Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Служебный роман

Люди, большую часть жизни проводящие в замкнутом пространстве офиса, жадно ищут там тепла и любви. Хотя, конечно, не все. Кто-то преследует совершенно иные цели, и, заводя служебный роман, нельзя об этом забывать.

image

Люди, большую часть жизни проводящие в замкнутом пространстве офиса, жадно ищут там тепла и любви. Хотя, конечно, не все. Кто-то преследует совершенно иные цели, и, заводя служебный роман, нельзя об этом забывать.

В моей истории любви нет ничего мистического или сверхъестественного. В сущности, это был банальный служебный роман. Удивляло только одно: Дима являлся сотрудником нашей фирмы и по факту моим подчиненным, но при этом я совершенно не помнила, как приняла его на работу. К тому моменту, когда я заметила Диму, он проработал в фирме уже полгода. Мы случайно столкнулись взглядами, и, хотя ситуация совсем не располагала к романтике (полным ходом шла инвентаризация), я была в буквальном смысле ошарашена его глазами — гипнотически глубокими и притягивающими. Обладатель этого сокровища был юношей немаленьким, килограммов эдак под сто, с походкой ленивого кота и хрипотцой в голосе. Для меня так и осталось загадкой, как я могла не замечать этого «малыша» целых шесть месяцев. Не знаю, чем я выдала свою заинтересованность, но Дима стал чаще оказываться рядом, ловил взгляд, якобы случайно касался моей руки. Наше общение очень быстро вышло за рамки профессионального: теперь ночами мы болтали в «аське». Впрочем, его личная жизнь по-прежнему была для меня терра инкогнита. Новость о том, что у него есть сын, которого Диме родила его учительница, была для меня шоком, но детали выведывать я не стала.

Вскоре я добилась перевода Димы в свой отдел. Справедливости ради надо заметить, что как работник Димка был идеален — умный, с хорошей памятью и массой полезных навыков. Теперь и мне все давалось легко, ведь рядом находился человек, которому я могла полностью доверять. Кроме того, у Димки обнаружился потрясающий дар успокаивать меня: он просто подходил сзади, клал руки мне на плечи и тихо говорил: «Все будет хорошо, Елена Александровна, сейчас мы все уладим. Ты только не волнуйся». И я выключалась! Его голос действовал на меня, словно гипноз.

Удивительно, как два месяца — а именно столько я летала от счастья — могут заслонить собой годы безысходной тоски. Казалось, мы были вместе всю жизнь, настолько комфортно и спокойно я чувствовала себя рядом с Димой. Трудно поверить, но любовью мы занимались только 4 раза, из них 2 у него дома. А там все — начиная с вещей и заканчивая Диминым поведением, — говорило об одном: есть другая женщина, а я нужна ему только как заменитель, лекарство от пустоты. По крупицам собирала информацию о ней: Юля, значительно младше меня, сама порвала с Димой. Но я до последнего не хотела верить в несерьезность наших с Димкой отношений. Тем более что моих собственных эмоций с лихвой хватало на двоих. Я буквально сходила с ума от нежности и желания баловать… Приближалось Рождество, и я была счастлива, что у меня появится прекрасный повод вручить ему роскошный ремень, в поисках которого я перевернула полгорода. А еще я подыскивала съемную квартиру. Думала: пускай Дима живет там один, а я буду навещать его.

Планы и мечты заставили меня забыть даже о примете, которая раньше работала безотказно. Суть в том, что стоило мне сделать мужчине подарок, как он тут же находил повод меня бросить. Казалось бы, чушь, но так оно всегда и было. Доходило до смешного: если я сама решала прекратить отношения, вручала кавалеру презент и наблюдала, как мужчина испаряется из моей жизни. Но в случае с Димой я искренне хотела порадовать любимого и надеялась на чудо. Впрочем, это самое «чудо» я испортила своими собственными руками.

Любовь не всегда возвышает. Порой она толкает на унизительные поступки. В моем случае это была попытка наладить общение с Юлей (ее контакты я подсмотрела в Диминой «аське»). Не знаю, на что я, наивная дура, рассчитывала. Видимо, хотела выяснить, действительно ли они расстались. А вместо этого узнала о себе много нового. Дима не просто продолжал общаться с Юлей, но и пересказывал ей каждое мое слово. Стыдно вспомнить, что я наговорила ей в ответ, сколько грязи вылила на эту девицу.

