Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

«Сексуальность женщины часто раскрывается после первых родов». Новое интервью Михаила Лабковского

Отрывок из откровенного разговора Елены Сотниковой с самым востребованным психологом страны для декабрьского номера журнала ELLE. На этот раз — на тему либидо и женского счастья

После публикации первого интервью прошло всего два месяца, а кажется, что целая вечность: мы уже давно перешли с Михаилом на «ты» и чувствуем себя хорошими друзьями. Мы оба волновались, закончив второе интервью, — честно говоря, ни он, ни я сама не ожидали такого широкого резонанса на материал «Вы не одиноки». Теперь я понимаю причины этого успеха — ведь персональную консультацию Лабковского смогли получить сотни тысяч людей, а я сама в добровольной роли пациента оказалась вполне типичной представительницей «армии российских невротичек», по выражению самого Михаила. Задавая вопросы про секс в этом интервью, я частично выполняла социальный заказ, собрав вопросы в редакции и не только. Итак, планка задана. Перепрыгнем?

ЕЛЕНА СОТНИКОВА Помнишь, чем закончилось наше предыдущее интервью? Ты говорил о том, что хочешь добиться того, чтобы изменять либидо человека, — иными словами, чтобы нас тянуло к «правильным» людям. В этой связи у меня два вопроса: во-первых, насколько продвинулись твои исследования? И еще: не думаешь ли ты, что если мы еще научимся полностью управлять своими страхами, эмоциями и даже либидо, то превратимся в неких супергероев? Может, тогда и жить не очень интересно будет?

МИХАИЛ ЛАБКОВСКИЙ Начнем с первого вопроса. Пока мне удалось это сделать с самим собой. Для того чтобы получить Нобелевскую премию, нужно это еще как-то описать, чтобы все люди смогли этим воспользоваться. Но, может, мы оставим это на самый конец статьи? У меня есть очень...

Е.С. Ну уж нет! Пожалуй, с этого и начнем!

М.Л. Тогда несколько слов о себе. Я тоже невротик. Я родился в семье, где папа вел себя очень тихо и никуда не встревал; например, мама меня лупила, но он не вмешивался. А лупила потому, что я был тяжелым, неуправляемым ребенком. Лупила за двойки, как обычно, за плохое поведение, замечания в дневнике и так далее. Словом, у меня была мама с трудным характером, а отец занимал позицию невмешательства. Естественно, это наложило отпечаток на мою личность. Когда я учился в школе, мне, как большинству невротиков, нравились девочки, которым не нравился я, и мне не нравились девочки, которым нравился я. И это осталось у меня на всю жизнь. Это первая проблема с либидо. Ты выбираешь заранее ненормальные отношения, когда все, чего ты хочешь, — это заставить кого-то себя полюбить. А те хорошие девочки, которые, что говорится, могли бы составить твое счастье, тебе на фиг не нужны. А все потому, что твоя мама не была хорошей девочкой. Мало того — я боялся маму, потому что никогда не знал, какое у нее настроение и будут меня наказывать сегодня или нет и так далее. Вот эту проблему я решил. Теперь: а) мне совершенно неинтересны люди, которым я не нравлюсь, и б) если у меня возникают какие-то отношения и они меня чем-то не устраивают, у меня нет проблемы с них соскочить — что бы я ни испытывал к человеку, как бы я его ни любил. Если я чувствую, что мне что-то неприятно (и это системная, а не разовая история), то я вообще не имею никаких переживаний. Первый раз, когда это случилось, я был в шоке, потому что я к этому не привык.

Е.С. Это было давно?

М.Л. Нет, что ты. Это произошло ближе к пятидесяти годам.

Е.С. Ах, вот оно как. Значит, до пятидесяти лет ты был невротиком. Как все мы.

М.Л. Да, и у меня были невротические отношения.

Е.С. Как у всех здоровых людей. (Мы смеемся.)

М.Л. Так вот. Я был страдальцем. Я не верил, что меня любят, и все время искал признаки этой нелюбви. «Я вообще не знаю, почему она со мной», и все такое. И мне как раз нравилось, выражаясь словами Мао Цзедуна, «чем хуже — тем лучше». Почему я об этом говорю? Потому что 90 процентов женщин России имеют ровно эту же проблему. Им прямо в школе уже не нравятся хорошие мальчики, а нравятся подонки, маргиналы и негодяи — короче, любой человек, который может тебя опустить, унизить, обидеть и даже, честно говоря, дать по морде.

«Сексуальность женщины раскрывается по-разному — часто это происходит после первых родов». Новое интервью Михаила Лабковского

Е.С. Вот они, мои школьные годы. Я — золотая медалистка, он — отпетый хулиган, двоечник и мерзавец. Еще и изменял мне с какими-то пятиклассницами. И говорил: «Ты знаешь, на самом деле ты не мой типаж. Мне нравится Алферова из «Трех мушкетеров». И еще одна тридцатилетняя баба из соседнего подъезда». Избить он меня тоже попытался один раз, когда я поступила в институт и сразу переключилась на новый круг общения.

