Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Замуж через сеть

Автор ELLE Вера Горячая твердо решила выйти замуж. По Интернету. За иностранца. У нее получилось. Почти

image

Моя подруга приняла решение: если до пятидесяти она не выйдет замуж, то сделает это, выйдя в Интернет. «Искать женихов в России — работа не для слабонервных. В свои 42 мне приходится соперничать с четырнадцатилетними. Сил больше нет! Познакомлюсь по Интернету с разведенным американцем за сорок и уеду в Оклахому или Юту навсегда». Гуд лак!

Я тоже хотела найти себе мужа по Интернету. Это про­изошло, когда однажды в час ночи я сидела у кабинета своего начальника с кипой документов на подпись. На улице темень, и я точно знаю, чей номер высвечивается каждые пять минут на моем мобильном, — мама. В крайнем случае, бабушка волнуется. Тогда я и поняла, что красота моя увядает, а вокруг угрожающе сжимается кольцо из офисных мумий. Дома — пустота, а мой босс маринует меня в своей приемной с одной-единственной целью — забрать себе мою молодость.

Где мне было искать мужчину? Вроде я все уже испробовала: и в клубах развязно танцевала, и на скучные вечеринки ходила, и курортные романы заводила, и бесперспективных плейбоев соблазняла, и с пьющими архитекторами знакомилась, и с красивыми-некрасивыми подружками дружила. Даже на свидание, организованное моей мамой, с «порядочным молодым армянином из МГИМО» потащилась. В общем, я работала над собой. Но никто меня так и не полюбил.

Сколько бы меня ни учили в детстве, что надо быть слабой и женственной, я не усвоила урок. Поэтому мы с русскими парнями говорим на разных языках: я саркастичная и независимая, а с ними так нельзя. Они любят доминировать и играть в игры, а так нельзя уже со мной.

А вот иностранцы манили обещанием новой жизни. Не в финансовом плане, а на уровне ощущений, новой любовью. Есть целая категория девушек, которые встречаются только с иностранцами. «В них нет пошлости, их приятно соблазнять» (подруга Света, 27). «Они не боятся говорить слова любви» (учительница немецкого Людмила, 30). «Они классные, в постели никаких табу!» (бухгалтер ­Юлия, 52). «Они модные, даже пиво пьют по-особенному» (PR-менеджер Нина, 18). «Половину того, что они говорят, я не понимаю. Это возбуждает» (делопроизводитель Ирина, 46). Верить им или нет, решать каждому. Но я поверила перспективе отношений с иностранцами через Интернет, так же как поверили две мои подруги. Вот что из этого вышло.

Энди и Я

Я завела себе страницу на Myspace. Каждый день мне приходили письма от восхищенных арабов: «Ты красивая! Ты девственница?» и престарелых ковбоев: «У меня большой дом и ферма в Небраске. Хочу русскую жену. Ты любишь животных?» Животные мне не нужны ни в каком виде, поэтому такие письма оставались неотвеченными. Но однажды я сама нажала на одну из фотографий с широкой улыбкой. Видимо, злой рок.

Я первая написала ему что-то сексуальное. Мы списались-созвонились-встретились-оцепенели. Мы очень сильно влюбились. Настолько, что своим счастьем начали бесить всех вокруг. Он в Германии, я в Москве. Каждый день звонки, sms, видеопослания. Интернет и прочие электронные средства связи нас разлучали, соединяли и безумно раздражали, как препятствие и мертвая зона в нашей с ним сумасшедшей любви.

Денег у него не было совсем, зато планы мы строили на миллион долларов: он переезжает в Москву в мою квартиру, учит русский, зарабатывает, мы женимся, дети, семья.

После череды неудавшихся романов, после бесконечного ожидания звонков от «тех, что надо» молодых людей, после опустошающего секса и последующих отчуждений мне показалось, что счастье наконец-то не просто настигло меня, а стремительно обрушилось и пронзило насквозь. И это счастье было абсолютно заслужено, разве нет?

Мы жили урывками, мы неслись в аэропорты. Мне приходили бесконечные счета за телефон — я их оплачивала. Мне нужно было его увидеть — я покупала билеты. Платить пришлось за все, включая возможность нашей любви.

