Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Истории успешных людей

Любой по-настоящему успешный бизнес начинается с идеи, желания изменить мир. Завоевывать рынки можно, только если ты искренне веришь в то, что делаешь, — в этом мы убедились, разговаривая с теми, кто реализовал необычные и интересные стартап-проекты

Александр Нескин

Основатель проекта Petcube о том, как заработать на чувстве вины и сделать счастливым четвероногого друга.

Александр НескинФОТОИван Куринной

• Два с половиной года назад мы с Рокки, щенком чихуахуа, переехали на новую квартиру. Рокки не мог привыкнуть к незнакомому месту, и соседи жаловались, что собака достает их, они не могут жить спокойно. Грозились подсыпать ему в корм отраву, вызвать милицию. Я по­пытался разрешить ситуацию с помощью технологий.

• Petcube, тогда он назывался Rocky Project, не был первым решением. Я заказал в Китае специальный ошейник — когда собака лает, создается ультразвуковой сигнал, который дико бесит животное. Как настоящий испытатель, сначала проверил на себе. Мне, мягко говоря, не понравилось. Это последнее, что я мог ­пожелать ­своему щенку.

• Я тогда работал техническим директором в украинском digital-агентстве Prodigi, начал увлекаться робототехникой, мне очень хотелось соединить физическое и цифровое. Есть такой компьютер Arduino — я его называю Lego для взрослых. Не обладая знанием электроники, из него можно собрать любое устройство. На основе Arduino я собрал на маленьком штативе от фотоаппарата управляемую web-камеру.

• Я не верил, что Рокки целый день лает, надоедая соседям, но когда установил камеру, то увидел очень печальную картину. Когда кто-то поднимался по лестнице в подъезде, Рокки бросался на дверь. Так я понял, что надо взаимодействовать со своей собакой, и решение пришло из его любимой игрушки — лазерной указки, которую я прикрепил скотчем к камере. Рокки любит за ней гоняться, да и многие другие животные, как потом выяснилось.

• Бизнес получился благодаря моей лени. Я программист, но очень ленивый программист. Когда я понял, что, будучи на работе, не могу играть с Рокки постоянно, я решил, что нужен робот — искусственный интеллект. Создать такой довольно сложно, а заменить с помощью людей — на порядок проще. Я создал онлайн-интерфейс и дал друзьям доступ: они могли зайти на мою страничку и удаленно по­играть с Рокки лазером. Соседи больше не ругались, а Рокки был рад стараться.

• Ребята часто стали говорить: «Здорово, когда мы ­уезжаем куда-нибудь, оставляем Skype включенным, чтобы видеть, что делает наша кошка». Этот интерес и подтолкнул меня участвовать в технологических конференциях и представлять проект Petcube.

• Первым к проекту присоединился Андрей Клен — ­сначала креативный, а теперь и операционный директор, глаза проекта, его эстетическая сторона. Чуть позже — Ярослав Ажнюк в качестве CEO-менеджера. В определенный момент я понял, что хочу фокусироваться на продукте, а не на создании бизнеса. Ярослав полностью взял на себя финансовые и юридические вопросы, маркетинг, партнерство. Сейчас Petcube представлен тремя офисами в разных концах света. В Сан-Франциско находится главное управление, в Киеве — R&D офис, в Шеньчжене — производство.

• На протяжении года мы вкладывали свои деньги. $20 тысяч ушло на участие в конференциях и итерации прототипов. Мы очень много экспериментировали. В ноябре закончилась наша краудфандинговая кампания на Kickstarter. Мы собрали $250 тысяч — рекордная сумма на этой платформе для проектов, связанных с животными. Теперь 2 000 бекеров-вкладчиков ждут в мае девайс у себя дома.

• В США 60 % домов владеют минимум одним домашним животным. Там даже есть каналы для животных, которые хозяева оставляют включенными. Десять процентов владельцев носят фотографию питомца в кошельке. Успешность стартапа зависит от глубины проблемы, которую он решает. В нашем случае это чувство вины владельца, его желание быть ближе к своему питомцу. Кроме того, мы нацелены на создание онлайн-сообщества, где владельцы собак и кошек смогут общаться, обмениваться информацией.

• Мы хотим поставить Petcube в приюты для животных. Ведь доступом к гаджету можно делиться со всеми желающими. С помощью мобильного приложения люди будут общаться с бездомными животными. Надеемся, там мы будем помогать питомцам найти новый дом.

• Мы строим компанию, которая будет уверенно занимать нишу интернета вещей — глобальный тренд, когда предметы, окружающие нас, становятся подключенными к ­Сети. Мы планируем интегрировать Petcube с ошейниками, которые отслеживают активность и состояние животного, и кормушками-фидерами, которые позволяют дозированно кормить питомца во время отсутствия владельца. Petcube не заменит хозяина, но будет идеальным дополнением к тому, как мы привыкли общаться с любимыми животными.

