Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Секреты ювелиров

Мир ювелирных украшений манит своим блеском. Что может быть прекраснее, чем работа в окружении «лучших друзей девушек»? Елена Родина и fashion-редакторы ELLE признаются: сначала это интригует и пугает, а потом и вовсе становится привычным и скучным.

image

Я еду в старинном лифте, украшенном сияющей бронзой и восточными коврами. Мне, правда, не до ковров: я сосредоточена на кармане собственных брюк, в котором лежит маленький, не больше спичечного коробка, бумажный сверток. В свертке — прозрачный прямоугольный камень. Это бриллиант весом в четыре карата и стоимостью в сто тысяч долларов. Я должна донести его от дилера, который работает на самой вершине высотного здания, в офисе, спрятанном за двойными бронированными дверями, до демонстрационного зала в соседнем доме, где меня ждет клиент. Из лифта я выхожу в холодный мраморный холл, дальше — через тяжелые вертящиеся двери — на шумную улицу, где меня окружает густая разношерстная толпа: клерки, туристы, бездомные, студенты, полицейские — и мои коллеги: ювелиры и бриллиантовые дилеры. Этот отрезок улицы в самом сердце города называется «ювелирный ряд». Здесь сосредоточено самое большое в Чикаго количество бриллиантов.

РАБОТА

Когда я увидела, что один из самых известных ювелирных магазинов Чикаго ищет дизайнера украшений и продавца бриллиантов, я решила, что попробую получить эту должность. Я всегда увлекалась дизайном и в качестве хобби мастерила для себя и подружек экстравагантные бусы, кольца и брошки из кусочков стекла, металла, ткани и керамики. К тому же мир бриллиантов всегда казался мне таинственным, тщательно скрытым от посторонних глаз — журналист во мне сгорал от любопытства. Тем не менее я знала, что мои шансы невелики: мне рассказывали, что люди, работающие в бриллиантовом бизнесе, — это каста, состоящая из родственников и друзей или хотя бы друзей друзей. Мы же с бойфрендом приехали в город всего неделю назад: ему предложили хорошую работу, и решение переехать мы приняли буквально за пару дней. Каждый день я сидела в «Старбаксе» по соседству с нашим свежеарендованным домом и рассылала резюме с маленького лэптопа, выпивая литры кофе латте.

К моему удивлению, через два дня после того, как я отправила заявку, ювелиры пригласили меня на собеседование. Со мной разговаривали три брата, владельцы сразу двух крупных компаний — одна продавала драгоценные камни оптом, другая — в розницу. Мне объяснили, что, если меня примут, я будут работать с клиентами и разрабатывать дизайн украшений, в основном — обручальных колец с бриллиантами, а также продавать неоправленные камни. После разговора один из братьев попросил, чтобы я сняла свое кольцо (я по случаю надела массивное серебряно-золотое от Roberto Bravo), после чего спрятал его в кулак, протянул мне бумагу и карандаш и попросил как можно более подробно нарисовать украшение в разных ракурсах.

Очевидно, мой рисунок произвел впечатление — за первым интервью последовало второе, и неделю спустя я была принята на работу.

КАМНИ

Первые две недели работы были настоящим кошмаром. Как оказалось, владельцы фирмы придерживались принципа «абсолютного погружения»: новичка бросают в самую пучину и позволяют на практике разобраться, что к чему. Я, ничего не знавшая о бриллиантах, кроме того, что они «навсегда» и «лучшие друзья девушек», должна была в считаные дни запомнить несчетное количество терминов, научиться определять качество бриллианта с полувзгляда, понять, какие бывают способы «посадки» камня в кольцо, какие существуют типы обработки поверхности металла и из каких металлов в принципе делаются украшения, освоить сложную компьютерную систему регистрации камней, которые мы получали от многочисленных дилеров. Но самое сложное, конечно, было иметь дело с бриллиантами, десятками и сотнями этих камней каждый день. В нашем сейфе, спрятанном за скользящей дверью и закрывающемся на ключ длиною в полметра, хранилось несколько черных коробок, внутри которых были разложены белые бумажные конвертики, все около шести сантиметров в длину. Внутри конвертов, под слоем голубой кальки, лежали блестящие камни, рассортированные по весу (каратам), прозрачности, цвету, типу сертификата и форме. Как сотрудник фирмы, я имела полный доступ к сейфу. Я могла — должна была — доставать коробки, вытаскивать пакетики с камнями стоимостью от трех до ста тысяч долларов каждый и показывать их клиентам, зажимая края камней железными щипцами.