1

Я работала, а он нет. Точнее, он занимался музыкой. Европейские мужчины в принципе не считают это зазорным. Для них нет разницы между полами. «Ты работай, а я посижу с детьми». Боролись за эмансипацию? Бегом таскать шпалы, девушки! Когда ты берешь на себя роль мужчины, они с удовольствием залезают в твое платье и шпильки, а потом у них начинаются критические дни.

Вся эта реально-виртуальная история продлилась два года. Мы подали заявление в ЗАГС, он перевез свои вещи. А за неделю до переезда я услышала: «Я не готов». Моему горькому состоянию сложно подобрать достойную дефиницию. Истеричный вопль? Циклоидный психоз? Не будем вспоминать детали, но я приняла это решение. Я сказала, что дам ему столько времени, сколько он хочет, «давить и требовать» не буду.

Наши отношения опять перешли в интернет-зону, только стали реже, холоднее, почти в кромешной молчаливой тьме. В одно прекрасное воскресенье он сказал: «Я перезвоню тебе завтра утром», и больше я его никогда не видела, не слышала и ничего от него не получала. Все мои звонки и письма падали в темную пропасть. Интернет-отношения тем и удобны, как самый выгодный бизнес-проект: легко выйти.

«Наверное, его захватили в плен сомалийские пираты, или он завербован программой по защите свидетелей, или лежит парализованный в альпийских горах и его подкармливают сердобольные йети», — думала я, щелкая пультом. Мои утра начинались слезами, а вечера — алкогольными экспериментами. Пока однажды мне не позвонили: «Мистер Краузе заказал перевозку своих вещей из Москвы во Франкфурт без упаковки. Вы сможете завтра все собрать к нашему приезду?» Я отправила ему вещи, все до единой мелочи. Грузчики так и не поняли, почему я плачу.

Наш роман начался в Интернете, там же он и закончился.Письмом по электронной почте, в котором он с прискорбием отмечает, что так и не нашел среди своих бесчисленных DVD ту компьютерную приставку. Да, я помнила про приставку. Чертова штука была куплена на мои деньги и подарена ему в период моего буйного помешательства. Он хотел получить назад свой подарок и был уверен, что это абсолютно заслуженно, разве нет?

На протяжении еще полугода он с настойчивой регулярностью требовал свою приставку, которую я в итоге разбила вдребезги, а осколки аккуратно собрала и отправила по почте.

Безработный молодой музыкант, успешная одинокая девушка. Мы встретились нигде и расстались никак.

Фрэнк и Наташа

1

Моя лучшая подруга Наташа никогда ни в чем не нуждалась. У нее с детства был открыт максимальный доступ ко всем жизненным удовольствиям. Дочь обеспеченных родителей, она обладала несколькими завидными качествами, среди которых уверенность в себе, непоколебимость в решениях и хладнокровие. Казалось бы, она должна взять от жизни все, что аккуратно прописано в их семейном бизнес-плане. Но однажды произошло такое, что вырвало Наташу из контекста ее вычищенной жизни и унесло навсегда.

Поначалу Наташа никого не разочаровывала: ее отправили в Америку совсем маленькой, затем она поступила в университет Brown и приняла предложение по работе от «Большой Четверки» (четыре крупнейшие аудиторско-консалтинговые компании мира: PricewaterhouseCoopers, Ernst & Young, Deloitte, KPMG. — Прим. ред.). Очень хорошая и успешная девушка. Мы все ждали появления принца в ее жизни. В поклонниках она не нуждалась, они всегда были рядом: в основном недогулявшие в пабах университетские мальчики. Но среди них, видимо, не было «того самого». Поэтому она, так же как и я, сидела в Интернете, где и встретила шведа Фрэнка из Москвы.

То ли Москва неизбежно манила, то ли Фрэнк стал первым мужчиной, способным поставить Наташу в угол, как это делал ее папа, но отношения online взорвали ее жизнь. Она ездила к нему на каникулы, он к ней на выходные. Телефоны и почта перегружались от сообщений. Они общались дистанционно, но любили с максимальной близостью. Фрэнк торговал вином, получал хорошую зарплату, делил съемную корпоративную квартиру на Фрунзенской набережной с экспатом, торговавшим мясом.

