Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Бес оглядки

Прошлое должно оставаться в прошлом, иначе невозможно двигаться вперед. Но когда дело касается любви, правила перестают работать, убедилась Анна ПЕТУХОВА

image

Прошлое должно оставаться в прошлом, иначе невозможно двигаться вперед. Но когда дело касается любви, правила перестают работать, убедилась Анна ПЕТУХОВА

«Разбитую чашу не склеить», «дважды в одну реку не войти» — смысл этих слов один: не пытайся исправить старые ошибки, не пробуй возоб­новить отношения, зашедшие в тупик, не оглядывайся и иди вперед. Не единожды убедившись в мудрости этих слов, я стала приверженцем этой философии и не сомневаюсь, что, встретив на улице «старую любовь», я не дам ей второго шанса и усмирю свой минутный романтический порыв, вспомнив причины, по которым эти отношения остались в прошлом. Конечно, я понимаю, что рецепта идеальных отношений нет, и то, от чего я сознательно отказываюсь, не желая прибегать к вуду любовного воскрешения, кого-то сделало счастливым. Найти таких людей, к моему удивлению, не составило труда.

Я встретилась с Ириной в кафе. Общая подруга познакомила нас, узнав тему моей статьи. Устроившись за столиком в самом углу кафе, мы приступили к болтовне «издалека». «Окропив» зарождающийся разговор парой шуток, я принялась слушать Ирину.

Lovestory, как полагается, началась с момента встречи Ирины и ее будущего мужа Александра. Они познакомились в кругу друзей, и об этой встрече она говорила как о чем-то в высшей степени судьбоносном. Все было мило, романтично и завораживающе. В браке на первых порах тоже все шло замечательно, через три года после свадьбы у них родился первенец, а еще через полтора на свет появилась дочка. Идиллия, что тут еще скажешь. Но как только я, с лицом страдалицы из бразильского сериала, начала умиляться сказке наяву, Ирина перешла к той час­ти рассказа, которая внезапно и жестоко отрезвляет.

Двое прелестных детишек, муж, разделяющий с тобой интересы, пристрастия и даже друзей, — в такие моменты только женщине может прийти в голову быть сдержанной в радости, дабы не накликать беду. Или, быть может, это и называют женской интуицией? И Ирине в голову закрадывались мысли о том, каким болезненным может быть падение после такого стремительного взлета. Какие-то предпосылки были, своего рода «звоночки», но Ирина их то не замечала, то просто обходила «острые углы», не желая начинать долгий разговор — ведь завтра рано вставать на работу, или просто улыбалась — слишком хороший день, чтобы заканчивать его скандалом. Ситуация накалялась. «Я видела, как он отводил глаза, неохотно разговаривал со мной и был в постоянном напряжении», — вспоминает Ирина. Она понимала, что кто-то появился, но «то ли не хотела верить, то ли просто ждала, что это пройдет». Александр ушел, ушел к коллеге, более молодой, более независимой, более активной и интересной. «Решение было слишком твердым, чтобы оспаривать его, а сил было слишком мало, чтобы сделать следующий вдох». Голос Ирины дрожит, она часто сжимает губы, вскидывает брови и, если это можно назвать улыбкой, улыбается. Да, ситуация не удивляет своей новизной: муж ушел к более молодой. А женщина, оказавшаяся ненужной, наблюдает, как горят ее опаленные крылья, и не верит в происходящее, ведь она была уверена в том, что с ней этого не произойдет. Когда самые страшные приступы рефлексии миновали, Ирине пришлось привыкнуть к тому, что встречи с бывшим мужем неизбежны. Александр навещал детей и так же, как Ирина, не стал жертвовать общением с друзьями, чтобы избежать неловкости встреч. Александр щадил ее чувства, считает Ирина: держался на расстоянии и всегда находил повод уехать пораньше, чтобы «не мозолить ей глаза и не бередить рану». Действительно благородно: разбив сердце, он хотя бы воздержался от ритуального танца на костях. Два года чувство вины Александра росло в геометрической прогрессии. Он плакался другу о том, как неуютно чувствовал себя все это время в «чужих стенах», утверждая, что, только приезжая к детям и Ире, он чувствует родной запах — запах дома. Я с уважением слушала эмоциональную исповедь Ирины, но в моей голове закипал котел дегтя. «Неуютно в чужих стенах», «запах дома»! Не потому ли Александру было неуютно, что более молодая и более независимая не желала подстраиваться под его давно сформировавшиеся запросы, и не запах ли свежеотглаженных рубашек и борща он называет запахом дома? Одним словом, травка на более зеленом пастбище оказалась не по вкусу, и, встречаясь у друзей, Александр старался быть рядом с Ириной, не сводил с нее глаз и постоянно предлагал подвезти ее домой. Долгое время Ирина была неприступна, но в один день, приехав без машины (специально или нет, я отчего-то не решилась спросить), она не стала отвергать предсказуемое предложение. Припарковавшись во дворе, они еще очень долго не могли выйти из машины. «Были и обвинения, и извинения, и слезы, и молчание», но Ирина простила Александра. Несмотря на все вышенаписанное, я ни в коем случае не осуждаю Ирину. Действительно, есть большое количество несгибаемых женщин, ни разу не запятнавших свое чувство достоинства прощением измены. Я такой стойкостью и непреклонностью похвастаться не могу. По пути домой я не могла выкинуть этот рассказ из головы и пришла к выводу, что мое скептическое отношение к хеппи-энду в этой истории связано с тем, что сама я не преуспела в склеивании «любимой разбитой чашки», несмотря на титанические усилия, и мне трудно поверить в то, что это возможно. Но Ирине это удалось, точнее, им двоим, ведь в отношениях нужны усилия обеих сторон. И в данном случае счастливая развязка не в том, что Александр понял, что с Ириной ему лучше, и не в том, что Ирина нашла в себе силы простить. Думаю, она в том, что уже почти три года Александр помнит вынесенный им урок и не толкает Ирину на повторные подвиги, а Ирина смогла не только простить, но и забыть все обиды, не позволяя эху старых упреков мешать им быть снова вместе.