Что именно я натворила, стало понятно буквально через полчаса — столько времени понадобилось Юлии, чтобы передать мои слова в «слегка» подкорректированном виде Димке. Увидев его холодный и презрительный взгляд, я поняла, что это конец, и окончательно запаниковала. Господи, что я только ни делала, лишь бы достучаться до него, объяснить всю абсурдность происходящего... Бесполезно. Дима просто ушел в себя, а потом выяснилось, что он вернулся к Юле. Она сама сообщила мне эту новость по «аське», после чего начала методично добивать меня. Не буду описывать, с какой жестокостью она глумилась над моими попытками вернуть расположение Димы, смеялась над подарками, цитатами из писем. Но самым страшным было Димино молчание. И я по-прежнему оставалась в неведении — то ли они вдвоем издеваются надо мной, то ли это все больная фантазия Юли.

Если бы мы не продолжали работать вместе, возможно, со временем чувства бы улеглись. Но я видела Диму каждый день, и все мои мысли были о том, как вернуть любимого. Юлины издевки по «аське» толкнули меня на то, чтобы залезть в Димин компьютер и вскрыть их переписку. Я не представляла, что мужчина может говорить о женщине такое и в таких выражениях! Из прочитанного следовало, что я престарелая озабоченная сумасшедшая, готовая на любые унижения ради присутствия своего божества рядом. Итогом того страшного дня стало неожиданное кровотечение. Я провалялась неделю дома, стараясь не думать о произошедшем выкидыше (признаться, я и не знала, что беременна, — думала, задержка случилась на фоне стресса).

Первое, что я сделала, вернувшись на работу, снова полезла в Димин компьютер. «Ее не было на работе уже 3 дня, — писал он. — Солнышко, потерпи еще чуть-чуть, не трогай и не зли ее. Она обещала прибавить мне зарплату». Вот тут мое терпение лопнуло. Я позвонила и сказала, что жду его с заявлением на увольнение.

Дима приехал, и в его глазах я видела тревогу. Но только ее. Я была в такой ярости, что опустилась даже до угроз. Сказала, что, если его подруга не прекратит меня изводить, с ней разберутся (благо, среди моих знакомых действительно были люди, способные на это). С тех пор о Юле я больше не слышала. После увольнения Димки из фирмы последовал жесткий прессинг со стороны начальства, но я справилась. Правда, пришлось частично рассказать исполнительному директору детали нашей истории. Он, кажется, все понял и оставил меня в покое.

Смириться с одиночеством было сложнее, чем решить вопрос с работой. Дошло до того, что однажды на встрече с деловым партнером я взяла и брякнула: «Найди мне любовника, верность и чистоплотность гарантирую». Тем временем Димка настойчиво пытался вернуться на работу. В итоге дирекция нашла компромиссный вариант — его определили в другой магазин, так что виделись мы редко. Хотя я не упускала возможности подколоть его: после стольких унижений сложно было держаться с достоинством. Он, бедняга, молчал, но однажды, взглянув Диме в глаза, я увидела такую пропасть тоски, что желание издеваться моментально пропало. Я поняла: ему очень плохо. Не без меня конкретно, а вообще плохо. Не знаю, зачем он сказал, что скучает по мне. Но мне было плевать — мысленно я уже простила его.

Наши редкие разговоры сводились к тому, что меня слишком много, моя нежность и забота душат его. И тогда я решила, что пора ставить точку.

Я старалась быть в меру заботливой и сдерживать свои порывы. Но для меня эта задача оказалась почти невыполнимой. Я тянулась к Диме всей душой, а он раз за разом отталкивал мою помощь и злился. Однажды он сказал мне: «Я задыхаюсь от твоей любви», и я в сердцах ответила: «Увольняйся». А он взял и согласился. Разумеется, я употребила все свои связи, чтобы найти ему новую работу с хорошей зарплатой. Первое время он был нежен и ласков. Несколько раз мы обедали вместе, гуляли, взявшись за руки, ходили в кино. Только вот Дима звонил все реже, оправдываясь тем, что устает. Со стороны наши отношения выглядели почти настоящими, но в душе я знала: это последние мгновения моего счастья.

Так и вышло. Через два месяца он почти совсем перестал звонить по вечерам, отвечать на smsки. Наши редкие разговоры сводились к тому, что меня слишком много, моя нежность и забота его душат. И тогда я решила, что пора самой ставить точку, ведь невозможно бесконечно напрашиваться на унижение. Как бы я ни любила Диму, нельзя было насильно сделать его счастливым. Написала прощальное письмо, удалила все его контакты и номера телефонов, чтобы не было соблазна позвонить. После этого он замолчал. Теперь, думаю, уже навсегда.

Каждый сделает свои выводы из моей истории. Я же просто хотела высказаться в надежде, что боль хоть немного утихнет. А еще, чтобы сказать — пускай, снова в пустоту: «Димка, я все так же люблю тебя. И прости меня за то, что не умею чувствовать не в полную силу и не всем сердцем».

Елена, 34 года


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.