Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Сладкий и гадкий

Елена РОДИНА убедилась: истории об отношениях с опасными мужчинами захватывающи, но у них редко бывает счастливый финал.

image

Елена РОДИНА убедилась: истории об отношениях с опасными мужчинами захватывающи, но у них редко бывает счастливый финал

В школе я была из тех, кто сидит на первой парте и получает пятерки, — отличницей с пышными бантами и косичками. Время от времени ко мне подсаживали отпетых хулиганов — для исправления. Хулиганы исправляться отказывались и списывали у меня контрольные. В целом мы держались вполне дружелюбно, только иногда били друг друга учебниками по голове. Плохие мальчики волочились за девочками, которые красили губы в красный цвет и носили колготки в сеточку. Я же предпочитала плотные шерстяные колготки и проводила время за чтением Ремарка и Мережковского.

Пару раз я тайком влюблялась в «подсаженных» хулиганов: они были смелы, брутальны и мужественны, с разорванными рюкзаками и в небрежно расстегнутых школьных пиджаках с недостающими пуговицами. Мне они казались сильными, благородными и недостижимыми. При этом хулиганов я интересовала примерно так же, как шерстяные колготки и Мережковский. То есть никак.

После школы случилось много всего: я стала журналистом, избавилась от косичек и шерстяных колготок. В душе я осталась отличницей, но отношения с мальчиками изменились: по голове учебниками больше никто не бил, наоборот, приглашали в кино, дарили цветы и признавались в любви.

С Л. я познакомилась в Испании в первый день моей учебы. Я вошла в класс и поняла, что, как всегда, явилась слишком рано. Мне еще предстояло привыкнуть к тому, что в Испании все опаздывают — даже дикторы центрального телевидения на прямой эфир. Загорелый темноволосый парень на мое робкое испанское приветствие отчетливо ответил: «Привет!» Оказалось, он русский. После, когда я нервно курила на крыльце, Л. очутился рядом, достал из кармана пачку Marlboro и пригласил в гости на чай. Не зная, как вежливо отказаться, я согласилась.

Мы с ним подружились удивительным, стремительным образом, построенном на полном противоречии во всем. Он на самом деле был плохим парнем, из тех, по которым я когда-то тайно вздыхала: популярным красивым хулиганом с оторванными пуговицами, встрепанными волосами и наглым взглядом. Пуговицы, правда, отсутствовали метафорически: Л. был щеголем. Он вырос в богатой семье в провинциальном городе N. Отец подарил Л. квартиру, когда он еще учился в школе, и там Л. встречался с моделями, нюхал кокаин. Все было хорошо — до тех пор, пока его не посадили в тюрьму. О причинах ареста Л. молчал, но дал понять, что его подставили враги отца, крупного бизнесмена. Л. просидел в тюрьме год, после чего волшебным образом освободился и был отправлен родителями подальше от проблем, моделей и кокаина.

Наша дружба была странной. Л. довольно скоро признался мне в любви, и хотя это польстило, взаимных чувств я не испытывала. Порой, напившись сладкого малагского вина в предрассветном баре, мы целовались у порога моей квартиры, где я неизменно говорила «пока» и закрывала дверь. На фоне остальных студентов школы — правильных, свежих, гладеньких шведов, немцев и японцев — Л. выглядел диким зверем. Пока одноклассник из Германии Ханс подробно рассказывал, сколько часов в день он тратит на занятия в спортивном зале и какие мышцы тренирует, а швед Марио делился познаниями в марках вин и породах собак, Л. вспоминал, как он воровал виски из испанских магазинов, путешествуя вдоль побережья с другом, охранником борделя. Разглядев мое захлебывающееся журналистское любопытство ко всему потайному и темному, он стал моим гидом по злачным местам южной Испании. Ночь за ночью мы отправлялись пить водку с лимоном в портовые бары, где за соседними столиками коротали ночь проститутки, моряки и торговцы «шоколадом» — особым сортом гашиша в плитках. Мы ездили смотреть травести-шоу в гей-барах Торремолиноса, завтракали в пропахшем сигаретами казино Марбельи, ели фалафель в арабской закусочной, пока рядом вели сложные переговоры и курили траву арабские гопники.

