Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

По лезвию бритвы

Можно ли быть матерью и при этом почти каждый день рисковать жизнью? Наши героини отвечают: «Да!» С женщинами, выбравшими опасные профессии встретилась Алла ВОЛОХИНА.

image

Можно ли быть матерью и при этом почти каждый день рисковать жизнью? Наши героини отвечают: «Да!» С женщинами, выбравшими опасные профессии встретилась Алла ВОЛОХИНА.

Виктория Корчагина

Региональный директор Северо-Западного отделения Национальной ассоциации телохранителей России (НАСТ).

«В профессию я пришла почти случайно. В юности я занималась биатлоном, хорошо водила машину. Вот однажды друзья и предложили помочь одному знакомому, который купил дорогую машину жене и опасался за ее безопасность: иномарки тогда были редкостью. Так я начала сопровождать состоятельных женщин. Мне было тогда 25 лет, сыну 2 года. Времена были дикие, часто приходилось работать в пограничных ситуациях, которые могла спровоцировать даже личная охрана другого человека. Но у меня был отличный напарник — мой муж.

Сейчас я тоже иногда работаю телохранителем, когда поступает интересный заказ, но вообще у меня свое агентство по подбору личной охраны. Уходить из профессии я пока не собираюсь, мне это интересно, у меня много планов. Даже рождение детей нисколько не помешало. А у нас уже трое сыновей! Со старшим я сидела в декретном отпуске, и все было традиционно. Второй родился на колесах: мы с мужем перегоняли машину, которую нас попросили купить, и у меня начались схватки. Пришлось свернуть с маршрута в ближайший роддом. С третьим я тоже работала до последнего дня, правда, не телохранителем, а директором в отделении НАСТ. После родов клала ребенка в сумку и приезжала на работу. А за пистолет снова взялась месяца через 4 после появления младшего.

Дети привыкли, что я все время на работе, а в случае форс-мажора мне могут позвонить и среди ночи. Старший сын, которому уже 21 год, говорит: «Скоро я приду к вам». Он знает — это очень серьезный мир, и с уважением относится к тому, что мы с мужем бережем чужие секреты. Хотя раньше он нам заявлял: «Нашли, чем в жизни заниматься! Я буду другой». Он, кстати, тоже биатлонист, как и мы с мужем, но из-за болезни ему пришлось оставить спорт.

Все наши дети занимаются в секциях. В детстве обязательно 2–3 года плаваньем. А потом сами выбирают занятие по душе. Средний — ему 13 лет — конькобежец, а младший — ему 6 — фигурист. Дети очень самостоятельные. Мы с ними в походы часто ходим, ныть они не привыкли. И все серьезные вопросы мы решаем сообща».

image

Татьяна Мильяненко

Пилот воздушного шара. Участвовала в чемпионатах России, в состязаниях за 1-й Кубок России, в соревнованиях в Ираке, Австрии, Франции, Чехии, Польше, Германии. Личные рекорды — 2,5 часа непрерывного полета и подъем на высоту 2 километра. На своем аэростате «Зимородок» снималась в фильме «Сердца трех».

«Всю жизнь я мечтала быть летчицей, но не получилось. Выросла в приграничном городе, где было только парашютное звено, дождалась, когда исполнится 15 лет, и пошла записываться в парашютистки. Родители дали расписку, что не возражают против моих прыжков, хотя я у них единственная дочка и они, конечно, волновались.

А в 16 лет там, в клубе, я познакомилась со своим будущим мужем. Саша был к тому моменту уже старшим лейтенантом, служил начальником парашютной службы. Мы с мужем увлечены небом всю жизнь, прожили вместе 35 лет, вырастили 3 детей, сейчас уже в нашей семье 4 внука. Когда Саша демобилизовался, его продолжало тянуть в небо, и он начал искать возможность летать. 1989-й как раз стал годом возрождения в России воздухоплавания. На заводе имени Сухого группа конструкторов занялась производством первых воздушных шаров. Муж устроился туда начальником летно-испытательной службы, а я — инженером-диспетчером, координировала полеты над Москвой. Мы работали для рекламы, участвовали в спортивных соревнованиях. Муж был пилотом, я при нем штурманом. Но Саша ушел из жизни 5 лет назад. Теперь в России проводятся соревнования по воздухоплаванию на Кубок имени Александра Мильяненко. Мы с внуком летали на Кубке имени деда, мальчик был в восторге. Он тоже хочет стать пилотом и, когда исполнится 18, получит удостоверение.