Меня поражала кажущаяся небрежность, с которой остальные сотрудники обращаются с этими прозрачными камнями. Мне казалось, что с таким маленьким кусочком минерала может случиться что угодно и десятки тысяч долларов будут потеряны в один момент. От волнения я пару раз так стискивала края бриллиантов щипцами, что камни выпрыгивали и улетали на пол. Моего ужаса прибавилось, когда я узнала, что алмаз, самый прочный минерал в мире, совсем не сложно разбить: стоит только ударить его в определенной точке или слишком сильно сдавить металлическими щипцами острые углы квадратного или прямоугольного камня. «Самое главное — научиться не бояться бриллианта, — посоветовал мне мой коллега Джим, старейший сотрудник магазина, ветеран ювелирного бизнеса со стажем сорок лет. — Когда ты перестанешь бояться, ты должна его полюбить. Тогда его полюбят клиенты и захотят его у тебя купить». Не уверена насчет любви, но вот от страха я избавилась довольно быстро и стала управляться со сверкающими камнями так же ловко, как и мои коллеги.

Помимо бриллиантов и дизайнерских колец на заказ, мы продавали готовые изделия, которые каждое утро раскладывали в прозрачных витринах, освещенных яркими флуоресцентными лампами: бриллиантовые тиары и ожерелья, сережки и подвески, браслеты, брошки и даже старинные безделушки странного назначения, украшенные бриллиантовыми россыпями, — расческа для усов, цепочка для часов, коробочка для лекарств. Каждый вечер мы должны были собирать все эти драгоценности в пластиковые коробки и прятать их в сейф. От того, как быстро мы это делали, зависело, как скоро мы отправимся домой, так что никто не церемонился с дорогими украшениями: мы срывали их с бархатных подушечек, искусственных рук, стеклянных пьедесталов так стремительно и технично, как будто собирали смородину в саду. Иногда я находила бриллиантовую сережку или кольцо, закатившиеся под стол или просто упавшие на пол. Бриллианты стали частью рутины и уже не внушали мне прежнего трепета.

ЛЮДИ

Постепенно я освоила лабиринты и хитросплетения нескольких домов «ювелирного района» Чикаго. Наши несколько зданий напоминали сложносочиненную вавилонскую башню: здесь можно было встретить представителя любой национальности, услышать любой язык мира, при этом английский — реже всего. Постепенно я выяснила, что каждая нация имеет собственную специализацию и не все так хаотично, как мне показалось вначале. Бриллиантовые дилеры были в основном израильтянами или индийцами, а в ювелирных мастерских, где выковывались и выплавлялись украшения, сидели латиноамериканцы. Китайцы специализировались на жемчуге и полудрагоценных камнях, поляки — на часах и гравировке. Я даже встретила одного белоруса, который занимался редким здесь делом: огранкой бриллиантов.

В нашей фирме работали американец Джим, мексиканка Мэри, индийская девушка Комал (жена одного из совладельцев бизнеса) и наш босс, Гарри Зиммерман, чьи дедушка с бабушкой иммигрировали в Чикаго из Украины. Бриллиантовый бизнес организовал как раз его дед, и детство Гарри прошло в буквальном смысле этого слова среди бриллиантов. Когда он и его братья были маленькими, родители часто подбрасывали их в дедовский офис, и тот, чтобы чем-то занять внуков, рассыпал на устланный ковром пол десятки малюсеньких бриллиантов. Мальчики проводили день, ползая по ковру в поисках блестящих камней. Тот, кто собирал больше всех, получал в награду шоколадку.

