Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Как избавиться от прошлого?

Часто двигаться вперед нам мешает ­прошлое — незавершенные романы, прервавшиеся на самом интересном месте, отношения, закончившиеся не точкой, а вопросительным знаком или многоточием. Елена Родина уверена: вовсе не обязательно возвращаться назад, чтобы поставить правильный знак препинания.

image

Часто двигаться вперед нам мешает ­прошлое — незавершенные романы, прервавшиеся на самом интересном месте, отношения, закончившиеся не точкой, а вопросительным знаком или многоточием. Елена Родина уверена: вовсе не обязательно возвращаться назад, чтобы поставить правильный знак препинания.

Мы с подругами собрались поужинать и отметить переезд одной из нас в новую квартиру. Поедая пасту с томатным соусом, потягивая нагретое на солнце красное вино, мы расслабленно обсуждали сороконожек (бич чикагских квартир), как вдруг Аня, автор пасты и владелица новоприобретенного жилья, прервала разговор — как раз в тот момент, когда я убежденно вещала, что сороконожки не кусаются. После пары секунд нашего недоуменного молчания она торжественным голосом произнесла: «Девочки, мне нужна ваша помощь. Пойдемте, пожалуйста, сегодня со мной в ночной клуб. Там будет мой бывший. Мне важно его увидеть еще раз. Завершить гештальт».

Тема гештальта интриговала меня всегда. Думаю, дело в том, что в моей жизни тоже была история любви, которая долго не хотела завершаться. Мне было 19, и я, впервые побывав в Америке, пережила краткий, но сильнодействующий роман. Отношения закончились спустя несколько месяцев после моего возвращения в Россию, но мои страдания оказались долгоиграющими. Я, конечно, не сидела дома в тоске: работала, путешествовала, влюблялась, встречалась и расставалась с мужчинами. Но история идеальной любви не выходила из головы. Мне казалось, что она завершилась неожиданно и неправильно: после нескольких месяцев каждодневных созвонов, признаний в любви и длинных писем с обеих сторон я получила e-mail со словами: «Давай останемся друзьями». События предсказу­емые — мало кто способен на любовь на расстоянии. Но когда тебе 19 лет, верить в это совершенно не хочется.

Сначала я мечтала, что сумею выиграть какой-нибудь грант, приехать из России в Нью-Йорк (где жил мой бывший принц), встретиться с ним и доказать, как он был неправ. Он увидит, какая я прекрасная, и поймет, что едва не потерял любовь всей жизни. Помучив его для виду, я скажу «да», и мы будем жить долго и счастливо. Гранта я не выиграла, а продолжала жить в России, делать карьеру и путешествовать по всему свету. Вот только в злополучный Нью-Йорк командировок мне не выписывали. Мысли о воссоединении перемежались идеями мщения: я приеду в Нью-Йорк, крутая и успешная, красивая и надменная, а он будет несчастен и беден. Мы случайно столкнемся на Пятой авеню, где он будет раздавать листовки с рекламой крема для похудения, а я — проходить мимо с пакетами, набитыми покупками из Saks. Или нет, лучше я буду проезжать на черном «кадиллаке» и попрошу шофера замедлить ход, сниму темные очки от Armani, и наши взгляды встретятся. В его глазах будут узнавание, радость и отчаяние, в моих — стальной холод... Ничего подобного не случилось. Правда, восемь лет спустя я все-таки переехала жить в Америку, окончила там аспирантуру, встретила будущего мужа и поселилась с ним в Чикаго. Но к тому времени мысли о моей «незавершенной» любви уже совсем потеряли отчетливость и живость.