image

Мы дружили, Л. оставался все тем же, а я менялась. Когда мы начали общаться, я была одна в незнакомом городе, в чужой стране — и Л., помогая мне справляться с каждодневными проблемами (как установить газовый баллон на кухне? где достать новый ключ от квартиры, если старый я уронила в море?), пользовался моей растерянностью, чтобы стать незаменимым, единственным героем. Он и был героем, но в какой-то момент перестал. Ощущение было очень отчетливым, схожим с чувством, которое испытываешь, увидя при свете дня дешевый мотель, казавшийся в сумерках мистически-прекрасным.

Л. был страшно ревнив и не мог удержаться от ругани, когда я общалась с друзьями мужского пола, его образования не хватало, чтобы обсуждать мои любимые книжки и фильмы, а его любовь становилась все более тягостной. Но главной проблемой стало то, что я испытала огромное разочарование в концепции «плохого парня» в целом. Л. вел себя как бунтарь по отношению ко всему миру. В какой-то момент я осознала: то, что казалось мне романтическим бунтом, просто-напросто неумение радоваться жизни и ею управлять.

Л. часто повторял, что все люди — волки. Пока мы проводили время вместе, я тоже ощущала направленную на нас враждебность мира. Но когда я акклиматизировалась в новой стране, то почувствовала, что враждебность исходила не от мира, а от нас самих. Стоило это понять, как мир изменился: люди на улицах заулыбались, друзья помогали решать проблемы, не требуя ничего взамен, даже пальмы закачались приветливее и воздух из обжигающего превратился в нежный. Чары плохого мальчика потеряли силу. Я сказала Л., что между нами ничего не выйдет.

Историю можно было бы закончить, как когда-то хотела завершить ее я: позади прекрасные месяцы, наполненные приключениями, но пора двигаться дальше, пересесть за разные парты и начать любить мир. Сделать это оказалось непросто. После нашего разговора Л. начал преследовать меня, появляясь на вечеринках с общими друзьями, напиваясь и в тихом бешенстве наблюдая за каждым моим шагом. Он звонил по ночам и слал странные сообщения, а однажды пришел к моим окнам, истекая кровью: для эффекта он нарочно подрался с бандитами.

Когда уговоры и даже демонстрация разрезанного живота не подействовали, Л. начал угрожать расправой. Я вспомнила хулиганов из школы и запоздало поняла, что, похоже, я им все-таки нравилась, а «учебником по голове» — их единственный способ обратить на себя внимание. Л. грозился использовать что-то более серьезное, чем учебник, а именно — нож. Рифмы типа «любовь — кровь» отдают бульварной романтикой, но в реальной жизни пугают не на шутку. Помню, как, выслушав обещание убить, я надела платье и каблуки и пошла по улице неизвестно куда, просто чтобы не оставаться дома. По дороге встретила соседку по квартире, и когда она спросила, как дела, я разревелась и все ревела и ревела прямо на улице к недоумению проходящих мимо испанских пенсионеров. Пенсионеры угостили меня шоколадкой.

Никогда не забуду месяц жизни в страхе, когда мой прекрасный влюбленный следил за мной из-за каждого угла и слал sms: «Я знаю, что у тебя на завтрак: яйца и тост». Это был месяц ужасов, визитов в полицию и в общество защиты женщин (где ко мне упорно не хотели относиться серьезно, но с интересом расспрашивали интимные подробности). Когда я достигла лимита морального истощения, все закончилось. Так же быстро, как он появился в моей жизни, Л. из нее исчез, и больше я его не видела. Только однажды он прислал sms, что встретил другую и счастлив. Каким же это было облегчением!

С тех пор прошло много лет. С плохими мальчиками я больше не дружу.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.