Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Мистер Экс

Про то, что дважды в одну и ту же реку входить не рекомендуется, слышали все. Но, во­преки этому правилу, многие из нас упорно навещают… постель экс-бойфрендов. О прелестях и сложностях секса с «бывшими» размышляет Дарья АПТЕКАРЕВА.

image

Про то, что дважды в одну и ту же реку входить не рекомендуется, слышали все. Но, во­преки этому правилу, многие из нас упорно навещают… постель экс-бойфрендов. О прелестях и сложностях секса с «бывшими» размышляет Дарья АПТЕКАРЕВА.

У мужчин это называется «остаться друзьями». То есть время от времени захаживать в гости под предлогом помочь по хозяйству: передвинуть шкаф, ввернуть лампочку и забить пару гвоздей… Фронт работ корректируется в зависимости от нужд осиротевшей без настоящего мужчины (то бишь без него!) барышни. Но сначала следует удариться в трагически-ностальгические воспоминания из серии «история нашей любви», ну а потом — сразу в разврат. И поскольку шкаф, лампочки и гвозди так и остаются нетронутыми, остается повод заглянуть еще... не один раз. Ностальгия — великое чувство, и не мне вам рассказывать, какие эротические чудеса оно способно творить. Все эти задушевные разговоры, начинающиеся со слов «А помнишь, как мы тогда с тобой…», действуют на нас, девушек, как инъекция мощного афродизиака — прямо в сердечную мышцу.

А кто, осмелюсь спросить, против того, чтобы дружить? В конце концов, зря, что ли, мы тратим на них свои лучшие годы (месяцы, недели, пару уик-эндов — нужное подчеркнуть)? Правда, и по сей день бытует мнение, что спать со своими бывшими чуть ли не дурной тон. Сдается мне, так утверждают те, кто ничегошеньки не смыслит в хороших манерах. Начнем с того, что это жест элементарной вежливости. К нашему обоюдному женско-мужскому счастью не изобретено еще лучше способа попрощаться по-людски, чем заняться сексом. Разумеется, в последний раз. Конечно же, ничего личного, просто секс. О чем речь, у нас обоих уже кто-то есть. А мистер Экс — свой, почти родной, знакомый вдоль и поперек. Кстати, если ранее ваши романтические отношения не ограничивались совместным просмотром «Дома-2» и раскладыванием в четыре руки пасьянса «косынка», значит, карту с месторасположением ваших эрогенных зон парень и сейчас начертит даже с закрытыми глазами. Не потому ли секс с бывшими всегда выходит на порядок качественнее, чем с новыми? Даже если этих новых двое…

К тому же уходить нужно все‑таки красиво. А мало кто из нас задумывается об эстетизме ситуации в самом конце, когда он — уже далеко не Ромео, вы — не Джульетта, хотя история у вас вышла действительно крайне печальная. И надо ведь еще успеть метнуть фамильным фарфором, выдать назад подаренных плюшевых медведей и не забыть озвучить все то, что о нем говорили подруги и мама, а вы никак не верили. До того ли нам, когда столько всего нужно сказать и сделать?! А тут такой шанс поставить точку. Красивенькую и без помарочек. Ведь для того чтобы остаться в памяти мужчины шикарной женщиной (а не истеричкой с лицом, распухшим от слез до размеров подушки), всего-то и нужно — обрядиться в лучшее белье, проэпилировать линию бикини и приготовить эффектную финальную фразу. Например: «Тебе пора, милый…» Что в переводе означает: «пошел вон!».

Так что же хорошего в мужчинах, бывших в употреблении? Да все, пожалуй. Экс-любовник сродни любимому платью, которое служило верой и правдой, вследствие чего слегка поизносилось. Сначала из разряда парадных оно переходит в почетную категорию домашних, потом энное количество лет используется для выездов на дачу, а доживает свой славный век в виде тряпочек для пыли. Со своими бывшими мужчинами девушки (особенно те из нас, в ком сильна хозяйственная жилка) поступают примерно так же. Дав себе время остыть головой и сердцем, можно смело привлекать Экса для удовлетворения своих многочисленных нужд. Когда еще на горизонте появится Он — новый кандидат на «жить долго и счастливо»? А тут такой ресурс простаивает. С другой стороны, он, конечно, может и передумать появляться «на бис» в нашей жизни. Но мы не будем унывать при условии, что и со шкафами, и с оргазмами все в полном порядке…

