Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Уходя, не уходи

Роман, который начался вопреки всему и вопреки всему закончился. Новый человек, заполнивший собой пустоту, но не сумевший занять все сердце. Своими сомнениями накануне свадьбы делится Вика.

image

Роман, который начался вопреки всему и вопреки всему закончился. Новый человек, заполнивший собой пустоту, но не сумевший занять все сердце. Своими сомнениями накануне свадьбы делится Вика.

Я раньше не верила, что про разбитое сердце можно говорить всерьез. Красивая фраза, не больше. Сколько у меня было разочарований, несчастных любовей и прочих скоропостижно увядших романов – больно, обидно, но сердце никогда не болело. А после того как Илюша ушел, заболело. Как будто в грудь углей насыпали, так что не вздохнуть, не пошевелиться.С самого начала этот роман проходил под грифом «вопреки». Взять хотя бы наше знакомство, которое случилось, несмотря на мое железное правило: никаких уличных незнакомцев. Было лето, и я поехала в центр прогуляться и немного пошопиться. Илюшу я вычислила сразу: он ходил за мной по пятам по торговому центру, но все никак не решался подойти. Пару раз как бы невзначай оборачивалась — парень отводил глаза. Про себя я посмеивалась над горе-преследователем, но уж больно любопытство заедало, чем все закончится.Подошел он ко мне уже на улице. Точнее, подбежал. Я направлялась к метро и вдруг услышала чьи-то торопливые шаги. Обернулась и увидела, что парень несется ко мне со всех ног. Запыхавшийся, загорелый, с улыбкой от уха до уха – такому невольно начнешь улыбаться в ответ. Я, говорит, никогда раньше не знакомился на улице, вообще не знаю, как это делается. Может, просто пойдем и выпьем кофе, если у тебя есть время? Время у меня было, но три часа пролетели, как три минуты. Выяснилось, что Илья работает в агентстве недвижимости, недавно вернулся из Крыма, где и приобрел свой загар, и младше меня на два года (хотя с виду и не скажешь). Простились мы как-то скомканно: ему позвонили — и нужно было срочно ехать. Но послевкусие от нашего знакомства, его улыбки и той легкости, с которой мы общались, осталось самое приятное.

В отношениях с мужчинами я всегда проявляла настойчивость, возможно, даже излишнюю. Нравился парень – сама звонила, писала, предлагала встретиться. С Ильей все получалось иначе. Я как-то с самого начала дала себе установку не думать о нем. Просто продолжать жить в привычном режиме, не устраивая вокруг этого знакомства излишней ажиотации. Звонил Илюша всегда сам. И чем убедительнее я играла в недотрогу, тем настойчивее он становился.С первым сексом вышло смешно. Мы договорились поехать на выходные к Илюше на дачу. «Ты не против, если мы там заночуем?» — уточнил он. Я была более чем не против, потому что этому предшествовало две недели сумасшедших поцелуев. В мыслях я уже прикидывала, какое белье надену, как все будет романтично и красиво… Разговор состоялся в кафе, а потом Илья повез меня домой. В итоге у подъезда, в машине, и случился наш первый раз. Спущенные до колен штаны, задранная рубашка, в общем — апогей романтизма. Но даже после того как мы стали близки, я еще какое-то время продолжала держать дистанцию.

Прекрасно помню, как меня накрыло. Была суббота. Илья приехал ко мне с утра, чтобы приготовить завтрак. Он вообще был мастером красивых жестов. И пока Илюша стоял у плиты, я смотрела на его спину и вдруг почувствовала, что сейчас разрыдаюсь. Это была какая-то немыслимая волна нежности, окатившая меня с ног до головы. Я смотрела на него и повторяла про себя: «Хочу тебя навсегда. Хочу. Тебя. Навсегда». Это ощущение было невозможно отменить. Теперь не звонить Илье, а ждать, когда он сам появится, было пыткой. А самое ужасное, я стала подмечать и прокручивать в голове кучу нюансов: он никогда не остается у меня на ночь, не приглашает к себе, даже не звонит из дома. Спросить в открытую: «У тебя кто-то есть?» — я не решалась. Думала, если он любит меня, то сам переиграет все в своей жизни так, чтобы мы могли быть вместе, а мне расскажет обо всем постфактум. Я тогда очень многое поняла про любовь, но главное: она требовательна, она все решает сама. Ты больше не можешь взвешивать все «за» и «против», раздумывать и обдумывать, а просто делаешь, что должен, — всем своим существом стремишься к тому, кого любишь. Так было со мной, и того же я ждала от Илюши. Мысленно я уже вышла за него замуж, родила наших детей, дождалась внуков. Хотя и разговоров на эту тему было много. Илья вел себя так, будто бы наше совместное будущее предрешено, чем только подогревал мое больное любовью воображение. Осталось только сделать последний шаг: быть со мной. Только он продолжал уезжать по ночам, а я по-прежнему не задавала вопросов.

