Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Чужой среди своих

Говорят, дружба проверяется годами. Но дело не только в суровых испытаниях, пройденных вместе, а в том, чтобы, несмотря на заботы, работу и расстояния, поддерживать эти очень важные отношения, считает Игорь Кузьмичев.

image

Говорят, дружба проверяется годами. Но дело не только в суровых испытаниях, пройденных вместе, а в том, чтобы, несмотря на заботы, работу и расстояния, поддерживать эти очень важные отношения, считает Игорь Кузьмичев

В книге «Мозг онлайн», которая недавно появилась в русском переводе, авторы рассуждают о влиянии интернета на наши умственные способности. Среди прочего там можно прочесть вот что: «Когда мы видим всех своих приятелей онлайн, нам кажется, что мы поддерживаем с ними тесную связь. При этом есть риск забыть, что значит дружба в реальном мире. Дружеские отношения вытесняются суррогатом: теперь чувство одиночества посещает нас, когда все гаджеты выключены и мы общаемся с людьми один на один. Многие люди признаются, что для них быть вычеркнутыми из чьего-нибудь контакт-листа — повод обидеться всерьез».

Не то чтобы авторы книги открыли Америку — нет. Тем не менее лишний раз получить подтверждение очевидному будет невредно. Хотя, казалось бы, мне чего опасаться: от социальных сетей не завишу, ICQ использую исключительно по делу. И все-таки я давно ловлю себя на мысли, что мне сложно общаться с друзьями.

Мы редко видимся, чаще перекидываемся парой слов в той же «аське». При встрече первое время довольно мучительно нащупываем темы для разговора, пытаемся уловить нужную атмосферу, с трудом избавляемся от бессмысленных «в целом все нормально» и т.д. Дай бог, если удастся отбросить мишуру и разговоры ни о чем превратятся в достойную дружескую беседу. Но так бывает не всегда.

С другой стороны, а чему удивляться? Дружба на расстоянии постепенно превращается в формальность.

Можно сколько угодно убеждать себя, что после тридцати, когда у каждого складывается личная жизнь, рождаются дети, что-то важное происходит с работой, друзья отходят если не на второй план, то уж точно перестают быть на первом.

Можно сколько угодно говорить себе, что при таком раскладе единственный способ сохранить дружбу — просто поддерживать связь. Нет возможности видеться — созваниваемся. Или аськаемся. Эсэмэсимся. Или просто держим друга в уме и памяти. А что, тоже немало.

Это все здорово звучит, но плохо на самом деле. Из дружеской связи выветривается главное — общение. Потребность в нем. Теряются навыки этого самого общения.

И даже если ты взял себя в руки (все, отложу дела, встречусь с другом, сколько можно) и он тоже не сразу, но собрался, часто все идет совсем не так. Какое-то время вы, словно президенты двух стран, будете утрясать графики — у обоих очень плотное расписание. Окажется, что у вас всего два (три, четыре) часа — «да нет, можно и дольше, все-таки редко видимся, но ты понимаешь, жена приболела, так что...» В общем, вы, наконец, встретитесь, сначала посидите в ресторане, что-то съедите, немного — завтра куча дел, вставать рано, важная встреча — выпьете.

Затем потратите полчаса на чепуху, перекидываясь бессмысленными фразами. Вспомните — без этого никак — ваше общее прошлое.

Потом, если повезет, все-таки расслабитесь, забудете про все и вновь станете друзьями, и вам будет хорошо и весело. Вместе выйдете на улицу, решите пройтись. Может, даже закурите, хотя бросили. Будете идти, курить и говорить-говорить. Пока не взглянете на часы. Или пока вам не придет тактичная СМС от жены. Что-нибудь в духе «Ну как вы там?» Что значит: «Не пора ли вернуться в реальную жизнь?» И все — туман рассеялся, вы неуклюже прощаетесь, а по дороге домой думаете, что не успели рассказать, спросить что-то важное.

У меня был друг, с которым наши пути постепенно разошлись. Так вышло, безо всякой причины, без ссор. Мы созванивались все реже и реже, затем перестали видеться, в итоге исчезли с горизонта друг друга.

И как-то спустя год после предыдущего разговора звоню ему — естественно, по делу, — заодно интересуюсь, как дела. И чувствую, что-то он мнется, чего-то недоговаривает.

«Что случилось, — говорю, — какие-то секреты?» — «Да нет, ничего такого. Тут так совпало... Короче, у меня завтра свадьба». И повисает неловкая пауза.