• Рокки постоянно получает разные вкусняшки, которые я привожу из мест, где презентую Petcube. Он окружен вниманием, стал нашим бренд-амбассадором, участвует во всех рекламных кампаниях. Без него бы не было Petcube!

Роман Сидоренко

Создатель приложений Pure и Yep! о том, как за час найти секс в большом городе и почему надо возвращаться из интернета в реальный мир.

Роман СидоренкоФОТОИван Куринной

• Я в интернете с 1996 года. Перепробовал все возможные способы знакомств в Сети и наблюдал, как она все сильнее проникает в повседневную жизнь. Люди подсаживаются на интернет, как на алкоголь, ведь они действуют одинаково: создают реальность, в которой комфортно.

• Я понял: хочу, чтобы в моей жизни было больше офлайна. Социальные сети, службы знакомств и прочие онлайн-сервисы вместо того, чтобы соединять людей, создают иллюзию соединения. Люди общаются неделями, пока решатся встретиться в реальной жизни. Им кажется, что они друг друга лучше узнают. Но это не так.

• Ситуация следующая. Например, приложения Grindr или Badoo позиционируют себя как социальные сети для новых интересных знакомств. Если вы сейчас их откроете, то обнаружите сотни людей в радиусе 2–3 км. Вы не знаете, чем они сейчас занимаются, что вообще им нужно. Как правило, им скучно. Пользователям этих сервисов хочется занять свою реальность взаимодействием — здесь и сейчас. Абсолютно так же люди подсаживаются на лайки — когда вас лайкнули, кажется, в жизни что-то произошло. Но если поставить перед собой задачу прямо сейчас пойти и выпить кофе с симпатичным молодым человеком — и написать всем этим людям, они подумают: «С ней что-то не так». Все привыкли подолгу разговаривать, не спеша обменяться телефонами — и, может быть, когда-нибудь потом двое встретятся. Но в условиях мегаполиса завтра не существует! Либо я сделаю это сейчас, либо никогда.

• Я привлек $230 000, которые мы потратили на выпуск двух продуктов — Yep! и Pure. Yep! родился случайно, но я понял, что не могу его не выпустить. Это вариант для тех, кому хочется просто поговорить. Например, я не люблю есть один, мне нужна компания. Постоянно вытаскивать друзей на обед очень сложно. То же касается прогулки, посещения кино, театра. Все нужно планировать. Я этого не люблю, я человек очень спонтанный. Для таких, как я, собственно, придуманы Yep! и Pure. Yep! подчеркнуто асексуален, аромантичен — там нельзя выбрать пол, ты просто говоришь: «Я хочу выпить кофе». Он «подтягивает» ваши данные с фейсбука и публикует заявку, действующую ровно час: Рома Сидоренко, основатель Yep! и Pure, хочет выпить кофе вот тут или там. И приложение показывает мне людей, которые рядом и тоже хотят выпить кофе. А я одним нажатием кнопки могу сказать «да» или «нет».

• Изначально в маркетинговой коммуникации я говорил, что Pure — это секс здесь и сейчас. Теперь я считаю, что был несколько оптимистичен относительно готовности общества к такому подходу. С другой стороны, я совершенно не ожидал, что пользователи — особенно женщины — будут воспринимать суть сервиса так, как будто они обязаны заняться сексом. И я понял, что нужно поменять коммуникацию, объяснив людям, что согласие — это ключевая вещь. Главное, что вы встретились. Вы сами решаете, что хотите делать. Может быть, просто прогуляетесь, сходите в ресторан. А может быть, немедленно захотите заняться сексом. Поэтому сейчас мы позиционируем Pure как сервис реальных знакомств в реальном мире. Вы не проводите дни и недели в общении, создавая себе непонятные образы, а встречаетесь в течение часа ­после ­того, как ­разместили заявку.

• Бессмысленно просчитывать новый мир, новую реальность, потому что они находятся только в твоей голове. Можно просчитать открытие бензозаправки, магазина — но не новую модель. Любой стартап — это набор гипотез относительно нескольких ключевых вещей. Первое — полезность продукта: будут ли люди использовать его так, как ты задумал. Второе — монетизация: будут ли они за него платить, как ты предполагал. И третье — будет ли он расти так, как ты расчитываешь. Я считаю, что на все три гипотезы получил положительный ответ.

• Я верю, что идеи моногамии в том виде, в каком они присутствуют сейчас, разрушительны — в первую очередь для отношений. Они провоцируют людей на обман.

