Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Что ждет нас в будущем?

Чтобы строить планы на жизнь, нам ­иногда требуются специалисты. Но возможно ли с их помощью заглянуть в будущее? ­Наталья Липчанская поговорила с теми, чья ­работа — знать наперед

Мы из будущегоФОТОIlan Rubin/trunkArchive.com

наука

Мария Шутова, генетик

Наша лаборатория занимается эмбриональными стволовыми клетками человека. Главное слово здесь — не пугайтесь! — плюрипотентность. За изучение этой темы дали уже вторую Нобелевскую премию. Суть в том, что мы работаем с клетками, которые способны превращаться в любые клетки организма, мы следим за тем, что происходит в пробирке, и можем клетки, находящиеся там, направлять определенным образом. Как говорят ученые, мы вершим будущее и судьбу клеток.

Мы изучаем, что происходит во время развития генетических заболеваний — например, болезни Паркинсона. Находим человека с этим наследственным заболеванием, берем клетки кожи у всех членов семьи и искусственно возвращаем их обратно в эмбриональное состояние. А дальше превращаем их в те клетки, которые находятся «под ударом» при Паркинсоне, — то есть нейроны. И наблюдаем, что происходит, в какой момент и что именно там ломается. Паркинсонизм — заболевание, которое проявляется очень поздно, а наши исследования позволяют спрогнозировать, что произойдет с ребенком, рожденным с этой мутацией, через 30–40 лет, когда врачи уже увидят симптомы заболевания. Мы можем понять, каким образом на генетическом уровне починить «сломавшийся» организм.

Люди не понимают, что генетика не дает стопроцентной гарантии: это произойдет обязательно, а это не произойдет никогда. Генетика дает предпосылки. Но тем не менее с ее помощью можно узнать много всего интересного.

Например, есть лаборатория 23andme, принадлежащая бывшей жене Сергея Брина. Эта компания проводит полноценный анализ на предрасположенность к тем или иным заболеваниям — на основании вашего генетического материала, слюны. Мы с мужем прошли эту процедуру. Если бы я ­обнаружила, что мы оба — носители какого-то критического заболевания, я бы внимательнее планировала беременность, потому что вероятность развития болезни у ребенка была бы слишком велика.

дизайн

Мария Иванова, дизайнер-прогнозист, ­основатель дизайн-агентства Lumiknows

Я занимаюсь прогнозированием трендов в дизайне — тем, что на Западе получило название trendwatching. Любому бизнесу важно понимать, по какому вектору будет развиваться индустрия в ближайшие годы, знать тенденции не только в дизайне, но и в общественной жизни, потребительских предпочтениях. В мои задачи входит, в частности, рассказать зарубежным заказчикам, что Россия — это больше, чем медведи и матрешки, дать им представление о русской культуре. Одними из первопроходцев на российском рынке были Samsung Electronics. Когда они создавали новые продукты, ориентированные на нашу страну, я руководила исследовательским проектом.

Я думаю, сегодня любой дизайнер, осознанно или интуитивно, сканирует окружающую его среду, стараясь идти в ногу со временем. Большинство проектов я начинаю с того, что пытаюсь понять фундаментальные, даже философские свойства продукта. Если это мобильный телефон, то я изучаю тему «мобильности» вдоль и поперек. Как она изменится, как к ней будут относиться через пять, семь лет? На этом этапе формируются фильтры для дальнейшей работы. И он, пожалуй, самый простой. Занимает не больше двух недель.

В будущем технический дизайн будет определяться даосским «принципом недеяния»: чем меньше действий требуется от пользователя, тем привлекательнее в его глазах продукт/сервис/бизнес. Я часто говорю клиентам: «Чтобы воспользоваться вашим продуктом, люди не должны ничего специально делать. Это ваш бизнес обязан незаметно влиться в естественный ритм повседневной жизни человека».

Мне нравится, что моя работа вдохновляет дизайнеров, это такой «пинок» для их воображения и фантазии. Но в личной жизни «заточенность» на будущее не всегда оказывается полезна. Я всегда четко понимаю, как у меня сложатся отношения с тем или иным человеком, и возникает желание форсировать события, чтобы прожить их побыстрее. А потом выясняется, что было бы лучше двигаться естественно, со скоростью потока.

искусство

Саша Бурханова, куратор

В современном искусстве, когда работаешь с начинающими художниками, нет практически никакой возможности рассчитать наверняка, что сработает, а что нет. Поэтому успех выставки во многом зависит от чутья куратора, от его умения почувствовать настроения в обществе. Мы не можем составить прогноз на основании точных данных и формул. Единственное, что нам остается: попытаться уловить дух времени и постоянно следить за миром искусства. Мы перехватываем тенденции из смежных областей, изучаем проблемы и ожидания общества — и оперативно откликаемся на них с помощью искусства.

Пригласить «правильных» художников в нужное время в нужный час, сделать выставку злободневной — необходимый минимум для достижения успеха. Если это получилось — полдела сделано. Мое личное мнение здесь не работает. Важно уметь транслировать мнение общественное.