А я долгое время была единственной в стране женщиной — пилотом аэростата. Сейчас нас уже семеро. Я летаю на собственном шаре.

Мы с мужем никогда не запрещали своим детям подниматься в небо. Однажды старший сын сказал, что хочет прыгать с парашютом, и я ему ответила: вот тебе инструкция. Правда, дальше инструкции он так и не пошел. Потом история повторилась и с дочкой. А младший сын рос в те времена, когда мы с мужем уже занимались воздухоплаванием, и он наше увлечение разделил. Дочь тоже летала с нами на шаре и хочет к этому вернуться. Вот только немного подрастут ее малыши. Полеты на шаре — это такое удовольствие: раз попробовав, отказаться невозможно. Помню, со мной летел один очень серьезный человек. Мы взлетели, а он молчит. Летим мимо церковки, рядом с куполами, чуть ли не рукой можно до них достать, а он молчит. Я спрашиваю: ну, как? И тут он отвечает взволнованно: «Это сны моего детства!»

Конечно, полет на шаре — не только красота и удовольствие, но и определенный риск. Масса передвигающегося аэростата 5 тонн. А атмосфера — девушка серьезная, к ней надо относиться с уважением. Потоки воздуха меняются. Вот вроде висит себе облачко, а из-под него вдруг как начнется шквал! Еще надо опасаться пожара в воздухе. У нас на борту 4 баллона с газом (200 литров) и огонь — факел, который греет аэростат. Он нужен, потому что греешь — летишь, не греешь — не летишь. Но мы каждый год проходим техническое освидетельствование аэростатов, это помогает предотвратить аварии, отказ техники. А главное — я опытный пилот».

image

Варвара Никитина

 

Первая в России женщина-каскадер, первая женщина в профессиональной Ассоциации каскадеров России, руководитель студии каскадеров Varvara-Stunt, снялась более чем в 250 фильмах.

«В детстве я стала мастером спорта по художественной гимнастике. Мне постоянно хотелось уметь физически больше, чем другие. У всех детей инстинкт самосохранения притуплен, но у меня эта планка была еще ниже. Родители предоставляли нам с сестрами свободу выбора, хотя им и не нравилось мое увлечение. Однажды мама с папой приехали на площадку, где я делала трюк, но оборвался трос, и я улетела в декорации, по пути сбив людей. Мы там запутались, а родители, видя, что я не могу подняться, пережили сильный стресс, хотя я совершенно не пострадала. После этого у мамы как шоры на глаза опустились: они с отцом больше ничего слышать и знать о моей работе не желают. Чтобы они были довольны, я закончила два института. У меня дома лежат два диплома: красный — Горного института и синий — Плехановского.

Я пошла за вторым высшим образованием, после того как родилась дочь. Тогда я решила кардинально поменять свою жизнь и уйти из профессии: я прекрасно понимала, что ребенок может остаться с травмированной мамой. Начала работать директором в театр Елены Камбуровой, но к концу четвертого года жутко заскучала и стала приезжать на съемки. Комфортнее всего, видимо, я чувствую себя в ситуации стресса. Если у меня в жизни все спокойно, я начинаю чахнуть. Мне нужны яркие чувства, сильные эмоции. У меня и в браке отношения очень эмоциональные. Если это любовь, то она безумная, несмотря на прожитые годы. Если ссоры, то тоже очень яростные.

Мой муж каскадер, и я считаю, это замечательно, когда у супругов одна профессия. Семья только крепче: я ведь разделяю интересы мужа, что для мужчины важно. Кстати, в профессию я пришла раньше него, и с самого начала он смотрел на меня с восхищением.

У нас и ребенок знает обо всех тонкостях нашей работы. Маргоша участвует в съемках, выполняет трюки. Однажды мы взрывали автомобиль, и она вдвоем с двоюродным братом выпрыгивала из него. Но все, что дочка делает, безопасно на 200%, это только иллюзия опасности. Хотя я не хочу, чтобы она становилась каскадером. Она занимается разными вещами: горными лыжами, плаванием с аквалангом, конкуром. Дочка заняла 3 место в Москве среди юниоров по гимнастике. А сейчас планирует поступать в цирковое училище. Мне кажется, если в детстве у нее будет много экстрима, то потом она выберет что-то более спокойное. Хотя сегодня работать каскадером уже не так опасно, как раньше. Это, когда я начинала в 1989 году, мы с ребятами шутили, что в Склиф у нас абонемент. Как мы выжили тогда, вообще удивительно. Работали, будто камикадзе.

