Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Нарушая запреты

Сдав статью о сексуальном воздержании в январский номер ELLE, Нина Авдышева неожиданно ­для самой себя отреклась от всего ­прежде написанного.

image

Сдав статью о сексуальном воздержании в январский номер ELLE, Нина Авдышева неожиданно ­для самой себя отреклась от всего ­прежде написанного.

Помните, в прошлом номере я писала о воздержании? Так вот, обманывать вас я больше не могу: все, что я там наговорила об отказе от секса и телесном голодании, безнравственно и аморально, а также нечестно по отношению к читательницам ELLE. Я страшно заблуждалась и теперь признаю свои ошибки. Дело в том, что на следующий день после сдачи в редакцию текста о моем двухгодичном сексуальном воздержании со мной случилось то, от чего я так долго отказывалась. Секс с мужчиной в моей собственной квартире! По моей же инициативе, на моих отглаженных простынях! В одночасье все, что я так усердно отстаивала в предыдущей статье, резко обесценилось и обнулилось. Я вынуждена признать, что мои рассуждения о нравственности дали импульс новой жизненной философии — сексу быть, и очень хорошему сексу!

Для вас ничего удивительного в этом нет. Читательницы ELLE наверняка занимаются сексом регулярно. А для меня это была не ночь, а девятибалльное цунами. Напомню, что два года подряд я сознательно избегала мужчин и отказывалась от секса в пользу духовного самобичевания. Но случилось так, что в этот вечер я вперемежку с сухим красным страшным образом напилась шампанского MUMM. Вместе со мной такими же темпами напивался мой прекрасный друг и единомышленник Саша (в декабрьском номере я описала, как мы вместе ходили на скоростные свидания). «Мужчина-женщина-алкоголь — как предсказуемо!» — скажете вы. Но я-то была уверена, что выдержу любой тест и по привычке в последний момент сбегу с чистой совестью и нетронутым телом. Но планам так и не суждено было сбыться.

Я пригласила Сашу к своим знакомым, и у меня в отношении его не было ожиданий сексуального характера. Честно-честно! Насторожить могло лишь одно: перед выходом я зачем-то тщательно побрила ноги. «К чему бы это?» — размышляла я, рыская по квартире в поисках сексуальных трусиков. Маленькие трусики и хорошая эпиляция — это не повод сомневаться в себе, так я решила и вышла из дома. Мы с Сашей пошли в гости как два друга, ушли как два любовника, а проснулись как два самых близких в мире человека.

Но все по порядку. Саша вел себя как обычно. Он друг, не более. Но я чувствовала опасную сексуальность ситуации и отчаянно пыталась выстроить оборону. Пока мы ехали в гости, в моей голове вспышками загорались жизненные установки: «Вести себя прилично!», «Пить не больше двух... ну, ладно, четырех бокалов вина!», «Если по чистой случайности выпила пять бокалов, сидеть тихо, кивать и улы­баться», «Тан­цевать категорически запрещено!», «Уехать после десерта».

Получилось, что в гостях я напилась до безобразия. Причем сразу. Когда дело дошло до шампанского, я уже успела обвинить Сашу во всех смертных грехах, включая полное безразличие к моему сексуальному платью. Он, по-моему, так и не понял, о чем я говорила, потому что речь была неразборчивой и ароматизированной, а взгляд рассеянно-восхищенным. Потом мы танцевали под саундтреки к фильмам Альмодовара. А потом я целовалась взасос со всеми гостями вечеринки, кроме Саши.

image

Когда я в красках описывала свое поведение подружкам, они не скупились на диагнозы: «Ты потеряна для общества!», «Ты потеряла рассудок!», «Ты потеряла совесть!», «Ты потеряла его!»

В судебной практике состояние опьянения считается отягчающим обстоятельством. В моем случае отягчающим обстоятельством, помимо алкоголя, стала Сашина возмутительная, но сексуальная манера меня игнорировать и его прекрасные глаза.

Не стану подробно описывать, как мы с ним танцевали, как поцеловались, как продолжили это делать на диване, за столом, в коридоре, в ванной. Друзья над нами только подсмеивались. А мы с Сашей не выпускали друг друга, как будто по-другому и быть не могло.

Каким-то магическим образом мы с ним оказались в такси, причем водитель уверенно рулил по направлению к моему дому. По всей видимости, это был сговор демонических сил, потому что я сама назвала адрес. Так или иначе, я, немного отрезвев, начала лихорадочно взвешивать все за и против: «Какой к черту секс? Помню ли я вообще, как этим заниматься? Вдруг мне не понравится? Вдруг ему не понравится? Я же дала себе слово, что только по любви! Что там у нас с контрацепцией? Он подумает, что я из доступных, и больше не будет звонить!»

