Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Как себя вести, если массаж превращается в секс

Близкие контакты третьей степени

массажФОТОGuy Aroch/trunkarchive.com

Не помню, кто был моим первым массажистом и по какому случаю я к нему отправилась. Зато второго забыть вряд ли удастся: кожа миндального цвета, кудри до плеч, фигура — результат долгой работы в тренажерном зале и ловкие руки. Али работал в spa-центре пятизвездочного отеля в Турции. Когда я записывалась к нему на стоун-массаж, то предполагала: меня положат на кушетку, обмажут маслом, поставят камушки на нужные точки, а потом с их помощью разогреют и расслабят мышцы. Но реальность оказалась несколько иной. Меня действительно положили на кушетку и слегка «побили камнями», вот только разогреть мое тело Али решил непосредственно с помощью рук. Не успела я опомниться, как его ладонь скользнула туда, ­куда совсем не планировалось. Ощущая явный дискомфорт, я все-таки продолжала терпеть, стиснув зубы и стараясь ­себя ­убедить, что мне это показалось. Когда он пустил в ход вторую ­руку и начал гладить низ живота, я все еще молчала и, затаив ­дыхание, ждала окончания этого странного «массажа». Мне сложно объяснить, почему я сразу же не дала ему в пах и не выбежала из кабинета. Помню, что испытывала жуткий стыд и одновременно растерянность от того, что происходило. И стыдно мне было почему-то за себя, а не за него. Я думала: «Не может быть, чтобы профессиональный массажист начал ко мне приставать». Сейчас я понимаю, чем именно он занимался с моего молчаливого согласия.

массаж секс

Попалась под руку

Долгие годы массаж, сделанный Али, хранился в моей памяти под грифом «Страшный сон» — пока в очередной раз опять не стал явью. По иронии судьбы меня вновь пытались соблазнить во время стоун-массажа. В качестве змея-искусителя теперь выступал египтянин Махмуд — массажист известного столичного spa-салона. Выйдя оттуда на ватных ногах, я тут же набрала номер подруги Наташи и выпалила в трубку: «Мне кажется, меня опять домогался массажист!» К моему удивлению, она поделилась аналогичной историей. Наташа никогда не любила массаж. Ей не нравилась сама мысль о том, что чужие люди могут дотрагиваться до ее тела. То, что других приводило в экстаз или прекрасно расслабляло, ее только еще сильнее напрягало, поэтому к массажистам она ходила лишь в крайнем случае, например, если требовалось сделать качественный пилинг или «поправить фигуру». При всех этих вводных данных подруга зачем-то отправилась в московский хаммам — в настоящее царство тестостерона. Бежать надо было уже в тот момент, когда к ней в инфракрасную сауну неожиданно ворвался один из брутальных массажистов с подносом фруктов. Но вместо этого она вошла в ступор и, повинуясь его призыву, легла на горячую каменную плиту, а тот начал вкрадчиво массировать каждый сантиметр ее тела. После первой фазы массажа он неожиданно окатил ее ушатом воды, и выданные на ресепшен трусы-нитки чуть не унесло вместе с потоком. Она попыталась натянуть их обратно, но массажист перехватил инициативу и начал поправлять их сам. «Если я сбегу, это будет выглядеть неприлично, — теряя самообладание, рассуждала Наташа. — Профессионал работает, а я тут его в сексуальных домогательствах заподозрила». Но когда он попытался коснуться ее груди, она наконец очнулась и твердо заявила, что массаж окончен. Своему бойфренду о новом опыте ­Наташа рассказывать не стала…

Как выяснилось, мы с подругой были далеко не единственными, кто пережил настоящий шок во время массажа. Роскошная блондинка Алина получила свою порцию «внимания» на дорогом курорте в Таиланде. Массажист зачем-то намотал ее волосы на руку, притянул к себе и сказал, что так ему удобнее разминать ее шею. Допустим, что это была часть его авторской методики, но ­когда он, массируя ноги, начал слегка касаться их лицом и губами, Алина, мягко говоря, заподозрила неладное. Как и я, бедняжка не подала виду, что ее что-то смущает, и ­стоически терпела всю процедуру до конца.