М.Л. Ты знаешь, это ведь трагедия — то, что ты говоришь, и то, что я могу сказать о себе. И теперь, когда я выздоровел, я могу честно ответить на вопрос: «Михаил, вы когда-нибудь любили?» Правильным ответом будет: «Нет, не любил. Никогда и никого». Но! Большинство женщин считает, что это любовь. Почему? Они любовь меряют уровнем страдания. Если ты спросишь какую-нибудь свою подругу, любила ли она, начнется рассказ, больше похожий на историю болезни, чем на историю любви. И чем больше она страдала, тем больше она считала, что это любовь. Дорогие женщины! Это дерьмо — точно не любовь. А что это такое? Это любовь не к человеку, а к тому, что он дает тебе возможность чувствовать себя жертвой. У таких людей (и у меня тоже) главная эмоция в любви, знаешь, какая? Чувство жалости к себе. Затевается все ради этого. Причина очень простая — у них так дома было. Вообще любовь формируется исключительно за счет отношений родителей между собой и с ребенком, если коротко. И это на всю жизнь. Считается (считалось), что это невозможно исправить. «Я головой понимаю, что этот парень очень хороший, он был бы прекрасным мужем и отцом для моих крошек. Но я его не хочу». Ну и все. Дальше-то чего?

Е.С. Михаил, ты уводишь все в сферу рационального. Согласись, что любовь, секс, либидо — вещи иррационального порядка, иначе зачем тебе было бы Нобелевскую премию давать?

М.Л. Да! Я научился менять именно иррациональное, именно бессознательное.

Е.С. (уныло). Ну, и как ты это делаешь?

М.Л. Очень простым способом. Кстати, это и правда довольно несложно.

На этом месте меня разбирает хохот. Я извиняюсь, но ничего сделать с собой не могу. Лабковский смотрит на меня понимающе, с долей сострадания.

М.Л. Да, давай два слова скажем о том, что такое либидо. Либидо — это влечение, построенное на очень сложных ассоциациях, как правило, связанных с детскими переживаниями. И еще вот что хочу сказать: ты не можешь иметь отношения с теми людьми, которые не напоминают тебе кого-нибудь из детства. Это исключено. Итак, что мне удалось сделать? Я взял третье правило из своих шести: сразу говорить о том, что тебе не нравится, и говорить об этом один раз. Ты помнишь, в прошлом интервью у нас об этом было много сказано. ­Если ситуация не меняется, у тебя есть только два сценария: либо тебе уже все нравится, либо до свидания. Как бы ты человека ни любил и как бы по нему ни убивался, ты сказал и должен принять решение. Я это начал делать примерно года два назад, и на сегодняшний день я пришел к тому, что я не испытываю никаких садомазохистических чувств. Когда это про­изошло в первый раз, я был в шоке, потому что понял, что моя психика делает что-то для меня новое.

Е.С. Но ты ведь сделал это не в полусне? Ты же сам принял решение, сам заставил свою психику развернуться в другом направлении...

М.Л. Я не то чтобы ее заставил, я ее изменил. Слушай, а зачем мы обо мне столько?

Е.С. Знаешь, после первого интервью тебе придется раскрыть какие-то свои карты. Ты же звезда, к тебе теперь все будут приставать с вопросами про личное. А как ты хотел?

М.Л. Ну ладно. Итак, говоря по-русски, я никогда не испытывал никакого удовольствия от отношений. Переживания и страдания, собственно, и были удовольствием, как мы уже поняли. Я изменил свою психику за счет изменения модели поведения. Я перестал называть подобные отношения любовью; я стал называть их зависимостью. Самое интересное, что, когда я эту проблему решил, я стал по-другому к маме относиться. Ушли обиды, пришло понимание ее проблем. Не так много времени прошло с того момента, когда я стал себя так вести. А вести себя надо всегда одинаково. Например, тебе не нравится поведение твоего мужа. Ты говоришь: «Старик, мне не нравится, как ты себя ведешь». Говоришь один раз. Дальше: если поведение не меняется, то либо тебе уже все нравится, либо ищи себе другого мужа. Страшновато, правда?

Е.С. А как же ребенок?

М.Л. Вот вы, женщины, сразу начинаете сюда детей приплетать. У отца свои отношения с ребенком. При чем здесь твой брак? Конечно, надо смотреть на каждую ситуацию отдельно. Когда сплошные скандалы, для психического здоровья всех сторон лучше разойтись. Но и когда все тихо-спокойно, а у родителей на самом деле холодные отношения, ребенок это тоже считывает. И это, кстати, является моделью семьи и для него. Так что ничего хорошего.

Е.С. Так, я обещала читателям интервью про либидо и секс, давай возвращаться.

М.Л. Давай. Вообще, женщины — неубиваемые существа. Они могут выйти замуж без любви, они могут годами жить с человеком, которого не хотят, только ради того, чтобы не быть одинокими. Однажды ко мне пришла женщина, которая три раза была замужем. Все мужья у нее были алкоголиками, последний из которых устроил ей ­перелом основания черепа. А первый сломал руку на свадьбе. ­Получается, у нее безвыходная ситуация — или живи с нелюбимым, или жди, когда тебе голову оторвут. Что я сделал в своем отношении? Я перестал терпеть ­негатив и перестал называть ЭТО любовью. Может, я цинично выгляжу, но то, что я курил 37 лет и бросил в один день, — это примерно то же самое. Статья на тему курения у меня так и называлась — «Не отрекаются любя». Так и здесь. Первое, что может женщинам помочь, — они должны перестать считать любовью свою эмоциональную, адреналиновую, сексуальную, какую хочешь, зависимость, а также страх одиночества и страх невостребованности. Их сразу отпустит. Когда ты понимаешь, что ты не любишь курить, но у тебя есть зависимость; когда ты понимаешь, что ты не любишь того подонка, но у тебя есть потребность в этих страданиях, — тебя как минимум процентов на 50 уже отпустит.

Е.С. И как ты предлагаешь это реально делать?

Сохраним на время интригу. Полную версию интервью Елены Сотниковой и психолога Михаила Лабковского читайте в цифровой версии журнала ELLE.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.