• В России существует социальное давление на женщин. Наше общество — патриархальное. Есть масса представлений, как вести себя приличной женщине. В связи с этим ее сексуальная жизнь сильно регламентирована. Даже на уровне языка — если у мужчины много сексуальных партнеров, он донжуан и молодец, а если у женщины — она шлюха. И мне от этого очень грустно. Но чем сильнее какая-то часть жизни подвергается давлению, тем сильнее напряжение пружины. Есть новое поколение женщин, которые сами решают, как обходиться со своей жизнью: когда им выходить замуж и нужно ли им это вообще, на каких условиях они хотят воспитывать своих детей. И таких девушек все больше и больше. Они не готовы быть придатком, дополнением, хранительницей очага. Я этот тренд вижу очень четко. И надеюсь, что, несмотря на культивируемый в последнее время возврат к патриархальному консерватизму, «свобода нас встретит радостно у входа».

• Я думаю, когда выйдет номер, количество пользователей Pure перевалит за 100 тысяч. Надеюсь преодолеть ­планку в миллион к лету.

• Мне хочется, чтобы люди, как по мановению вол­шебной палочки, могли соединиться реально, а не в онлайне. Как злоупотреблять алкоголем сейчас не ­модно, не ­круто — точно такой же тенденцией скоро станет ­выход из цифрового тумана.

ЕЛЕНА КВАСОВА

Совладелица марки Alexa Kail о том, что одежда для ­малышей — совсем не детский бизнес.

Елена КвасоваФОТОИван Куринной

• Восемь лет у меня был бизнес, связанный с текстильной промышленностью. Моя родная тетя Лидия Лужанская преподает прикладное искусство — учит вышивать золотом, бисероплетению. Я поехала к ней присмотреть специалистов, увидела выставку выпускников и поняла, что ­никто не знает про эти таланты! Мастера получают копейки, ремесло умирает. Так я решила создать ателье, где прикладное искусство могло бы развиваться. Сначала думала, это будет моя отдушина — о бизнесе и речи не шло. Но знакомые быстро разнесли по сарафанному радио, что мы делаем, и все захотели у меня отшиваться. Собралась очень сильная команда — от художников до конструкторов и модельеров, и я внедрилась в нее со своим менеджерским подходом.

• А потом я уехала с семьей жить в Германию, родила дочь и немного отошла от бизнеса. Когда вернулась в Москву, стала интересоваться детской одеждой и поняла, что есть потребности, которые я, как мама, не могу удовлетворить. И я решила, что ателье переквалифицируется в экспериментальный цех по производству детской одежды.

• Это не игра — «о, у меня есть ребенок, я хочу шить для него». Мы все просчитали и решили, что это выгодно. Изначально мы думали о более широкой линейке детской одежды, но, когда стали общаться с потенциальными ретейлерами, выяснили, что незанятая ниша — производство нарядных платьев. Русские люди любят наряжаться в гости, к бабушкам, на крестины, на день рождения. Девочкам постоянно нужны новые платья.

• Я занимаюсь творческой частью. Мозг и финансист бренда — подруга, крестная мама моей дочери Ирина Климкина, которая поверила в мою идею.

• Сейчас мои платья можно купить в Детском ГУМе, магазине Five kids. Магазины Bosco стали для нас первым шагом — сначала мы продали там около 50 платьев для девочек от двух до восьми лет. Вещи стоят 12–15 тысяч рублей.

• Марка называется именем моей дочери — Аlexa Кail. Она вдохновила меня на этот бизнес. Дочка, конечно, не вовлечена в рабочий процесс, но видит какие-то результаты, дает комментарии. Говорит: «Вот это удачная модель». Ткани характеризует очень хорошо. У детей, наверное, развито седьмое чувство, потому что она точно угадывает, что будет продаваться.

Марта Агеева и Юлия Абрамова

Основательницы «Экскурс-бюро № 1» учат любить Москву.

Марта Агеева и Юлия АбрамоваФОТОИван Куринной

• Нам нужно было вдохновение — вот почему мы решили открыть свое дело. В Москве не хватало экскурсий, приближенных к формату современных развлечений — вроде кино и интерактивных выставок. Обычные экскурсионные прогулки перегружены историческими фактами и длятся минимум три часа — для наших ровесников это неактуально. Люди хотят не просто щеголять историческими фактами, но и знать, сколько стоит квадратный метр в этом районе и где подают самый вкусный в городе молочный коктейль.

• Маршрут «Москва модная» охватывает район Тверской улицы, Камергерского и Столешникова переулков. Мы рассказываем, почему на вывеске МХТ изображена чайка и про историю Дома Louis Vuitton. На зажигательной фаст-прогулке «Красный Октябрь: от шоколадной фабрики до Джипси» — и про Палаты Аверкия Кириллова, и про шоколадную фабрику, и тут же — про ночные клубы и лекции в «Стрелке». Наша фишка — использование гаджетов: мы включаем ­музыку, показываем фрагменты фильмов.