Твердый отказ

В некоторых случаях нам просто необходимо сказать твердое «Нет!», пока ситуация окончательно не вышла из-под контроля. Почему же мы этого не делаем? По сути, из чувства страха: мы боимся вступить в конфликт, разозлить другого или показаться ему «не такими, как надо» и потому быть отвергнутыми. К этому может добавиться и груз полученного воспитания: например, если с малых лет родители внушали ребенку, что слушать себя и следовать своим желаниям — недопустимый эгоизм. «Бывает, что человек неосо­знанно убежден: если я покажу свое неприятие и проявлю чувство гнева, то это приведет к катастрофе, — комментирует психолог и психоаналитический психотерапевт Илья Коваленко. — Такие люди с детства привыкли все держать в себе и накапливают настолько большой запас неизрасходованной агрессии, что кажется, дай ей выход — и она разнесет все вокруг и сам человек разрушится». Другая возможная причина — инфантилизм: когда в другом нам хочется видеть всемогущего волшебника, который обязательно исполнит наши желания — как мать исполняет желания своего младенца. Отдаваясь на милость другого человека, мы перекладываем на него и всю ответственность за происходящее. В каком-то смысле это удобно: именно он будет виноват, если что-то пойдет не так. А мы при этом останемся «белыми и пушистыми»… хотя и несправедливо обиженными.

Но стоит ли так стремиться быть «идеальным ­клиентом» и подстраиваться под другого с риском потерять себя? Разумеется, такой массажист — явный манипулятор, но ситуация, которая возникает в его кабинете, говорит также и о том, что мы в какой-то момент сложили с себя ответственность. «Говоря «нет», мы отказываемся от роли жертвы, заявляем собственную позицию, отстаиваем свои интересы и желания», — напоминает психолог. А для ­этого их как минимум необходимо знать и чувствовать ­себя ­вправе им следовать.

Она начала первая

Считается, что сексуальному харрасменту в основном подвергаются женщины. Однако, пообщавшись с несколькими массажистами, я поняла, что не все так однозначно: пожаловаться на домогательства могут и они. В кабинет к невозмутимому осетину Михаилу — мастеру, который оживил мою спину пару лет назад, — впервые я вошла с трепетом. По моим испуганным глазам он, видимо, понял, что я очень стесняюсь, и сам удалился за дверь, дав мне возможность раздеться в одиночестве. А через пару сеансов мы уже с удовольствием играли во флирт. Я артистично вздыхала, когда он гладил мою шею; он делал вид, что подглядывает, когда я надевала нижнее белье. Мы как-то сразу негласно обозначили границы дозволенного, и ни один из нас ни разу их не перешел. Иногда Михаил нажимал на одному ему известные точки, и мое тело буквально вспыхивало или, наоборот, становилось настолько мягким и податливым, что хотелось остаться в его кабинете навсегда. Как выяснилось, некоторые пациентки так и пытались сделать. «Однажды ко мне пришла женщина лет 65, — немного смущаясь, вспоминал «пострадавший». — Ей был показан массаж бедра. Чтобы я мог работать с этой зоной, нужно ­было всего лишь снять юбку и немного подвернуть трусы. Но она заявила, что разоблачится полностью. Я просто не знал, куда деваться. На предложение что-нибудь накинуть, решительная «амазонка» ответила, что ей жарко. Вместо положенных 30 минут я размял ее бедро за 15 и соврал, что мне срочно нужно уходить».

Еще одному массажисту, Евгению, с которым я познакомилась в столичном фитнес-клубе, по ночам не раз звонили клиентки с Рублевки и предлагали повысить ставку втрое, если он приедет прямо сейчас. «Но я не смешиваю секс с работой», — вежливо объяснял им ­Женя. Взволнованных женщин это не убеждало: они продолжали звонить снова и снова. Ценному специалисту пришлось сменить телефон и район, в котором он работал.

Невольной жертвой дам, разгоряченных аромамаслами и атмосферой массажного кабинета, не раз становился и Владимир Владимирович — В.В., массажист с громким именем, в чьих руках я побывала не так давно. «В молодости мне самому, честно признаться, было трудно сдерживаться, когда я видел перед собой хорошенькую девушку, — ­делился он. — Гормоны ударяли в голову с такой силой, что иногда приходилось отказываться от клиенток, чтобы не потерять работу. Я много лет «мял тела» в женской ­бане — можете себе представить, сколько там подстерегало соблазнов! Многие молодые парни не выдерживали, срывались и из массажистов превращались в представителей другой древнейшей профессии». От того же В.В. я узнала, что массажисту нередко приходится влезать в шкуру психолога и чуть ли не священника, отпуская грехи посетителям, которые открывают ему тело и душу прямо на кушетке. «До некоторых женщин достаточно было просто дотронуться — они сразу же забывали все запреты и откровенно намекали на более интимное продолжение».

Ну не знаю. На месте В.В. я бы не была столь уверена в том, что они хотели именно секса. В тот момент, когда он все это рассказывал, мне почему-то вспомнилась сцена из недавно вышедшего на экраны фильма «Под маской жиголо» с Ванессой Паради — когда ее героиня, еврейка Авигаль, после смерти мужа-раввина не позволявшая никому к себе прикасаться, оказалась на приеме у псевдомассажиста и вдруг расплакалась. Тот очень удивился и спросил, в чем дело: ведь он успел коснуться только ее спины. Она ответила: «Это от одиночества».


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.