И вот в какой-то момент мне нужно было ­отправиться в Нью-Йорк по работе. Гуляя по Большому Яблоку, я вспомнила, как бродила тут с героем из моего далекого прошлого. Эти воспоминания появились в моей голове ­незапланированно, неуместно, и я, привыкшая к активным действиям, ненавидящая пассивное созерцание собственных эмоций, совершенно не знала, что с ними делать. Мне было странно думать, что объект моей первой любви, превратившийся с годами в некий бесплотный образ, довольно уже поблекший и затертый, жил в этом самом городе и своими вполне реальными ногами ходил по самым что ни на есть реальным улицам. А нужно ли мне с ним видеться? Устроить встречу вдруг оказалось совсем легко — он был моим другом в фейсбуке, и, хотя мы не общались десять лет с момента расставания, все его контактные данные были доступны. Если я позову его на чашку кофе, он, скорее всего, согласится прийти...

Разговаривая с друзьями, я всегда с интересом выслушивала их рассказы об опыте общения с прошлыми любовями. Один близкий друг рассказал о первой возлюбленной, отношения с которой не сложились. Спустя годы после расставания (она уже успела побывать замужем, он — повстречаться с разными девушками и даже пожить с одной несколько лет) они снова оказались вместе. Оба честно пытались как-то «залатать» прошедшие годы, восстановив те чувства, которые когда-то были между ними. Не вышло. «Мы поняли, что тоска по нашей первой любви была тоской по яркости первого чувства, которого уже не вернуть, — признался друг. — Мы любили друг друга, когда были молодыми и наивными, а встретившись позднее, поняли, что стали совсем другими людьми. Старые чувства не реанимировать».

Были и другие истории. Одна моя подруга встретилась со своей «безум­ной» любовью спустя годы, и им удалось восстановить отношения. В их случае страсть оставалась прежней, и, как раньше, в ее животе порхали бабочки, стоило ей поехать к нему на свидание. В какой-то момент они решили жить вместе, планировать совместное будущее. Несмотря на долгую историю знакомства (больше восьми лет), влюбленные никогда прежде не жили вместе. Попытка совместного быта завершилась абсолютным крахом: они ругались днем и ночью, доскандалив до расставания, за чем следовала череда примирений и расставаний. Оказалось, что он готов биться в истерике по любому поводу: вот она оставила грязные ложки в раковине, вымыв только тарелки, а вот она забыла телефон в его машине — и ему нужно спускаться за ним вниз, что крайне хлопотно. Ее же раздражали более глобальные его недостатки: мелочность, жадность, эгоизм. Они до сих пор «вместе», но живут врозь, и для нее эти отношения превратились в тяжкий груз: с одной стороны — любовь, с другой — ее невозможность. «А еще я думаю, что никак не могу ему простить, что он бросил меня тогда, — поделилась подруга. — И всякий раз, когда мы ссоримся, я вспоминаю эту обиду».

1

Лично я забываю все с легкостью: почти не помню таб­лицу умножения, не смогу без подсказки назвать годы правления Александра I, и у меня никак не получается заучить, сколько сантиметров в одном дюйме. Но когда дело доходит до отношений и чувств, моя память превращается в слоновью — забыть что-то бывает чрезвычайно сложно. И я не одна такая: мне кажется, это качество — ­если не общечеловеческое, то общеженское точно. Однажды для журналистского проекта я интервьюировала женщин и мужчин, которым было более ста лет. Все мужчины, вспоминая свою жизнь, рассказывали о начальниках, зарплатах, каких-то скучных рабочих перипетиях и кадровых перестановках. Все женщины говорили исключительно о чувствах. Мне особенно запомнился рассказ одной моей собеседницы, сохранившей, несмотря на свои 104 года, красоту и ясность ума. В юности она заболела, и ее лечил удивительной доброты доктор, тоже довольно молодой, лишь чуть старше ее. Доктор начал за ней ухаживать, но очень робко. А она по глупости не знала, как реагировать на его ухаживания, и, когда он поздоровался с ней на улице, по-старомодному сняв шляпу, сделала вид, что его не заметила. «Я до сих пор жалею об этом, — призналась она мне. — Если бы я поздоровалась с ним в ответ на его приветствие, кто знает, как сложилась бы жизнь...» Такая вот неслучившаяся любовь, оставшаяся с ней навеки.

