Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Вместе весело?

Отчего вдруг женщины увлеклись профессиональными собраниями? Им просто не с кем пить чай или в женском кругу зреют планы уничтожить корпоративное рабство и добиться денег и власти? В профсоюзные ячейки решила внедриться Анна ВАСИЛЬЕВА

image

Рейс Москва — Санкт-Петербург. Приветливый женский голос на русском и блестящем английском поприветствовал пассажиров и сообщил, что кораблем командует дама с поэтичным именем Сулухан. Вскоре подкованная в языках Сулухан резво нажала на «газ» и стремительно вознесла нас на восемь тысяч метров вверх. «О-кей, — успокоила я себя, когда при взлете центр тяжести сместился куда-то в район поясницы, — «Боинг» резвый, так его и пилотируют». Однако, набрав высоту, Сулухан продолжила в том же духе: играючи заложила крутой вираж, после чего резко надавила на «тормоз». Все в рамках правил, однако каждый волосок на теле каждого пассажира в ту секунду встал дыбом. Кое-как поместив собственные волоски на место, я посмотрела в расширенные глаза соседки и, как последний шовинист, брякнула: «Ох уж этот женский стиль вождения».

Встряска лишила меня не только укладки, но и восторгов в адрес женских организаций. Профессиональному союзу женщин-пилотов в России уже двадцать лет, а летать с ними до сих пор страшно. И неважно, что страхи эти необъективны. Западные профсоюзы работают лучше: история женщин-воздухоплавательниц там насчитывает почти двести лет, и летать с женщинами никто не боится. Знакомый с восторгом рассказывал, как перед стартом в Хитроу к лайнеру продефилировали командир корабля и второй пилот — обе на внушительных сроках беременности. Наблюдавшие зрелище пассажиры и не подумали сдавать билеты.

Однако и в истории женских полетов Европы есть 1819 год, когда первая женщина-воздухоплавательница Софи Бланшар решила порадовать французскую публику, запустив фейерверк прямо со своего воздушного шара. В результате Бланшар стала и первой женщиной — жертвой авиакатастрофы. Сегодня, как и столетия назад, прекрасная половина человечества остается непредсказуемой.

ЧЕГО ХОТЯТ ЖЕНЩИНЫ

С успехом приземлившись в пункте назначения, я побежала в интернет-кафе копаться в манифестах женских организаций разных стран. Каждый второй профсоюз, будь то Объединение женщин-экскаваторш в Шотландии или Союз женщин-барменов США, ставит цель добиться равной с мужчинами оплаты труда — задача нова, как винтажное платье.

Другие претензии к мужчинам имели лишь Коалиция трудящихся женщин Америки (им не нравится, что женщины тратят на контрацепцию больше, чем мужчины) и некие «Похоронные дивы», которым мужчины, наследники семейных крематориев, мешают пробиться в индустрию ритуальных услуг. «И это все? — удивилась я. — Чем же заняты остальные?» Оказалось, работницам родео, спецслужб и даже IT-индустрии на равноправие с мужчинами давно наплевать.

В недрах женских организаций зреют иные цели: бизнес-планы, программы карьерного роста и поиска инвестиций. Например, одна из членов Организации женщин-президентов из США, приняв участие в съезде, нашла инвестора и 20 млн для своего бизнеса. В России женские профессиональные организации тоже обещают «своим» суммы на развитие или пенсию. Звучит фантастически!

Так бы и развесила уши, если бы не поучительная история моей бывшей коллеги. Диана — блестящий лектор и бизнес-консультант. О женских проф­союзах она знать не знала, пока в ее офисе не раздался звонок. Приветливая дама предложила Диане вступить в некую организацию женщин-коучей и описала преимущества быть в стае: «Мы консультируем вас, как организовать выступление, и размещаем информацию о нем на нашем сайте. Взамен — лишь процент с ваших гонораров». Не видя смысла обогащать женщин-коучей, Диана лишь посмеялась в ответ. Незнакомка натянуто попрощалась, но, как в плохом сериале 1990-х, стала звонить каждое утро с угрозами, что Диану уже внесли в списки и она обязана «расплатиться».

Эта история, конечно, нетипична, однако женщины традиционно самая активная и платежеспособная аудитория, поэтому все чаще деловые люди рассматривают женские профсоюзы как бизнес. Та же Организация женщин-президентов, в недрах которой нашлось 20 млн, совсем не бедствует. Каждая из членов возглавляет бизнес с доходом в среднем 13 млн (отдельные особи зарабатывают по миллиарду) и платит взносы в размере 1650 ежегодно.

Свою копейку с участников хотят иметь и создатели женского движения StartUP Woman, основанного в прошлом году в России. За возможность пройти обучение и создать собственный проект в интернете под руководством консультантов организация хочет долю всего-то в 5 % в вашем бизнесе. Представьте, если бы Цукерберг согласился!

Система «с миру по нитке» функционирует давно и надежно, и женские профсоюзы этим пользуются. Загадка в том, что женщины, вступая в них, все прекрасно понимают, но предпочитают платить. На то у них есть свои причины.

image

О ЧЕМ ГОВОРЯТ ЖЕНЩИНЫ

Почему женщины готовы отдавать свои кровные, я спросила одну из завсегдатаев женских профессиональных собраний. В ответ на меня вылился поток эмоций: «Разумные женщины, посещая такие сборища, прекрасно понимают, что это коммерческие проекты с якобы образовательным уклоном. Если в женской организации выступают «все те же на манеже»: лекторы, которые вчера были на конгрессе, сегодня на фестивале, а завтра на бизнес-завтраке, — от такой организации мало толку», — пылко резюмировала она. Однако — вот чудо — сама она и не думала снижать темп посещения мероприятий.