Чем больше я работала в бриллиантовом бизнесе, тем больше понимала, что меня окружают странные, почти гротескные персонажи: они посвятили свою жизнь тому, чтобы продавать людям мечту, символ богатства и роскоши, стоящий столько, сколько ты готов за него заплатить. Странная работа, которая и тебя делает не совсем обычным, превращает в героя сказки, нечто среднее между злым волшебником и добрым магом. Мои коллеги и внешне выглядели колоритно — украшенные пышными усами и большими носами, золотыми цепочками на шеях и гигантскими бриллиантами в ушах и на пальцах, экстравагантными шляпами и бородами до пояса. Случались среди них и менее безобидные эксцентрики: моя коллега рассказывала, что как-то, зайдя в офис к семидесятилетнему ювелиру из Мексики с нежным именем Энджел, она остолбенела, увидев на экране телевизора порно-видео с Энджелом в главной роли. Не менее интересным оказалось наблюдать за клиентами, приходящими к нам, чтобы потратить на один камень сумму, достаточную для покупки машины или дома. В Америке принято, чтобы на помолвку мужчина дарил своей возлюбленной кольцо с бриллиантом. Традиция эта была в свое время создана и культивирована усилиями гиганта бриллиантового бизнеса De Beers. Сегодня она прочно закреплена в американской культуре, и покупка бриллианта к помолвке объединяет бедных и богатых, либералов и консерваторов. Некоторые мужчины предпочитают выбрать драгоценный камень для потенциальной жены на свое усмотрение, но многие боятся, что бриллиант не понравится, так что жених и невеста приходят делать покупку вместе. По тому, как ведет себя пара, покупающая бриллиант, можно понять, какие между ними отношения. Мои коллеги, ветераны бизнеса, могли спрогнозировать, сколько продлится брак, и делали на это ставки. Мне порой казалось, что моя работа — закулисье сентиментального сериала: стоило паре, выбирающей бриллиант, выйти через наши двойные двери на улицу, как все мои коллеги начинали тщательно обсуждать их отношения и возможное будущее.

Я же стала обращать внимание на часть тела, которую редко замечала до того, как начала работать с бриллиантами: пальцы. Пальцы-морковки, пальцы-сосиски, волосатые, худые и толстые, влажно-белые и розовые, в пятнах, черные, коричневые, с длинными ногтями и короткими, с гладкой и с отслаивающейся кожей, обкусанные и потные. Странно, но стремление к худобе распространяется и на пальцы тоже: многие девушки стеснялись большого размера пальца и старались выбрать кольцо хотя бы на полразмера поменьше. Мужчины же, покупающие кольцо с бриллиантом без ведома девушки, старались купить кольцо как можно большего размера: они ужасно боялись, что в момент предложения руки и сердца кольцо не налезет на палец. В результате почти всегда к нам приходили девушки «после предложения» с огромными кольцами и просьбой уменьшить их на пару размеров. Одна женщина в расстройстве сообщила, что бойфренд купил ей кольцо на пять размеров больше. «Я и не думала, что он считает меня такой толстой», — жаловалась она. Меньше всего повезло тем, чьи пальцы конической формы, с утолщением ближе к основанию ладони: на такие сложно подобрать кольцо впору — оно либо жмет, либо спадает, не задерживаемое костяшкой пальца. Большая костяшка — тоже проблема: кольцо, которое едва натягивается через кость, болтается у основания пальца. Для таких пальцев существует особый механизм, который мои коллеги называли «яйца для кольца»: два шарика, расположенные близко друг от друга и припаянные к изнанке кольца, позволяют лучше «закрепить» его на пальце.

ЭМОЦИИ

Я открыла для себя, что слезы и пот — частые гости в магазине бриллиантов. Мужчины, выбиравшие бриллианты, неизменно нервничали: еще бы, в один момент отдать несколько своих зарплат непонятно за что. Для большинства мужчин (да, впрочем, и женщин), приходивших к нам за покупкой, кусок стекла и бриллиант выглядели одинаково. Сколько раз я демонстрировала им стеклянные модели для того, чтобы объяснить разницу огранок и форм, а они хотели их купить, заявляя: «Вот этот камень выглядит очень красиво, сколько он стоит?» Беспомощность мужчин в сфере бриллиантов заставляла их краснеть, бледнеть, вести себя агрессивно или недоверчиво и, конечно, потеть. У всех сотрудников было по бутылке спрея — очистителя поверхностей и по рулону салфеток, поскольку после каждого клиента наши гладкие черные столы покрывались отпечатками потных рук клиентов.