Как-то ему подвернулась возможность подписать с австралийским офисом контракт на четыре года и улететь в Аделаиду. «Ты едешь со мной?»

Наташа с детства играла по правилам. Искала папиного одобрения, была послушной, никогда не оступалась и держала лицо. Она смогла идеально вписаться в семейный финансовый проект, но в эту сложную династическую формулу закралась ошибка. Ради надежды на настоящую любовь Наташа решила все бросить.

Перед отъездом ей потребовалось смириться с несколькими событиями своей жизни: потеря возможности получить Green card, отказ от предложения по работе, выезд из квартиры на Манхэттене, крупнейший за всю историю конфликт с родителями и молчаливое осуждение друзей.

В Австралии обстоятельства потребовали от Наташи еще большей жертвенности. Она сидела дома и ждала Фрэнка. Самый сложный в ее жизни экзамен — послушно обставлять мебелью съемную квартиру, кормить двух маленьких австралийских овчарок, заниматься йогой, радушно принимать коллег Фрэнка в гостях. Я получала от Наташи фотографии, где она, выпускница лучших в мире университетов, с улыбкой помешивает на огне «кенгуру в соусе из quandong». Чуть позже она все-таки устроилась на работу в австралийском консалтинге, но друзей все равно делила с Фрэнком и в Москву отправляла опустошенные письма.

Через два года они вернулись, чтобы жить в огромной Наташиной квартире. Все это продолжалось какое-то время, до тех пор, пока свадебные разговоры не довели Фрэнка до уже знакомого: «Я не готов». Он переехал к своему «мясному» другу и через пару дней с тщательностью санинспектора проверил все шкафы в Наташиной квартире на предмет забытых вещей. Важным оказалось все, вплоть до икеевских полотенец и вилок. Все, кроме Наташиных чувств. Финальным аккордом стал их совместный банковский счет, на котором, по мнению Фрэнка, не хватало 5 тысяч евро. Битву за деньги Наташа выиграла и потом долго думала про себя: «Никогда, никогда, никогда».

Марк и Ксения

Моей бывшей коллеге Ксении не нравилось работать. Для нее это неестественное состояние. Мама ей всегда говорила: «Ты красивая, и это путь к счастью». Ксения об этом помнила и изо всех сил карабкалась наверх. Но вопреки прогнозам жизнь обошлась с ней довольно жестоко: мужчины ее использовали, на работе она скучала, замуж никто не звал. «Мои отношения с мужчинами, как любимые платья — все короче и короче», — жаловалась она мне. «Дура ты», — завидовала я ей.

Ксения не чувствовала себя счастливой. Ей даже пришлось зарегистрироваться на сайте кулинарных рецептов в надежде удержать женатого любовника телячьими почками в коньяке. Все кончилось тем, что любовник сбежал из-за угрозы отравления, а сайт остался.

Она все время сидела в Интернете и с кем-то переписывалась. Мы даже и не поняли, что у нее роман. А потом она взяла и уехала в Италию навсегда. Я и Наташа ехидно делали ставки, когда же она вернется и опять примкнет к нашему клубу «Ненавижу их всех». А она не вернулась. Более того, Ксения живет в Тоскане на небольшой, но уютной вилле Марка, не работает, учит итальянский, готовит артишоки с устрицами, носит обручальное кольцо и занимается йогой. И так уже пять лет. Для Наты — страшный сон, для Ксении — предел мечтаний.

Я и мои подруги пытались найти свое счастье за пределами реальности. У кого-то все сложилось, кто-то получил урок на всю жизнь. Так бывает, ничего страшного. Наташа вышла замуж за русского, Ксения родила девочку. А я хожу на свидания. В том числе и с русскими парнями. Но почему-то, сколько бы я ни присматривалась, все они для меня в итоге оказываются чужими и иностранными.

Фото: Karl Lagerfeld


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.