До Нового года тогда оставалось всего несколько дней. Провожая Илью до машины, я сказала: «На то, чтобы решиться, у тебя есть три дня». Сама не верила, что произнесла это вслух, ведь, по сути, это был ультиматум. Причем абсолютно бесполезный. Бездействие Илюши и было его решением. Последний раз мы виделись 1 января. Сначала я не открывала, он звонил, колотил ногами в дверь, а потом мы сидели, обнявшись, на полу в коридоре и плакали. Илья говорил долго, но ничего конкретного. Про то, что он очень виноват передо мной, что любит больше жизни, но подобные решения просто не даются. Что именно его так держит, я не спрашивала. Да теперь уже это и не имело никакого значения. Простились мы на удивление тихо. Когда у него закончились слова и слезы, я просто сказала: «Тебе пора. И, сжалься надо мной, не звони и не приезжай больше». Помню, как за ним хлопнула входная дверь, а я побежала на кухню и как сумасшедшая билась о плиту. Руками, которыми еще секунду назад его обнимала, лицом, на котором осталась соль его слез. Этой болью я хотела заглушить то, что рвалось в груди. Кошмар, от которого мне еще долгое время не будет спасения.

Ваню, своего одноклассника, я потеряла из вида лет на десять. В школе мы общались и даже дружили, но после 11-го класса Ванька переехал в другой район. Встретились мы случайно, рядом с моим домом. Со дня нашего расставания с Ильей прошло больше полугода, но я так и не могла выправиться. Каждый вечер, возвращаясь с работы, садилась на скамейку около подъезда и ждала. Нет, не его, потому что знала: раз он выдержал такую длительную паузу, значит, не пожалел о своем решении, — а просто набиралась сил. На этой самой скамейке Ваня меня и нашел.

Зимой у Смирнова умерла бабушка, и из съемной квартиры он перебрался в ее однокомнатную. Теперь мы были соседями и виделись чуть ли не каждый вечер. Он чувствовал, что со мной творится неладное, но вопросов не задавал. Вместо этого поил чаем, травил байки. Просто был рядом, заполняя собой окружавший меня вакуум. О других мужчинах – не Илье – я и думать не могла. Просто как отрезало. Но фокус был в том, что Ваньку я и не воспринимала как мужчину. Так, милый дружочек дет­ства, который вдруг снова возник в моей жизни. А потом почему-то и в постели... Он потянулся ко мне, а я не нашла в себе сил сопротивляться. За всем происходящим наблюдала как бы со стороны, абсолютно ничего не чувствуя, – ни отчаяния, ни стыда, ни удовольствия. Думала: наверное, я стала фригидной, раз никак не реагирую на его ласки.

Наши с ним домашние посиделки с самого начала были окрашены какой-то семейственностью. А тут во мне проснулась отчаянная домохозяйка. Я часами простаивала у плиты, наглаживала рубашки, гонялась за каждой пылинкой. Все, что я хотела отдать Илюше: заботу, тепло, поддержку, – теперь доставалось Ване. Со временем и с сексом вроде бы наладилось. Но вот это «вроде бы» присутствовало во всем. Вроде бы отношения, вроде бы хорошо. При этом внутри меня, где-то на самом донышке, шевелилась непокорная мыслишка: «Но ведь он не Илья».Ваня — из редкой породы верных мужчин. Обстоятельный, заботливый, благородный. Он укутывал меня собой, как теплым одеялом, и мало-помалу я отогревалась. Пускай во мне не было любви – по крайней мере, той, что была к Илюше, — зато я чувствовала невероятную благодарность к человеку, который отдавал мне себя так щедро. Через год – ровно день в день, как мы с ним встретились у подъезда, — он сделал мне предложение.

Сейчас я невеста. Для окружающих – стопроцентно счастливая женщина, у которой кольцо, планы на медовый месяц и любящий мужчина. И только самой себе я могу признаться, что боюсь. В первую очередь за Ваню. Мое предательство сделает из него еще одного морального калеку, раненного в сердце человека. Ванька и правда замечательный и заслуживает женщины, которая бы была с ним честна. Ведь я так и не сказала ему: если Илья придет и скажет, что готов остаться навсегда, Ване придется уйти.

Вика, 28 лет

Хотите поделиться историей, которая повлияла на вашу жизнь? Сообщите об этом на адрес story@elle.ru. Наш редактор встретится с вами и запишет ваш рассказ.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.