Может быть, мудрость про «разбитые чашки» придумали те, кто был несчастен в любви? И настоящая мудрость в том, чтобы спустя годы не побояться себе признаться, что упустил что-то важное, и исправить это?

image

Я вспомнила, как полгода назад случайно встретилась с однокурсницей. В начале списка новостей фигурировала намеченная на лето свадьба. Когда я поинтересовалась, кто же избранник, Юля хитро прищурилась и с легкой заминкой произнесла: «Петя». Я до сих пор не могу сказать, было ли это для меня предсказуемо или все же вызвало мое удивление. Дело в том, что на протяжении всей учебы Юля и Петр завораживали всех яркой постановкой «Взаимодействие одинаково заряженных частиц». Не меньше удивляло очевидцев и то, что, опровергая законы физики, они не могли находиться и вдали друг от друга. Почему они разлетелись первый раз, уже никто и не помнит, предполагая, что причина была в «незрелости обоих». Но последующему развитию событий точно позавидовал бы опытный сценарист мексиканских сериалов. Петр снова появился в жизни Юли, когда у нее были уже давно сложившиеся отношения, которыми она была довольна. Но Петр был очень настойчив и не собирался уступать возлюбленную сопернику. Устав искать равновесие меж двух огней, Юля попросила у обоих таймаут, на протяжении которого она не хотела ни видеть, ни слышать никого из «дуэлянтов». Здесь, как всегда, сработала женская логика: совершенно серьезно потребовав от «достойнейшего» послушания, она отдала предпочтение тому, кто не послушал ее. И вот они снова вместе? Нет, рано! Спустя пару лет отношений они расстались, не найдя иного выхода из лабиринта разногласий. Причины, как всегда, неясны: что-то казалось, думалось и мерещилось. Расставание продлилось полгода. Петр оказался рядом, когда у Юли в семье случилось несчастье. Поддержав ее в трудный момент, он невольно развеял все ее сомнения и переживания касательно их совместного будущего. И вот теперь они снова вместе.