Ух ты, говорю, круто, а сам думаю: ну да, ну да, свадьба. А я ничего про это не знаю. Все нормально. А чего я хотел? Общаемся раз в год, за такое время можно познакомиться, сблизиться, начать вместе жить. Можно даже детей родить. Другое дело, что я про это вот таким образом узнаю. Но, положа руку на сердце, мы же друзья на расстоянии.

image

«Ты не бери в голову, — говорит друг мне, — ты же понимаешь, мы почти не общаемся, поэтому все как-то так и выходит по-дурацки». — «Я не обижаюсь, я сам как раз об этом думал». А сам размышляю: все о-кей, а чего на свадьбу не пригласил?

«А что на свадьбу не позвал-то?» — «Не будет свадьбы-то. Распишемся — и на самолет, в Амстердам. Вернемся и отметим».

«Ладно, — соглашаюсь, — все ясно, поздравляю от души. Какие могут быть обиды». Хотя осадок остался.

«Да, спасибо, — говорит друг. — И, кстати, ты ее знаешь». Час от часу не легче. И кто это? Аня? Действительно, фокус. Аня — подруга жены.

Та же история: дружили, дружили, затем Аня переехала на другой конец города, затем устроилась на работу с дурацким графиком, который мешал нормально встречаться. Короче, дружба между моей женой и Аней тихо перешла в стадию редких телефонных разговоров.

Мой друг с Аней даже толком знаком не был. Виделись пару раз на совместных вечеринках, но друг другу не понравились. Ну, это мы так думали. Оказалось, ошиблись.

«Да ты понимаешь, — объясняет друг, — случайно встретились, как обычно и бывает. Столкнулись в «Макдоналдсе». Причем, что интересно, ни я, ни она туда вообще-то не ходим. Приличные люди — раз в год заходим взять картошку и молочный коктейль. Сначала было неловко, она смущалась — встретились в «Макдоналдсе»! — и даже делала вид, что меня не узнает. Я подумал: подходить или нет? Подошел. Слово за слово, разговорились. Прогулялись. Телефонами обменялись. И пошло-поехало. Сначала, кстати, все о вас говорили, — уточнил друг. — Мы вас часто вспоминаем».

«Мы вас тоже, — соврал я. — По отдельности». — «Короче, мы завтра улетим, а вернемся — увидимся», —напомнил друг.

Потом мы поговорили обо мне, посмеялись, а затем друг сказал: «У меня тут звонок, Аня на проводе».

Такая история. И не сказать, чтобы удивительная. Где-то даже и нормальная. И уж точно не на что обижаться. То есть, конечно, они повели себя не совсем — какое слово подобрать? — уместно. Не позвонили, не поделились. С другой стороны, ну и что? Отношения внутри пары — штука сложная. Мало ли, что там происходило. Может, боялись сглазить.

В общем, они вернулись из Амстердама, проявились, позвали на вечеринку. Мы с женой пошли, но было поздно. В том смысле, нормально общаться мы уже не смогли. Никто не был в обиде, и даже осадок растворился без остатка. Не в том дело. У них была новая жизнь, возникновение которой мы пропустили. Они изменились, а мы этого не знали. Да и мы с женой за год стали другими, и нам тоже было сложно. Спустя несколько дней друг мне позвонил: «Что-то не покатило у нас. Надо чинить, иначе потеряемся».

Встретились, выпили. Поговорили. Отлично.

Потом жена встретилась с Аней. Тоже все круто. А всем вместе — никак.

Так с тех пор и дружим — частями. Немного странно это выглядит, но лучше так, чем вообще никак. Правда, в последнее время видимся все реже. Времени нет.

Когда я был ребенком, у нас дома чуть ли не каждую субботу собирались друзья отца и мамы. Взрослые выпивали, спорили, смеялись, слушали западные радиостанции.

Шло время. Я взрослел, а эти гости приходили все реже. Потом и вовсе перестали. Я спросил маму, что случилось. Мама сказала: у всех свои дела, да и ехать многим далеко. Мне показалось это странным: дела наверняка у всех были и раньше, а что до «ехать» — почему-то прежде друзей это не останавливало. Короче, я пообещал себе, что в моей жизни такого не случится — мои друзья всегда будут рядом со мной, а я — рядом с ними.

Прошло много лет. Готов признать, что наступил на те же грабли, что и мои родители. Это грустно. И общение с друзьями сейчас для меня действительно роскошь. Так что не мне тут вас учить жизни. Завтра же позвоню Петру — это мой хороший друг — и предложу встретиться. Мы не виделись восемь месяцев. Петр занят. Я тоже. Петр живет через дорогу.

Фото: Patrick Shaw


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.