Во многом моя работа — это поиск талантов в самом начале их карьеры. Часто интересные люди и работы встречаются на выпускных выставках колледжей искусств. Три года назад я влюбилась в картину одного молодого корейского художника. Уговорила продать мне ее с хорошей скидкой. С тех пор он сильно продвинулся вперед на творческом пути, и его картины, соответственно, выросли в цене. Я не планировала «инвестировать» в его талант изначально, но интуиция меня не подвела.

А еще для куратора жизненно важно умение защитить свою идею, не отказываться от нее, выходить, вырастить, уберечь от чужого скептицизма. Неоформленные идеи уязвимы. И тут важна не только интуиция, но и уверенность в себе и принятых решениях.

подиум

Вероника Ткаченко, астролог моды

Астрология моды — это сравнительно новое направление, самостоятельная дисциплина и часть астрологии. Я занимаюсь прогнозированием модных трендов, работаю совместно с дизайнерами, даю рекомендации по индивидуальному имиджу и стилю.

Конечно, я не сразу стала астрологом. Этому предшествовал длинный и более традиционный путь самореализации: я училась на биологическом факультете Латвийского государственного университета, работала в научной сфере, была главным редактором нескольких специализированных журналов. А в 1990-е годы поступила в Академию астрологии, окончила ее и с тех пор занимаюсь практикой.

Многие открытия я совершаю эмпирическим путем: изучаю старые журналы мод, исторические фильмы и сопоставляю моду, которую вижу на страницах и экране, с положением планет. Ретроспективные исследования помогли мне выявить моменты кардинальных перемен в моде.

Мои инструменты — сугубо астрологические: знаки зодиака и их характеристики, циклы движения планет и моменты совпадения этих циклов, угловые аспекты между планетами, отдельные конфигурации... Я изучаю роль планет в формировании модного образа, конструктивных ­линий, цветовой гаммы.

Конечно, мне не приходится по ночам смотреть в звездное небо. В распоряжении астрологов эфемериды — астрономические справочники с точными координатами планет, а также современные компьютерные программы.

Среди моих клиентов крупные фабрики, частные клиенты, дизайнеры и представители Домов моды. Заказы на прогноз по модным трендам чаще всего поступают от зарубежных дизайнеров. Наши по-прежнему относятся к астрологии с недоверием. Мы помогаем разрабатывать модные коллекции примерно за 2–3 года до их поступления в продажу. Известные тренд-бюро, действующие по другой схеме, без участия звезд и планет, настолько заранее ничего не планируют.

Дизайнеры чаще всего задают мне чисто практические вопросы: когда закупать ткани, когда проводить презентацию новой коллекции. В последнее время среди клиентов появились рестораторы и отельеры. Они спрашивают, когда проводить важные мероприятия, просят определить, ­какая концепция гостиницы окажется успешной.

Иногда достаточно только заикнуться, что я занимаюсь астрологией, и это сразу вызывает неадекватную реакцию. К сожалению, виноваты в этом сами астрологи. Среди них есть те, кто нарушает законы этики, стремится создать впечатление всемогущих и всезнающих, грубо вмешивается со своими предсказаниями в жизнь человека. А сочетание «астрология + мода» звучит тем более необычно. Но я стараюсь не обращать внимания на критику, просто работаю и иду своим путем.

погода

Роман Степанов, ведущий метеоролог Национального агентства по мониторингу окружающей среды ЗАО «НАМОС»

Прогноз погоды — это математика и физика, это инженерная специальность. Метеорологи — не только синоптики, как принято считать, но и те специалисты, которые конструируют всевозможные метеорологические приборы, калибруют их, снимают и передают данные. Синоптик — это конечная точка процесса, человек, который на основании полученных данных и карт составляет прогноз погоды.

Я работаю в компании, которая занимается специализированными прогнозами погоды для разных отраслей промышленности, сейчас мы работаем в основном с электроэнергетикой. От результата нашей работы зависит работа всей отрасли. Это интересная научная практика, но, кроме нас, в России практически никто ею не занимается. Через год у нас будет очень хороший инструмент (сейчас он в разработке), при помощи которого мы сможем составлять наиболее точный прогноз опасных для промышленности явлений: гроз, шквалов, сильных осадков.

Конечно, первая реакция людей, которые узнают о том, чем я занимаюсь, — скептическая. Обязательно пошутят про «пальцем в небо», стеклянный шар и климатическое оружие. Мало кто у нас действительно представляет, как составляются прогнозы погоды. Я пытаюсь донести до окружающих, что это очень сложная вещь, и да, нередко случается, что он не подтверждается полностью. Но дать стопроцентно достоверное «предсказание» просто невозможно. Как говорил один из моих учителей, «даже при использовании всех материальных и вычислительных мощностей мира прогноз на завтра будет готов только послезавтра». Всегда есть какая-то случайная составляющая, которую невозможно учесть, даже если это прогноз на ближайшие часы.

Кроме того, систематические наблюдения за погодой ведутся совсем недавно — меньше двух веков. Проведенных исследований мало, их трудно собрать воедино, у ­данных не всегда проверенные источники — в общем, налицо ­проблемы молодой науки.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.