Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Веселые старты

Делать карьеру теперь принято в двадцать лет, не тратя времени попусту. 24-летняя Мария КРУПНОВА — о профессионалах, которым нет и 20

image

Делать карьеру теперь принято в двадцать лет, не тратя времени попусту. 24-летняя Мария КРУПНОВА — о профессионалах, которым нет и 20

Есть старая смешная жалоба, которую вновь и вновь повторяют представители старшего поколения, уподобляясь Гегелю времен его директорства в гимназии в 1810 году, — жалоба, что молодежь менее покладиста, воспитанна и толкова, чем были в юности они.

Молодежь — всегда предвестник нового времени. Она проверяет жизнеспособность унаследованного, обосновывая современность. Она должна одновременно быть консервативной, защищая полезное; непредвзятой, отказываясь от отжившего, и непреклонной в стремлении к необходимому.

Современное поколение молодых карьеристов всерьез опрокидывает представления о том, кому, что, когда и как нужно начинать. Они успешно сочетают работу в офисе и авиалайнере; удачное замужество и преподавание йоги по выходным; закрытые просмотры арт-хаусных фильмов и цепкое отношение к реальности и ее денежным эквивалентам.

У меня очень разные друзья. И все по-разному счастливы в карьерной плоскости. Им нет и тридцати. Такое ощущение, что кто-то стер пару десятилетий из Госплана по развитию молодых профессионалов. Отменили и забыли мучительные стажировки в сельской местности, отказались от раздачи мест серьезным людям с десятилетним стажем. Стаж стал определяться социальной установкой на успех и простым желанием его добиться. И вот уже в двадцать ты можешь быть главным редактором столичного журнала про путешествия или занимать пост арт-директора в популярном клубе. Ни страха тебе, ни упрека.

Такого нет ни за океаном, ни в ближних европейских широтах. Чтобы стать признанным профессионалом, для начала надо дорасти до определенного рубежа — тридцати пяти-семи лет. В это же время человек обзаводится семьей, жильем и уважением. И когда в парижском кафе нежного возраста русская девушка в беретике повествует начинающим седеть британцам о своих исследованиях в области сосудистых заболеваний, собеседники, как правило, переглядываются, недоуменно морща лица.

Условно антропологи делят нас на два противостоящих друг другу типа — европейско-американский и славянский (третий, азиатский, с его кардинальными отличиями по гендерным признакам очевидно отпадает). Первому типу свойственны рассудительность и медленное, как у кедров, взросление — затягивание детства.

image

Русские, как доминирующие во втором случае, по логике вещей должны рано и обильно рожать, к сорока годам перетекать в категорию пожилых людей и начинать воспитывать внуков. На деле все несколько иначе.

Рожаем рано, успеваем получить одно-два высших образования, между делом начинаем работать и к двадцати пяти имеем за плечами внушительный опыт. Известному на весь мир театральному режиссеру Васе Бархатову — двадцать семь. И он не практику проходит в Мариинке, а со знанием дела ею заведует. Все хотят огромной самореализации. Начиная людьми-бутербродами, барменами или нянями, в какой-то момент перескакивают через три головы и оказываются в богатой на положительные пинки ситуации.

Двадцатисемилетняя Валентина, крупнейший в Москве специалист по скандинавской культуре, размеренное совершенствование в сфере букинга иностранных артистов совмещает с открытием собственной фотовыставки, продюсированием популярнейшей московской группы и эфиром на радио с Владимиром Матецким. А еще есть кулинарные вечеринки в квартире на Садовой-Кудринской и мероприятия в сфере арт-паблишинга. Все это подтверждает теорию о том, что мы имеем дело с новым поколением, с новым видом. Им всего мало, они всего хотят и, что важно, все успевают.

Звоню Полине. С недавних пор стала наблюдать ее в телевизионном воплощении на канале «Культура», каждый раз в красивом платье и рядом с иностранным режиссером. Ответ Полины — первый гвоздь в фундамент сказа о современных трудоголиках: «На самом деле я занимаюсь всем-всем».

Полине двадцать три, еще недавно она креативила в каком-то простеньком агентстве по части IQ marketing, потом почти сразу «перелетела» в московское бюро немецкого журнала FOCUS, откуда до Берлина и диплома там же — рукой подать. Не теряя скорости, под соусом учебы в немецком культурном центре при МГУ Полина уехала в Германию и месяц мариновалась в разных немецких газетах. И вот уже год, как Полина работает в самом «интеллектуальном» кинотеатре столицы. Вокруг блондинки с оленьими глазами сплошь послы, директора по культурной части, диджеи, художники и артисты. Секретов у нее нет: Полине нужно взаимное притяжение с работой — что в принципе старо как мир — тогда будет интересно. Нужно засыпать с улыбкой, что завтра снова пойдешь на службу.

image

Неужели нам и правда все интересно? Хороший приятель и бывший коллега, ныне арт-директор одного мужского издания, признался мне, что сразу после учебы в институте мыл метро — станцию «Чеховская». Почему? Потому что «я никогда этого не делал. Захотелось попробовать, я пошел и честно отработал в подземелье четыре месяца». Женя хорошо знал, что в будущем он не захочет мыть платформы и эскалаторы, поэтому «вставил» этот оригинальный хозяйственный опыт между учебой и авральной шизофренией офиса.

Но есть мнение, что не все так гладко и прекрасно. Рано-то рано. Но, возможно, молодые карьеристы эту скорость искусственно завышают, зная наперед, что ошибки неизбежны (они будут и из-за того, что общество еще не готово принимать всерьез профессионалов новой формации). Героиня большого количества самых важных московских проектов, Анастасия, которая к своим двадцати трем успела поработать в том числе московским продюсером фильма «За Бога, за Царя, за Партию», получившего премию на фестивале Sundance, считает, что мы, русские, все делаем раньше, но хуже. Не выжидаем.

Катя, обаятельная брюнетка, выпускница истфака, стала кандидатом наук уже в двадцать четыре. И жалеет о том, что сделала все слишком рано. Нас в буквальном смысле лишают детства. Ей бы хотелось действовать более осмысленно, писать свою диссертацию в зрелом возрасте, когда цель яснее ясного, а не меняется по нескольку раз. Чтобы не было так, как в мадридском кафе пару лет назад: на ее ответ, что ей двадцать пять и она закончила аспирантуру, не вытягивались лица спасающихся от сиесты испанцев. Теперь Кате двадцать семь, и у нее свой бизнес: турагентство и языковая школа. И живется девушке отнюдь не плохо, только вот мысли по поводу потерянного детства посещают.

Новых карьеристов отличает бескомпромиссный нюх, вылавливающий в воздухе частицы потенциальных профессиональных шедевров. И пусть после двадцати пяти обычно появляются первые морщины, слабости, страхи и предрассудки, новым героям нечего бояться. В России традиции раннего взросления уже были. Вернувшийся из Европы восемнадцатилетний Кирилл Разумовский был назначен президентом Императорской Академии наук, а в двадцать два года стал гетманом Малороссии. Есть куда стремиться.

Фото: Fotobank/Getty Images


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.