушку времени, которая может быть сколь угодно толстой.

image

Может получиться и как в пословице: обещанного три года ждут. Иногда своего понедельника с зарядкой три года можем ждать и мы сами — и это в лучшем случае. Обещать — не значит жениться. Иногда обещать — это вообще ничего не значит.

Как в фильмах показывают: бизнесмен-ударник трудится в офисе в режиме 24/7, а его скучающая подружка каждую пятницу оленьими глазами выпрашивает совместный уик-энд. И мужчина всегда обещает красавице то, что она просит. Потом на работе что-то случается — причем каждый раз что-то невероятное, — и бизнесмен летит в офис, оставляя в дверном проеме худенькую заплаканную тень.

Не будем бросать эту тень на все человечество: люди все-таки склонны выполнять обещания. Хотя в некоторых вопросах они демонстрируют ложную уверенность в себе. По одному английскому обычаю, берущему начало в глубине веков, мужчина, пообещавший первого января не ссориться со своей женой целый год и сдержавший слово, получал хороший кусок бекона от городских властей. Как вы думаете, на сколько пришлось раскошелиться муниципальной администрации? За девять веков грудинку получили восемь (!) мужчин. Даже на раз в сто лет не хватило.

Утверждение французского поэта и прозаика Мюссе о том, что женщина любит, чтобы ей пускали пыль в глаза, причем чем больше этой пыли, тем сильней она эти глаза раскрывает, вполне можно применить и к мужчинам. Ничего не поделаешь: мы все любим и обещать, и верить — и непонятно, что больше. Ведь в том самом английском случае обещание гуляло по городу двойной цепочкой: его давали и чей-то супруг, и городские власти, друг другу в том числе. Просто идеальное взаимопонимание, которое, так уж сложилось, возникает тогда, когда вам обещают, а вы верите. Или наоборот.

Отличаясь страшной доверчивостью, я с детства попадаю в самые странные ситуации. Еще три года назад я была в состоянии поверить в следующую историю женщины на улице: помогите, вчера родила, очень нужны деньги. Я выгребаю из своего кошелька все, что есть, и на следующий день жду свежеиспеченную мать на условленном месте, куда она обещала прийти, чтобы вернуть то, что взяла. Конечно же (нет, то, что она не пришла, это понятно), я еще где-то час думала, что бедняжка попала под машину и поэтому не явилась, а ее малыш остался сиротой.

Огромное количество русских народных — и не только — сказок были основаны на данном обещании и его исполнении. При этом вставшего на путь клятвы поджидал миллион всяких гадостей и гадов, которые заметно усложняли выполнение фольклорного долга. Вот Иванушка бредет по полям и лесам в поисках молодильных яблочек, которые он пообещал раздобыть своему больному отцу. На него по очереди свалятся Баба-яга, братья-завистники и злая королевична. Но он — раз! раз! — и выкрутится. Нам бы поучиться отстаивать обещанное перед всеми возникающими препятствиями и ехиднами. Беспринципных товарищей, нарушавших слово, тоже было полно: по иронии история сохраняет для потомков не только имена жертв инквизиции, но и весь ее топ-менеджмент.

Церковь, кстати, могла бы стать чемпионом по раздаче и выполнению заверений, берущих отсчет с первородного греха. Еще самим Богом Еве было обещано рожать в муках — и в общем-то женщины в этом действительно преуспели: сколько ни появись анестезий, глубоко беременной ни одна не покажется совершенной. Священнослужители обещают людям то рай, то ад — в зависимости от приложенных на жизненном пути усилий. Как оно там на самом деле — особенно интересно, потому что рано или поздно куда-то доберешься.

image

Для кого-то вечное кормление обещаниями даже становится профессией. Метеорологам каждый день доверяется не меньшая паства: все те, кто посмотрел или услышал прогноз. Признайтесь, вы ведь тоже не берете зонтик, если метеослужбы говорят, что будет малооблачно и без осадков? А потом только и делаете, что натыкаетесь на улице на подобных себе доверчивых, мокрых и недовольных «непонятно откуда взявшимся дождем». Еще и в светлых туфлях все как один.

Но метеорологам, как и церкви, дозволено многое. Гос­поддержка и финансирование вместе с безграничным пиететом по отношению к профессии: что поделать, погодой так удобно и красиво заканчивать новостные блоки. В общем, никаких санкций. Впрочем, официально метеорологи именно что прогнозируют.

Наверное, мы тоже заканчиваем новостные блоки своей жизни новоприбывшей порцией обещаний. Это тоже комфортно. Подводить черту желанием усовершенствоваться или выглядеть в чьих-то глазах лучше. Вот самый распространенный набор. Олег вернулся к Кате и пообещал ей не встречаться с другими женщинами. Катя пообещала подруге Марине больше никогда не рассказывать их общим знакомым подробности Марининой личной жизни. Марина поклялась перед зеркалом, что больше «ну никогда не будет есть после шести». Уже пятнадцать минут седьмого, отсчет начался.

Некоторые хитрые бестии дают обещания ради удовольствия их нарушить. Наверное, в этом тоже есть какой-то тайный смысл. Как я вижу, где-то поблизости лежит и сокровенное желание людей заниматься политикой. Ведь что ни законопроект или выступление перед народом — набор почти совершенных по форме обещаний.

Но политике и рядом не стоять с любовью. В любви обещания сыплются как горячие пирожки из печи на голову объекта страсти. Это настоящий универсальный амортизатор, спасающий в любой ситуации не хуже швейцарского шоколада или французского поцелуя. Но, как изрек однажды писатель Генри Миллер, «самое главное — не обещать любить одного человека всю жизнь. С этим заверением легко не справиться, будь ты хоть трижды ответственный и совестливый».

Мой хороший друг Оскар Яковлевич считает, что в клятвах и обещаниях заключена гигантская энергия. Она всегда положительно действует на обоих участников коммуникации. Зато, когда мы даем обещание и не держим его, мы создаем в собственной жизни энергетические пустоты. Отсюда так часто чувствуем себя некомфортно и неудовлетворенно.

Но что нам дискомфорт? Подумаешь, минута позора или частичное забвение друзей или родственников. Об аккуратности во время произнесения клятвы думают далеко не все. Мы завершаем очередной жизненный блок, завтра будет совершенно новый прогноз погоды. «Кто знает, как оно еще там будет!» — подумала тогда в сказке мельникова дочка.

У нас почему-то не боятся обещать. Чего уж там, не во времена братьев Гримм живем. Румпельштильцхен не отберет вашего первенца, не совладай вы с абсурдной загадкой. Поэтому можно обещать хоть по сто раз на дню отдать всех своих детей и домочадцев мерзкому карлику, если он научит вас, например, плести из соломы золото.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.