Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Некуда бежать

Игорь КУЗЬМИЧЕВ считает, что отношения на грани разрыва – самые прочные и иногда драма может закончиться хеппи-эндом

image

Игорь КУЗЬМИЧЕВ считает, что отношения на грани разрыва – самые прочные и иногда драма может закончиться хеппи-эндом

Квартирный вопрос испортил много семей. Так принято считать. И спас, кстати, немало браков, находившихся на грани распада, — вопреки фактам, принятым решениям и здравому смыслу. Просто бывает так, что люди решили разойтись, а сделать этого не могут. Ведь когда пара разбегается, один из них должен покинуть помещение, а второй — остаться. Так обычно происходит. Но если этому одному некуда податься, как быть?

Да никак. В итоге вчерашние партнеры продолжают жить вместе, но как бы соседями. Торжественно обговаривают: если что, если кому-то из них нужно будет встретиться с кем-то, то без обид, запросто, подстроимся друг под друга и проч.

На деле часто выходит не так просто. Все-таки, даже если вы разбежались и ничего, кроме тихого раздражения (и это в лучшем случае), друг к другу не испытываете, требуются усилия, чтобы принять новую личную жизнь экс-подруги/друга. Но ведь бывает так, что пара расходится не из-за кого-то, а сама по себе. И вот они разбежались, но живут по-прежнему вместе, и новые отношения у них еще не случились. Что тогда? Да все что угодно. Например, нерегулярный секс друг с другом. Ну а что? В конце концов, люди не чужие, столько лет постель делили, и вообще. Потом, если выпал свободный вечер, в кино сходили. Как друзья, конечно. Причем запросто обсудили юношей и девушек, мужчин и женщин, что попадали в поле зрения.

— Ничего такая, может, подойти к ней?

— Конечно, подойди. Хотя лицо у нее какое-то стервозное, тебе меня, что ли, мало было?

Или:

— Какой мужчина! Смотрит он на меня, нет?

— Да, поглядывает. Еще бы, ты же у меня... черт, прости, не у меня уже, вообще, красавица!

— Ты думаешь?

— Ну конечно.

В этом месте возникает пауза, экс-партнеры, вдохновленные перспективами свободы, ничего друг другу уже не должные, идут в темный кинозал, смотрят фильм, она кладет голову ему на плечо — по-дружески, разумеется, ничего больше. Он держит ее за руку — просто так, и оба чувствуют себя легко и спокойно. Возвращаются домой, потом она приходит к нему в постель, происходит секс, просто секс, и он, и она ловят себя на мысли, что хорошо же. Хорошо.

В этом месте драматургически верно было бы закончить этот сюжет неминуемым воссоединением: раз им вновь приятно быть друг с другом, то и чувства вернутся. Или бог с ней, с любовью, главное, чтобы напряжение спало и вернулся взаимный интерес.

Да, такое тоже бывает, но это как-то слишком просто. Обычно ситуация если и выравнивается, то дольше и болезненней. Даже если им хорошо сейчас, не факт, что через час они не поссорятся. Скорей всего, поссорятся. Затем помирятся. И правда, какой смысл лаяться, если никто ничего друг другу не должен? Но потом будут отчаянные крики: «Как нам разъехаться, я так больше не могу!» Будут упреки: «Мы так не устроим свои жизни, если будем ходить в кино или еще куда парой. Ну как я подойду к девушке, если ты рядом?» И все в таком духе.

Конечно, они попытаются сходить куда-то поодиночке, друзья будут их активно сватать, вечером они станут загадочно улыбаться, выдавая экс-партнеру желаемое за действительное («Знаю я эту твою улыбку. Познакомилась с кем-то?» — «Нет». — «Не ври». — «Думай что хочешь. И вообще, тебе какая разница?» — «Никакой». И так далее). Возможно, даже начнется что-то похожее на роман в зачаточной стадии, и будут свидания, и, допускаю, даже он/она переспит с новым партнером. Но если там ничего не сложится, он/она вернется в этот их общий дом и они справятся и с этим сложным моментом («Ты сегодня не ночевал дома... У тебя был секс?» — «Ну...» — «Скажи мне, мы все-таки не чужие друг другу». — «Да, был. Мы же просто живем вместе и пытаемся каждый начать новую жизнь, так ведь?» — «Конечно». — «Что не так?» — «Все в порядке, поздравляю»).

image

Могут быть слезы, уверения, что нет, все о-кей, мы действительно больше не пара, просто это нелегко пережить, и вообще, дальше так нельзя, мы должны разъехаться, это невыносимо.