Раздобыв видеозапись такой встречи, я была удивлена. Дамы, способные на переговорах порвать оппонента на клочки, без возражений кивали в такт банальным словам о том, как трудно женщине в бизнесе. Лектор же рисовала картины из жизни одна другой страшнее: то сотрудники массово увольняются, то инвестор жадничает, то заказчик скандалит: «А уж как здоровье страдает! И волосы выпадают, и нарушение цикла, и хронический недосып». Слушательницы закусывали информацию шоколадными эклерами и запивали капучино. Никто и не думал дискутировать.

Ответить, почему женщины готовы выслушивать сомнительные доклады, мог только специалист. О помощи я попросила Анну Мухину, психолога, карьерного консультанта «Психологического центра на Волхонке». Анна объяснила, что работающие женщины сегодня находятся под постоянным давлением. Задачи строить карьеру, добиваться успеха да еще и заботиться о ребенке требуют от них совершенно не женских качеств. При этом они часто не могут рассчитывать на поддержку мужчины или государства. Женский профсоюз в этом случае — еще один способ найти опору. «Для женщин, нацеленных на карьеру, оказаться среди подруг с похожими проблемами, может быть, даже важнее, чем получить новые профессиональные знания. В век разобщенности мы по-прежнему остаемся существами социальными, и принадлежность к группе людей со схожими интересами дает нам чувство защищенности и эмоциональную поддержку», — поведала Анна.

Судя по истории, рассказанной моей знакомой Маргаритой Васильевой, которая возглавляет рекламное агентство «Паприка», стресс проник даже в самые спокойные женские профессии.

Когда я пришла на встречу к Маргарите, двери ее офиса были заперты. Оказалось, Маргарита только что вернулась с конгресса работников музеев и библиотекарей, где выступала с лекцией о лучшей мировой рекламе в этой области. Все бы ничего, но в момент, когда на экране появился слайд с рекламой библиотек «Прочтите книги раньше, чем это сделает Голливуд» и пародией кинематографического прочтения Хемингуэя, пожилая библиотекарша завопила: «Вы издеваетесь над великим писателем!» Маргарита терпеливо объяснила: «Но здесь же иронизируют над Голливудом!» Однако публика уже бушевала. «Вашей рекламе лишь бы голых женщин показывать!» — раздалось с другого конца зала. «Это в вашем Эрмитаже одни голые женщины, и все равно нет посетителей!» — послышался голос в защиту. Слово за слово, и процесс эмоциональной разрядки закипел в этом тихом омуте не на шутку.

«Библиотекари и музейные работницы истошно орали друг на друга, а я, пока они не начали кричать «Лектора на мыло!», начала пробираться к выходу, — рассказала мне Маргарита. — А когда дошла до офиса, захотелось проверить, нет ли «хвоста» и задвинуть все засовы». Пока мы нервно прихлебывали чай, в кабинете раздался звонок от организаторов конгресса. Восторженный голос пропел в трубку: «Маргарита, это успех! Приходите к нам на съезд музыкальных педагогов!» Однако Маргарита ответила, что больше на подобные съезды ни ногой.

image

СТРАХ И ТРЕПЕТ

Повод недолюбливать профсоюзы и профсоюзные собрания есть не только у Маргариты, но и у сегодняшних работодателей. Это в 1960-е годы в СССР парторг крупного КБ падал перед моей родственницей на колени после ее пламенного двухчасового доклада на профсоюзном собрании. Сегодня курс «партии» с курсом профессиональных организаций часто расходится. Рядовые члены же профорганизаций выигрывают, имея возможность посмотреть на свои отношения с работодателем со стороны.

«Что такое успешная карьера сегодня? — размышляет Анна Мухина. — Это сознательное подчинение своих желаний поставленной цели. Чтобы оставаться в обойме, современный сотрудник вынужден не только хорошо работать, но постоянно развиваться, отстаивать свои интересы, пресекать интриги, а иногда даже отказываться от отдыха и личной жизни». Особенно трудно, по словам Анны, приходится сотрудникам в жестко формализованных структурах. Например, в азиатских компаниях, где корпоративная культура не поощряет дружеское общение внутри коллектива.

Собственное мнение в таких структурах выражать не принято, но мне удалось познакомиться с лингвистом и переводчиком Катей, которая сделала попытку. Свой единственный день работы в московском отделении корейского производителя бытовой техники она превратила в профсоюзный митинг. Офис располагался в подвале бывшего овощного склада, насквозь пропахшем луком. В ужас приводил не только запах, но и сами обитательницы этого подземелья — настоящие «женщины несбывшихся надежд». Та, что заведовала складом запчастей, в прошлом была диктором на радио и обладала восхитительным тембром. Фасовкой комплектующих занималась женщина с грустным взглядом. Оказалось, бывшая клоунесса. Еще была пара фей — младших менеджеров, когда-то мечтавших стать переводчицами и путешествовать по миру.

«Когда нас заставили развлекать группу продавцов-консультантов, читай — кокетничать со вчерашними пэтэушниками, чтобы воспитать в них лояльность к марке, я не выдержала», — вспоминает Катя. Она выждала момент и выступила перед женским коллективом с речью: «Вы этого хотели? Идите и воплощайте ваши настоящие мечты!» После чего подала личный пример и быстро направилась к выходу. «Оказавшись за дверями, я радовалась как ребенок, что не успела отнести трудовую в отдел кадров», — вспоминает Катя. Что стало с остальными, она не знает. Только кладовщица-диктор прошептала напоследок, что тоже думает об увольнении.

Конечно, кто-то скажет, что устраивать митинги — глупо и работа в иностранной компании на дороге не валяется. Но тут можно лишь развести руками и напомнить постулат психологов о том, что любой выбор должен быть осознанным.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.