Это далеко не все! На ум пришел еще один пример. Друзья моих родителей, Антон и Людмила, этим летом с разницей в несколько дней отпраздновали двадцати­двухлетнюю годовщину свадьбы и двадцатичетырехлетнюю годовщину, как они снова вместе. Да, тоже снова. Они познакомились на танцах, долгое время встречались, а когда Антону пришла пора побрить голову и надеть кирзовые сапоги, Людмила, конечно же, пообещала дождаться. И дождалась бы, но мужчины так любят усложнять задачу. Если бы женщине было необходимо пройти по канату, свисающему над рекой с бензином, чтобы оказаться с любимым, она бы пошла, а мужчина, дожидаясь ее на другом берегу, то и дело бы чиркал спичками. Так и в этой ситуации. Антон не удержался от поджога: приехав в увольнительную, он выпалил все подозрения и обвинения, накопившиеся вдали от любимой. В следующий раз, когда они встретились, на безымянных пальцах обоих красовались гладкие золотые кольца, а Людмила еще и готовилась стать мамой. Спустя еще несколько лет они снова встретились, на этот раз счастливой семьей могла похвастаться только Людмила, и то недолго. Около года Антон и Людмила встречались украдкой, пока Людмила не вымотала себя угрызениями совести и не решилась на разговор с мужем. Несмотря на его уговоры, она все-таки ушла от него к Антону, будущее с которым было на тот момент более чем туманным. И все же, глядя на Людмилу сейчас, спустя более чем двадцать лет, не возникает никаких сомнений: она ни о чем не жалеет.

Ну вот, понадобилось всего несколько дней и три примера, чтобы не оставить от моего скептического настроя и следа. Еще немного, и я рискую превратиться в девочку с розовыми бантиками, верящую в единорогов.

На следующий день, погруженная в работу по самую макушку, я не вспоминала о торжественных воссоединениях. До поры до времени. Я уже собиралась домой, когда зазвонил мобильный телефон. Номер был неизвестен, голос также не сказал мне ни о чем. «Нет, не занята, я слушаю», — последние слова, которые я произнесла с легкостью. «Это Сергей З.». Я услышала имя и секунд пять не знала, как заставить горло издать хоть какой-то звук в ответ. Несколько вопросительных «алло» заставили меня произнести только: «Да, я слушаю». Он что-то спрашивал, что-то рассказывал. Я вроде бы вполне впопад поддерживала этот разговор. Как будто после сильного землетрясения, я была совершенно дезориентирована, все было в тумане. Руки чуть дрожали, а количества адреналина, оказавшегося в крови, хватило бы мне, чтобы обогнать на скачках лучшую гнедую. Я перекладывала документы с одного края стола на другой, пытаясь успокоить себя наведением порядка на рабочем месте, которого на тот момент мне так не хватало в голове. Он предложил встретиться. Встретиться после четырех лет? «Мне надо подумать, я позвоню позже». Всю следующую неделю я тщетно пыталась выбросить этот звонок из памяти. Доигралась, правду говорят: «не буди лихо, пока оно тихо» или «мысли материальны» — не знаю, что из этого подходит сюда лучше. Какова вероятность того, что именно тогда, когда я пишу об отношениях, восстающих из пепла, на моем безоблачном горизонте появляется человек, благодаря которому я могла бы стать чемпионом среди «реставраторов любовных полотен». Опустошив несколько пузырьков корвалола и смирившись с тем, что самовнушение на тему «этого звонка не было» мне не удалось, я приступила к решению новой задачи: встречаться или нет? Давно я так не конфликтовала сама с собой. Одна часть меня считала, что это даже интересно — встретиться спустя столько лет. Вторая подначивала: «Ага, значит, ты до сих пор его любишь? Хочешь увидеть?» Я оправдывалась: «Ничего подобного, я не нуждаюсь в этой встрече и, пожалуй, откажусь». Неугомонное самосознание: «Вот как? Боишься, что увидишь его и растаешь? Проще держаться на расстоянии?» Голова шла кругом. Было ощущение, что на одном моем плече сидит крылатый хранитель, а на другом — рогатый искуситель. Один из них настаивал на встрече, другой убеждал, что она ни к чему. Я уже не знала, кто я — скептик или романтик. Позволив себе воспользоваться принципом Скарлетт О’Хары, я отложила мозговой штурм на денек.

На следующее утро я проснулась с мыслью, что все это время я мучила себя не тем. Мне нужно ответить совсем на другой вопрос. На тот, который, я уверена, задавали себе и Ирина, и Юля, и Людмила. Когда голос того, кто когда-то заставлял твое сердце биться чаще, раздастся в телефонной трубке, тебя будет интересовать только одно: любовь это или всего лишь ностальгия?

Фото: Christophe Kutner


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.