Но они продолжают жить вместе — ну некуда им разъезжаться, такое бывает сплошь и рядом. И все, что было, забывается. Они снова — выдается вечер, когда оба свободны, — идут в кино или просто гуляют по городу, пьют кофе, что-то едят. И позади уже такие руины, и пережито так много, и выплакано, и высказано, и даже любимый браслет его выкинут в окно в состоянии аффекта, и ее кольцо — подарок! — намеренно спущено в унитаз, что на этом фоне несложно брать друг друга за руку и просто гулять. И можно даже не уверять друг друга, что это ничего не значит. И не объясняться: давай ляжем в постель, потому что хочется. Все же высказано, объяснено, ничего не осталось, внутри гулкая пустота, но вместе им хорошо. Не так, как когда-то, а по-другому хорошо.

И вот тут что-то начинает меняться. Они меньше ссорятся, а если и собираются, то за секунду до срыва их останавливает понимание того, что им друг с другом неплохо, и обретенное душевное равновесие лишает смысла любой возникший раздор. Они проводят время вместе, и в итоге каждый начинает стремиться к тому, чтобы таких вечеров было больше. Они смотрят друг на друга как-то иначе, видят то, что не видели раньше, в общем, что-то случилось, это знают они оба, вслух не произносят и даже стараются не думать об этом, но тектонические сдвиги замечают и следят за ними отстраненно, не прилагая усилий. Куда заведет, туда и заведет.

И брак, бывший на грани распада (а граней этих миллион — у каждой пары свои), движется в сторону весны. Кто-то называет эти процессы оздоровлением, но мне больше нравится «обновление». Сбросив старую кожу, пара смотрит друг на друга и чувствует связь.

Довлатов писал, что брак на грани распада — самый крепкий. Не знаю. Но похоже на то. По крайней мере, тем, кто готов этот брак сохранить, хочется в это верить. Если долго мучиться, что-нибудь получится. Или наоборот, развалится окончательно и бесповоротно. Можно долго проговаривать очевидное: главное — запастись терпением, научиться прощать, и конечно, чтобы каждый в паре хотел сохранить отношения. Все это так и в то же время — нет.

Звучит странно, но желание сохранить брак — вовсе не обязательное условие его спасения. То есть один партнер, разумеется, должен этого желать. А вот второй — не факт. Даже наоборот: второй партнер может сопротивляться и планировать побег. От подобного противостояния часто открывается второе дыхание, и люди в итоге действительно спасают свои отношения. Хотя высекаемая искра может и сильно покалечить. С другой стороны, ну куда же в таком нездоровом деле, как умирающий брак, без травм? Главное, чтобы все остались живы, и на том спасибо.

А вообще, секрет заключается в том, что никто не знает, что будет завтра. Разойдемся мы, сдадимся, а потом будем жалеть, понимая, что совершили ошибку. Или останемся вместе и снова начнем мучить друг друга. Какой сделать выбор? И то, что с нами случилось, это действительно конец или просто тяжелейший кризис? Никто не может заглянуть вперед. Но сделать шаг необходимо. И оказывается, вопрос лишь в том, насколько вас хватит в той стадии распада, которую вы сейчас переживаете. Правда, как демонстрирует опыт окружающих, запасы человеческие неисчерпаемы. А раз так, похоже, что брак на грани распада действительно самый прочный. Особенно в условиях нерешенного квартирного вопроса.

Фото: Serge Leblon


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.