Но даже сейчас есть трюки, в которых рассчитать все невозможно. Например, переворот на машине. Сколько раз она в воздухе перевернется, ни один специалист не скажет. Бывает с пиротехникой что-то не так происходит: работаешь под взрывами, кругом пламя — и вдруг меняется ветер».

image

Комментарий психолога

Лариса Рудина,доцент, кандидат психологических наук, психотерапевт

«Во все времена жили сильные женщины — императрицы, воительницы, амазонки. Такой тип женщин не является экзотикой. И это не столько женский, сколько человеческий тип личности. Есть люди, у которых на физиологическом уровне повышена потребность в адреналине: он нужен им просто для нормального функционирования. В опрделенном смысле это наркотик, тут требуется особая осторожность. У физиологов описан опыт: крысам вживляли электрод в центр удовольствия в мозге, и животное могло нажимать на кнопку, стимулируя этот центр. В результате крыса не ела и не спала, а только нажимала на кнопку, пока не умирала. Подобным деструктивным путем могут идти и некоторые люди с «адреналиновой зависимостью».

Но есть и другой путь

Проблема сильной и успешной женщины в том, что она никак не может понять, что ей больше нравится: решать свои проблемы самой или иметь все же рядом крепкое плечо.

Тот блистательный путь, которым идут наши героини. Они обеспечили себе приток адреналина социально приемлемым способом и разносторонне раскрылись как профессионалы экстракласса. Эти женщины ощущают себя очень сильными людьми во всех смыслах. И их мужья — их сподвижники, одной с ними профессии, тоже явно очень сильные люди. В этих семьях обеспечены по-настоящему партнерские, симметричные отношения. Не случайно муж одной из героинь говорит: «На работе ты — лев, а дома — мышь». Женщина знает — она успешная и сильная (понимая силу широко), и может дома побыть мышью, не считая, что это ее унижает. Она настолько «лев», что может себе позволить прикинуться дома «мышкой». Вот в чем залог их успешной, гармоничной семейной жизни.

Наши героини получают удовольствие от своей гибкости. От того, что могут быть и сильными, и слабыми, и профессионалами, успешными даже более, чем мужчины в их профессии, и мамами или бабушками, красивыми женщинами. Эта гибкость обеспечивает им счастье в жизни.

Она становится свойством человека, который может добиться в жизни больших высот. Такие женщины получают удовольствие от всего, что делают: полы моют с удовольствием, на аэростате летают с удовольствием. Неугасаемый интерес к жизни, цельная натура — вот что можно о них сказать.

Сильный и слабый

Гораздо чаще мы встречаем в семьях комплиментарные, взаимодополняемые отношения: сильный-слабый.Быть гибкой — это очень сложный путь. Он требует огромных душевных сил. Но и выигрыш огромен: удовольствие от работы, семьи, любви, детей — всей жизни. От того, что можешь ВСЁ.В современной цивилизации женщины сами себя загнали в ловушку борьбой за равноправие: теперь для них главное — карьера, самореализация. И женщина учится, зарабатывает, делает карьеру, она успешна в традиционно мужских сферах, а потом и в семье начинает вести себя как мужчина. А когда в обществе появляется много успешных женщин, увеличивается количество мужчин феминного типа. Им просто не нужно быть сильными, поскольку мужественность не востребована рядом с сильной женщиной. Но и женщина не может понять, что ей больше нравится: быть сильной и решать все свои проблемы самой или иметь рядом сильное плечо. Сначала она, как сильная, выбрала себе слабого партнера. Ей казалось, что она все может: забивать гвозди, чинить сантехнику, но спустя время она устраивает мужу скандал, поскольку ей захотелось быть слабой. Мужчина недоумевает, что же ей нужно? Женщине сегодня трудно выбрать, какая модель ей подходит больше. Хочется то одного, то другого, а человек рядом все тот же — или слабый, или сильный. Тем не менее нужно точно решить, кто ты на самом деле. Если ты жесткий профессионал, руководишь холдингом, и тебе хочется руководить дома тоже, тогда выбирай соответствующего спутника со всеми издержками. Если же ты готова играть дома роль послушной жены, значит нужно оставить свои «директорские замашки» в офисе. Оптимально — быть гибкой, как наши героини: я уже такой лев, что могу и мышкой прикинуться. Но это очень сложный путь, требующий огромных душевных сил. Зато и выигрыш огромен: удовольствие от работы, семьи, любви, детей — всей жизни. От того, что можешь ВСЁ».


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.