image

Ирина, 25 лет «Я сломал тебе нос, а ты мне жизнь», — говорил Рустам: как любой восточный мужчина, он был патологически ревнив. Приступы ревности случались с ним без какого-либо видимого повода и мучили его самого не меньше, чем меня. Сколько себя помню, я всегда была в центре внимания. И если в начале нашего романа это льстило его мужскому самолюбию, то потом стало причиной бесконечных разборок. Казалось, Рустам не замечал, сколько всего я изменила в своей жизни ради него: встречалась с подругами раз в две недели, перестала бывать в ночных клубах, звонила и докладывала ему о каждом шаге. Тем не менее повод для ревности находился всегда. Сначала он взял манеру кричать, затем — первая пощечина. А потом вот и эта история с носом… Я вернулась домой на час позже обычного: коллега по работе праздновала день рождения, и уйти после первого же тоста было неудобно. Позвонить и предупредить Рустама не получилось: его телефон был отключен. Когда я вернулась домой, он сидел на кухне и пил. Выслушав мои объяснения, принялся оскорблять. Все, что случилось потом, было настолько неправдоподобно и дико, что я до сих пор не понимаю, как вдруг обычная перебранка вылилась в натуральную драку. Он гонялся за мной по квартире, хватал за волосы, потом повалил на пол и ударил кулаком по лицу — я потеряла сознание.

Милицию вызвали соседи. Они же убедили меня сменить замок на двери. Рустам звонил, но я не брала трубку. Когда спустя пару недель мы увиделись (он поджидал меня после работы), меня начало тошнить. Причем не в каком-то там переносном смысле, а буквально — на асфальт. Рустам приходил снова и снова, и каждый раз мне становилось плохо. Наш первый секс случился через месяц после того инцидента. Рустам подкараулил меня у дверей квартиры, и стоило мне открыть ее, как он вошел в дом. Не помню, как мы оказались на полу, но все произошло прямо в коридоре. Рустам порвал на мне блузку, я исполосовала его спину и плечи ногтями, зубами. Все мое тело протестовало, и при этом я чувствовала, что хочу его до черноты в глазах. Никогда бы не подумала, что смогу кончить в таком состоянии, но оргазм был невероятной силы и глубины, словно меня выключили из сети. Он стал приходить каждый вечер. И когда все заканчивалось, умолял простить, но я просила его уйти. Видимо, Рустаму казалось, что со временем все должно наладиться, и самое невероятное, что все действительно наладилось. Только не так, как он, должно быть, предполагал.

Может быть, это прозвучит странно, но для меня секс был единственной возможностью избавиться от него. Почувствовать, что я снова контролирую ситуацию, свою жизнь и свои эмоции. Более бесчувственного — но при этом чувственного в физиологическом смысле — секса в моей жизни не было. Все происходило на каком-то животном уровне. А когда я поняла, что воспринимаю Рустама как некое тело, а не человека, сказать: «Все кончено!» — оказалось гораздо проще».

image

Полина, 28 лет «Это был самый бескровный разрыв в моей жизни. После трех лет совместной жизни с Сашей я впервые поехала отдыхать одна, попросив его на досуге подумать о наших отношениях. Надо сказать, что эти самые «наши отношения» давно переплавились во что-то удобное и уютное. Словно под одной крышей жили два лучших друга, которые решили, что делить им нечего, а спорить друг с другом просто лень. Вернувшись из Туниса, я обнаружила, что половина полок в шкафу свободна. Правда, заметила я это не сразу. Саша встретил меня в аэропорту, отвез домой, мы выпили по чашке кофе, после чего он уехал по своим делам. Спустя пару часов, разбирая чемодан, я увидела опустевший шкаф. «Ты решил, что нам нужно расстаться?» — уточнила я по телефону. «Нет, это ты так решила. А я с тобой согласился», — ответил Саша.

По сути, все это время мы были друзьями, так что остаться ими нам не составило большого труда. Мы виделись пару раз в неделю, с удовольствием болтали, а потом разъезжались каждый в свою сторону. К примеру, я ехала к новому бойфренду, о котором Саша расспрашивал без особого интереса. Как он сам справлялся с одиночеством, оставалось за кадром. О его новой девушке Ане я услышала только через полгода. Теперь мы говорили исключительно об Анне. Нет, я не ревновала, скорее, недоумевала. Анечка была младше нас с Сашей на 10 лет и только окончила школу. Выглядела она, как и положено 16-летней девице, вызывающе юно и свежо. Я звала ее «майской розой», а Саня блаженно улыбался, рассказывая, какой плеер он ей подарил, в какой модный ресторан сводил и куда повезет отдыхать. Поразительное дело, но с ней он был сильным, успешным, щедрым — именно таким хотела видеть его я. Путешествие в Италию должно было стать триумфом Сашиных ухаживаний: 5-звездный отель, рестораны, прогулки — все самое лучшее. Но спустя семь дней он позвонил мне и предупредил, что заедет.