Почему нас так тянет назад, если даже в настоящем все хорошо и будущее кажется светлым? Почему так сложно сбросить с «борта современности» полузабытые первые любови, свободно вздохнуть, отпустить все, что было давно и вроде бы уже и не с нами? Получится ли «отпустить и забыть», если позволить себе еще одну встречу «для завершения гештальта»? Чувствовали ли себя лучше мои друзья, повстречав своих бывших и что-то развив из «умерших» отношений? И был ли то новый виток любви или месть за прошлые обиды? Такие мысли крутились в моей голове, пока я бродила по длинным улицам Нью-Йорка, перебирая в уме случаи из жизни моих знакомых и знакомых знакомых. Особенно свежа была в памяти история Ани, в которой мне пришлось принять непосредственное участие.

К тому времени, как мы доели пасту и допили вино, Аня рассказала, зачем она звала нас в клуб и что за гештальт она хотела завершить. Ее бывший парень, с которым у них были сильные чувства, появился на горизонте после ужасного расставания и долгого периода полного молчания. Он сообщил, что будет с друзьями в Чикаго, в ночном клубе, и хотел бы с ней повидаться. Подруга не могла устоять перед этой встречей, которую уже окрестила «последней» и «завершающей». «Мы очень непонятно расстались, — оправдывалась она. — Мне просто нужно поставить точки над «i».

Я сомневалась в полезности подобных точек, но очень хорошо понимала соблазн подобной встречи. Вопреки нашим худшим ожиданиям («Он приглашает, чтобы сообщить о том, что женится», «Он позовет свою нынешнюю девушку и будет их злорадно знакомить», «Он просто хочет вновь соблазнить и бросить»), все сложилось идеально. Парень прибыл унылый и раскаявшийся, рассказал, что разошелся с нынешней девушкой и горько сожалеет о расставании с Аней. Он плакался ей в жилетку, признавался, что у него ужасный характер, и удивлялся тому, как она хорошо его понимает, восторгался ее мудростью. Она насладилась реваншем и — не без нашей помощи — вовремя ушла с поля боя, сказав, что очень его жалеет, но у нее уже новые отношения и она желает ему от чистого сердца «помириться со своей девушкой». Аня изящной поступью вышла из клуба, после чего принялась совсем не элегантно скакать и визжать от восторга. «Ура! — кричала она. — Гештальт завершен! Это мегакруто! Я его сделала!» Мой американский муж, хорошо говорящий по-русски, выслушав историю подружкиного счастливо завершен­ного гештальта, ­лаконично подвел итог, заявив: «Все понятно. Она оторвала ему яйца».

Тогда, в Нью-Йорке, я приняла собственное решение. Я села на лавочку и подумала наконец-то о бывшем парне не как об абстрактном герое, а как о конкретном человеке. Я сказала себе правду: десять лет назад мы расстались не из-за того, что между нами было расстояние. Просто любовь прошла. Причем у обоих, только у него — быстрее, чем у меня. Это больно, но все же не смертельно. Мы оба давным-давно живем своими жизнями, и если мы все же встретимся, то как два чужих человека. Наверное, нам будет странно и неловко. И главное, я поняла, что я не хочу забывать о своей любви, завершать этот гештальт. Я хочу, чтобы наш роман остался таким, какой он есть, с его подростковой красотой, трагизмом и незавершенностью. Я вспомнила о 104-летней бабушке, сожалеющей о докторе, снявшем перед ней шляпу. И подумала, что эта пронзительная история осталась таковой именно потому, что она не помахала ему в ответ, не стала с ним встречаться, выходить за него замуж, заводить с ним семью, жить, веселиться и страдать. Он так и остался прекрасным принцем, вежливым и робким доктором в ­старомодной шляпе.

Иногда, как в случае с моей подругой, история неудавшейся любви завершается эффектным финалом. Но порой лучший финал — его отсутствие.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.