Помимо пота, я должна была привыкнуть к слезам: радости — если она сказала «да» или пара нашла особенно красивый и недорогой бриллиант, злости — если она хочет бриллиант больше, чем он может себе позволить, или если кольцо, которое мы сделали, выглядит не так, как она его себе представляла, отчаяния — если кольцо, которое купили влюбленные, сломалось, бриллиант раскололся или потерялся до того, как его успели застраховать. Однажды я столкнулась с клиентом, который так боялся сделать предложение и услышать отказ, что разрыдался, рассказывая мне об этом. Он поведал всю историю своей любви, показал фотографию возлюбленной, и даже мои черствые коллеги растрогались от его искренних чувств. Через неделю он позвонил и сообщил нам, счастливый, что она сказала «да», а еще через неделю к нам пришла рыдающая невеста с красными и опухшими, как будто обожженными, руками. Оказалось, у нее сильная аллергия на никель, входящий в состав белого золота, из которого было сделано ее кольцо.

Одна клиентка, покупавшая бриллиант у моего коллеги Джима, чуть не свела его с ума. Все начиналось хорошо: женщина, стройная и симпатичная, правда, бледноватая на вид, пришла в магазин и сказала, что она сама выберет камень, после чего ее жених купит его. Она рассказала Джиму (а он — нам), что это ее вторая помолвка. Первая длилась целых восемь лет, и она не любила человека, с которым была обручена, но не могла решить, что с ним делать и стоит ли сказать ему «нет». История должна была нас насторожить, но Джим не заметил подвоха: клиентка хотела бриллиант в два карата, высокой прозрачности и хорошего цвета, так что его ждали неплохие комиссионные. Довольно быстро они свели выбор к двум камням: прямоугольным бриллиантам изумрудной огранки (emerald cut), выглядевшим, на общий взгляд, довольно идентично и одинаково хорошо. Стоили они тоже примерно одинаково. Оставалось принять последнее решение, и на этом процесс застрял. Клиентка приходила смотреть на «свои» камни пару раз в неделю, как на работу: она усаживалась за столом Джима, глубоко и печально вздыхала и начинала рассматривать бриллианты с лупой и без лупы, при дневном свете и при искусственном, даже через микроскоп (чтобы увидеть регистрационный номер сертификата, выгравированный на камне лазером). Джим по очереди подзывал каждого из нас, чтобы мы сказали, какой камень нам нравится больше, и мы говорили. Женщина скорбно кивала, наклоняла голову и произносила роковое: «Мне надо еще подумать, я вернусь через пару дней». К тому времени, когда Джим начал трястись при одном упоминании ее имени и даже пару раз выбегал через задний ход при появлении клиентки, позвонил ее жених и сказал, что, поскольку его любимая не может сделать выбор, он придет и возьмет камень, который понравится ему. Так он и сделал: пришел, выбрал и купил один из бриллиантов. Стоило всем вздохнуть с облегчением, а Джиму — повеселеть и оправиться от стресса, как клиентка вернулась, неся обратно свежеприобретенное кольцо. «Мне не понравился камень, который выбрал мой жених, — сообщила она унылым голосом. — Я бы хотела посмотреть на другие». Джим принял камень обратно, с каменным лицом вернул клиентке деньги и сказал, что больше работать с ней не будет.

Возможность рассмотреть бриллиантовый бизнес изнутри произвела на меня странный эффект: эти драгоценные камни, утратив весь свой загадочный флер, потеряли для меня и всю свою привлекательность. Глядя на бриллиантовые кольца знакомых, я точно могу сказать, сколько они стоят и какого они качества, и примерно посчитать, какой процент выгадал на продаже продавец. Вместо блеска я вижу цифры, проценты, номера и буквы. Я осо­знала, что не хочу и никогда не захочу стать обладательницей бриллианта. Когда мой бойфренд сделал мне предложение, он нашел выход, подарив мне кольцо с лазуритом, сделанное индейцем племени навахо. Свадебные кольца мы выковали сами, воспользовавшись мастерской моего знакомого из «ювелирного района». Я уволилась из компании, чтобы провести лето в свадебном путешествии, и не уверена, что больше расстроило моего босса: мое увольнение или тот факт, что на моем пальце не красовалось кольцо с бриллиантом из его магазина.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.