Оказалось, что влюбленные поссорились еще в Домодедове. Анечка выпила лишнего и устроила показательное выступление. Саша был не прав во всем: он не купил ей что-то в дьюти-фри, не взял за руку на взлете и т. д. В отеле Анечка потребовала отдельный номер и грубо попросила оставить ее в покое. Вообще, за неделю Саша узнал о себе много нового. К примеру, что секс с ним был для Анечки одним мучением. Все эти дни «майская роза» зажигала на дискотеках с итальянцами, а Саша встречал ее и провожал до гостиницы.

После его слов: «Неужели и тебе было со мной так плохо?» — меня окончательно накрыло. Я набросилась на него с поцелуями. Мы занялись сексом прямо на кухне, не обращая внимания на летящие со стола чашки и несмолкающий телефон (звонил, кстати, мой очередной кавалер). Всю ночь мы не могли оторваться друг от друга. Я чувствовала, что Саша словно топит во мне свои обиды и сомнения, но понимала, что иначе сейчас нельзя. Нужно было отогреть его, и сделать это могла только я. С утра, проводив Сашу до дверей, я задумалась: что это было? И почему это было так хорошо? Ведь действительно было великолепно (и сам секс, и ощущение почти родственной близости). Мы не перестали видеться, но больше не вспоминали о том эпизоде. Возможно, потому что оба понимаем: в нашей истории он не последний».

image

Марина, 24 года «Друзья с самого начала были убеждены, что мы с Вадимом не пара. Но мы их и слушать не желали. То ли из чувства противоречия, то ли из какого другого чувства, мы почти сразу стали жить вместе. Вадя, я и моя мама. Понятия не имею, о чем она думала, когда согласилась пустить нас. Оба студенты, без копейки в кармане, мы были крайне беспокойными соседями. Сложно сказать, что мы делали чаще и громче: занимались сексом или ссорились. Но мама, надо отдать ей должное, сохраняла невозмутимое выражение лица при любом раскладе. Впрочем, в этом они с Вадимом были похожи. Сколько бы я ни орала, он спокойно реагировал на все мои выпады и упреки. Мирились мы в постели, и каждый раз я чувствовала себя виноватой за то, что веду себя, как стерва.

Причиной большинства конфликтов было нежелание Вадима искать постоянную работу. Он увлекался программированием, сутками не вылезал из-за компьютера, но денег это почти не приносило. На пару с ним и я стала домоседкой. Правда, хватило меня ненадолго. Через пару месяцев я затосковала и мало-помалу начала выбираться с подругами то в кино, то в кафе. Вадя на мои отлучки реагировал спокойно. Желал удачного вечера, не отрывая взгляда от монитора.Кирилл появился в моей жизни незадолго до того, как мы с Вадимом отпраздновали полгода семейной жизни. Уже и не вспомню, кто именно привел его в нашу институтскую компанию, но он сразу положил на меня глаз. «Без вариантов. У нее муж!» — сообщила Кире моя подруга. «Готов стать постоянным любовником!» — ответил он, глядя на меня в упор. Надо сказать, что любовником он был первоклассным. В отличие от Вадима, который и жил, и любил по принципу «тише едешь — дальше будешь», Кирилла вечно тянуло на подвиги. Первый раз мы занялись сексом в его машине около моего подъезда. Тесно, неудобно, того и гляди, увидят соседи, но Кира умудрился довести меня до оргазма. Через месяц вот такой двойной жизни я поняла, что Вадим непрошибаем. То ли он действительно ничего не замечал, то ли не считал нужным высказывать свои догадки, но, во сколько бы я ни пришла, он был одинаково спокоен и любезен. Мне даже врать не приходилось, поскольку он ничего не спрашивал. На мамины укоризненные взгляды я отвечала резко: «Это моя жизнь. Сама разберусь». Я действительно со всем разобралась сама: объявила Вадиму, что ухожу к другому мужчине. Точнее, уйти должен он.

Через пару недель Вадя позвонил поздравить меня с днем рождения и предложил встретиться. По рассказам общих друзей, я была в курсе, что он устроился на работу и снимает квартиру. Не знаю почему, но я сама предложила приехать к нему в гости. Одного взгляда на Вадима оказалось достаточно, чтобы я разрыдалась. Я смотрела на него, все такого же худого и молчаливого, и мне было нестерпимо жаль его, себя, нашей неуклюжей жизни у мамы. Пока мы занимались любовью, слезы так и продолжали течь. Мужчины поменялись ролями: Кирилл стал моим официальным бойфрендом, а Вадим — любовником, к которому я сбегала трижды в неделю в его убогую квартирку. Мы занимались любовью, а потом долго лежали обнявшись. Уходя, каждый раз я давала себе слово, что все, пора ставить точку. Вместо этого спустя полгода тайных встреч мы поженились. Вадя все так же неразлучен с компьютером. Я устроилась на работу и стараюсь меньше пилить его. И, признаться, до сих пор не понимаю, как Вадим смог пережить то, через что я заставила его пройти».


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.