Когда этот бесхитростный анализ окончательно завел меня в тупик, я поняла: «Если я сейчас скажу ему нет, то мне можно смело ставить диагноз слабоумие».

В одну секунду все мои бла-бла-бла из прошлой статьи про высокую телесную нравственность разлетелись на мелкие осколки о железный каркас моей кровати. И не алкоголь тому виной. До этого момента я тоже напивалась, тоже целовала мужчину и танцевала под музыку из фильмов Альмодовара. Но, очевидно, до этого момента в моей жизни все было не так, и мужчины были не те.

Вы спросите, был ли первый секс идеальным? Нет, конечно нет. Все было ужасно! После этой ночи я думала: он мне больше не перезвонит. Причина проста: после двух лет воздержания я изрядно подзабыла теорию. Что и говорить, практический экзамен вообще завалила на корню. Надо отдать должное Саше: он сделал вид, что не заметил моей скованности. Утром мы смущенно попрощались, и как мне показалось, навсегда.

В истерическом припадке я начала обзванивать всех своих подружек, подробно пересказывая ситуацию. «Первый секс после столь длительного воздержания не может быть идеальным», — успокоила меня Наташа. «Конечно, он больше не позвонит, потому что ты была слишком доступной», — заключила Ксения. «Теперь ты обязана еще с кем-нибудь переспать, чтобы закрепить начало сексуальной жизни», — настаивала Марина. «Как ты могла лечь с ним в постель?!! Он же женат!» — закричала в трубку Оксана.

Да, я забыла сказать, он еще и женат. Вот так легко отказавшись от высоких этических категорий, я погрузилась в полномасштабную безнравственность. И ни секунды об этом не жалею.

image

Моя лучшая подруга сблизилась со своим будущим мужем на корпоративной вечеринке, он был женат, она свободна. Когда они начали встречаться, я страшным образом осуждала ее. «Как же ты можешь! Одним своим существованием ты подталкиваешь его к принятию решения и своими руками рушишь брак. Неужели вокруг нет свободных мужчин?» Он переехал к ней. Я третировала ее морализаторскими разговорами. Потом он развелся. Я продолжала скептически смотреть на их пару. Потом они поженились и теперь ждут ребенка. Я радуюсь за свою подругу, у нее счастливый семилетний брак. Да, возможно, это аморально — строить свое счастье на несчастье других. Но, по-моему, еще более аморально на этой морали спекулировать. Сегодня я оказалась на месте своей подруги и понимаю, что осуждение не проходит бесследно. Я целых два года воздерживалась от секса, посмеиваясь над всеобщей распущенностью, а сегодня просыпаюсь не одна.

Воздержание на поверку оказалось простой формальностью, ведь глубоко в душе я никогда не была образцом благоразумия. На протяжении двух лет в моей спальне ничего не происходило, но это не значит, что не происходило в моей голове.

Саша позвонил мне в тот же день. И после этого начал звонить регулярно. «Ну, и?! Как секс? Как СЕКС?!» — подружки обрывали мой телефон. Секс идеален, но причем тут секс?! На протяжении двух лет воздержания я думала о сексе постоянно. Удивительно, но теперь, когда в моей жизни он есть, я думаю совсем не об этом. Я думаю о любви.

За это время мы с Сашей перестали быть друзьями. Мы сроднились и срослись. Космическая скорость развития наших отношений, вполне возможно, результат долгого отчаянного одиночества, в котором мы оба оказались. Но даже если и так, никого ближе у меня нет, и неважно, по какой причине.

Аморальная пьянка на первом свидании. Секс с женатым мужчиной. Летящие под откос принципы. Может ли все это лечь в основу настоящих отношений? Я знала ответ на эти вопросы еще месяц назад, а теперь не уверена, что знаю. Но сегодня Саша, как и вчера, едет после работы ко мне, мы вместе будем готовить пасту и пить вино, а утром я поглажу его рубашку и поеду в офис, чтобы вернуться домой и снова его обнять.

Вполне возможно, наш с Сашей роман продлится недолго, а может быть, и всю жизнь. Но это совершенно неважно. И наверное, все-таки имело смысл воздерживаться два года, чтобы потом не сдерживать себя в любви.

Фото: Trunk archive/Chris Craymer


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.