Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Арифметика любви

Полюбить двух мужчин одновременно вполне возможно. Но возможен ли у такой истории счастливый конец?

image

Полюбить двух мужчин одновременно вполне возможно. Но возможен ли у такой истории счастливый конец?

Наверное, нас с Олегом можно было считать идеальной молодой парой. Я знала его почти с детства. К тому же мы общались семьями, так как наши родители были знакомы тоже давно, еще с Тбилиси, откуда они приехали. У нас были прекрасные отношения. Когда я переживала из-за экзаменов или еще чего-то, Олег поддерживал меня. Он хотел, чтобы я получила водительские права, хорошо одевалась, следила за своей внешностью и манерой держаться. Понимала ли я, как мне с ним повезло? Не знаю. Во всяком случае, я с трудом выносила сетования приятельниц, твердивших, что вокруг нет хороших ребят, — ведь у меня был он. Нас ждала долгая счастливая жизнь...

Марка я встретила в университетской библиотеке. Не то чтобы я не способна устоять перед мужской красотой, но поймите — передо мной стоял ослепительный красавец. Олег тоже был симпатичным, но Марк был просто неотразим. К тому же он был беспечен, легкомыслен и очарователен. Учился посредственно и, похоже, ни в ком особенно не нуждался... И мной овладела навязчивая мысль: я должна обратить на себя его внимание, соблазнить его. Я взялась помочь ему с учебой, льстила его самолюбию, слушала, не перебивая, все многочисленные истории. О себе самой ничего не рассказывала, тем более что моя собственная жизнь стала казаться мне неинтересной. Сейчас я понимаю, каким опасным человеком был Марк!

Он не знал никаких подробностей о нас с Олегом, лишь то, что у меня есть некий жених. И не потому, что мне было стыдно, просто мои «идеальные» отношения с Олегом выглядели ужасно банальными. Жизнь же самого Марка представлялась мне особенной и необычной: ночи, которые он проводил непонятно где, родители, жившие за границей, бирюзовые глаза (у нас с Олегом темно-карие), светлые кудри, своя квартира. Я любила Олега и сходила с ума по Марку.

Итак, Марк стал моим любовником. И я бы не сказала, что испытывала по этому поводу угрызения совести. Я жила в постоянной лжи, считая, что живу полноценной жизнью. Что я такая взрослая и только я понимаю, что значит настоящая любовь. Например, отправляясь на уик-энд к Марку, я говорила Олегу, что собираюсь заниматься с однокурсницей. По возвращении у меня уже была готова целая история про семью этой самой пресловутой однокурсницы. Таких историй было много.

image

Меня очень мучило, что Марк никогда не задавал мне вопросов, не просил, чтобы я ушла к нему от Олега. А я ведь так ждала этого, хоть и безумно боялась расстаться с Олегом. Однажды Олегу случайно попалось на глаза мое любовное послание к Марку. Я сказала, что это начало романа, который я решила писать. Он сделал вид, что поверил. Но я чувствовала, как он замыкается в себе. Он часами в наушниках слушал музыку, подолгу не разговаривал со мной. Чаще стал расспрашивать, где я была, если поздно возвращалась из университета. Не знаю, верил ли он мне, когда я говорила, что приходится много заниматься. Потом я нашла у Марка письмо, которое он не решался мне отправить. В нем он просил меня уйти от Олега. Эта просьба была им выражена как-то сумбурно, он ничего не называл своими именами. А я как-то вдруг испугалась потерять Олега и сделала вид, что ничего не поняла. Я не ушла от Олега. После весенних экзаменов мы с Марком пошли в кафе, и там он спросил, как я планирую провести каникулы. Я сказала, что мы с Олегом что-нибудь придумаем. Марк спокойно встал из-за стола и ушел. Это был конец.

Никогда еще в жизни я так не плакала. Мне казалось, что я теряю равновесие: в моих отношениях с Олегом мне не хватало Марка. Мне нужны были они оба: Олег поддерживал и успокаивал, Марк волновал и будоражил. У меня было чувство, будто я стала хромать на одну ногу, вернее, будто у меня одна нога короче другой. Я уже не могла себя вести, как подобает невесте: то и дело пропускала семейные торжества, отказывалась от походов в кино и театр, перестала обращать внимание на свою внешность. Олег начал задавать мне уже совсем прямые вопросы: изменяла ли я ему? «Нет». Люблю ли я его? «Да». Не думаю, что это звучало убедительно. И вот как-то, когда я отказалась идти в гости к его родителям, Олег сказал: «Или ты идешь сейчас со мной, или между нами все кончено!» Я не пошла. А Олег собрал свои вещи и ушел. Через неделю я получила от него очень благородное письмо, вполне в его духе: о том, что он все понимает и прощает. Но по тону письма было ясно, что это окончательный разрыв.

В панике я попыталась вернуться к Марку. Пришла к нему, он открыл дверь, и я выпалила: «С Олегом все кончено, если хочешь, мы будем вместе по-настоящему: только ты и я. Если, конечно, еще не поздно...» Но было поздно. Марк посмотрел на меня совершенно равнодушно и сказал, что я ему больше не нужна. И ему тоже. Мне было двадцать, но я почувствовала себя на все сорок (сколько мне сейчас). Сказать, что я считала себя все эти годы виноватой, — ничего не сказать. Сколько раз я, засыпая, вновь переживала ту боль, которую причинила Олегу. Именно о нем я думаю все эти годы. Да, я была безумно влюблена в Марка, но как я могла быть такой эгоисткой. И в результате одним махом разбила три сердца: Олега, Марка — и свое собственное. Как глупо было думать, что можно вот так безнаказанно любить двух мужчин сразу, не причинив никому боли!


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.