• В нашей команде 5 постоянных гидов и 5 на подхвате — когда нужны экскурсии на разных языках. Найти в Москве хороших экскурсоводов не так просто. Когда мы разместили объявление, за неделю пришло порядка тысячи резюме, а в итоге с нами остался один человек, зато самый-самый, как и другие члены нашей команды.

• «Бюро» переросло в коммерческий проект, когда мы стали получать крупные заказы на корпоративы, экскурс-ланчи. Исходя из предпочтений клиентов мы придумываем сценарии, например, девичник на крыше. А пару молодоженов с гостями из разных стран водили по Москве целых три дня!

• От хобби до полноценного бизнеса прошел год. Наша ежемесячная прибыль — минимум 50 тысяч на человека. При этом, чтобы начать такой бизнес, не нужно никаких затрат — разве что на книги.

• Мы продаем подарочные карты на прогулки и планируем развивать детское и региональное направления.

• Чтобы полюбить город, надо его узнать. Москва — это не только пробки и суета, но и старинные особняки, храмы, мосты, дворики, вкусные рестораны. Нигде нет такого драйва, как в Москве! С каждым днем столица преображается, так что остается выйти в город и погулять по нему!

Грачик Аджамян

Автор приложения «Будист» — ­социального будильника, который делает утро ­добрым, — о том, как менять мир к лучшему.

Грачик Аджамян ФОТОИван Куринной

• Идея «Будиста» пришла мне в 2005 году, а реализовать ее удалось в 2011-м. У меня с 2002 года была web-студия, мы создавали сайты на заказ, интернет был нашей профессией. Но я был молод, а мир — не готов к этой безумной идее... В 2011 году я собрал команду, рассказал о задумке. Они сказали: «Супер, давай делать!» И мы сделали.

• На сегодня в проект вложено $4,5 млн. Пока он не окупается. Это венчурный бизнес — как Facebook, Twitter, Google, Instagram. В такие проекты какое-то время инвестируют, и потом они окупаются в сотни и тысячи раз.

• Деньги на развитие бизнеса нам дают венчурные фонды. Сначала я потратил свои — обанкротил web-студию. Когда первые деньги закончились, решил продать машину, посчитал и понял, что так смогу продлить жизнь сервиса на шесть дней. И в тот же день, когда я все просчитал, о нас вышла статья в Forbes, и мне написал венчурный бизнес-ангел Стас Тихонов: «Господа, у вас интересный проект, я бы хотел инвестировать». Мы увиделись и через день получили $400 тысяч. Затем был еще один раунд, он был уже более сложный. Но мы встретили фантастический венчурный фонд Leta Capital, на мой взгляд, единственный в России, который готов инвестировать в по-настоящему новое. Потому что в России в основном делают клоны западных успешных проектов, а у этой штуки нет аналогов, никто не доказал, что она взорвет мир. Cледующий раунд уже очевидно будет не в России, а в США.

• В «Будисте» все довольно просто. Например, есть ­лимит разговоров — две бесплатные минуты. И этого времени людям часто не хватает. Разговор можно продолжить, но за деньги. Самое клевое, что мы сделали за последнее время, — запустили будильник со звездами. Мы садимся со знаменитостью в студии, делаем 30 записей. И известный человек рекламирует эту ­функцию у своей аудитории: ребята, покупайте мой будильник. А периодически кого-то будит вживую. Ты поставил будильник, ждал, что тебе придет автоматическое сообщение, а там — кумир. Это магия!

• Я слышал много отзывов: да я бы послал, если бы мне позвонили рано утром, я был бы злой! Но на самом ­деле оказывается, что вдруг человек, например, из Канады, вас будит. У него нет никаких интересов познакомиться, он даже не знает, кому он звонит — мужчине или женщине, он просто решил сделать доброе дело: подарить вам улыбку, помочь проснуться, добиться чего-то в этот день. Человек абсолютно бескорыстно помогает. Это безумное чувство: весь мир такой злой, все люди меркантильные, а тут человек делает что-то просто так. У вас утро начинается с пары минут доброго честного разговора без подоплек. И вы лежите, вы вроде бы невыспавшийся, но улыбаетесь. Ни один будильник не подарит настроение, веру в себя, в то, что мир не так плох.

• Желающих быть разбуженными, конечно, больше, процентов 70. Это пассивная функция, она проще. Зато те, кто будит, делают в среднем около 40 звонков в месяц. Но у нас есть люди, которые разбудили 30 тысяч человек.

• Я заметил: люди будят ради «­спасибо». Когда незнакомый человек искренне ­говорит: «Спасибо огромное, я очень рад, что поговорил с тобой», он дарит ощущение, что все не зря. И на это подсаживаются! То есть люди начинают звонить, пытаться сделать человеку особенно приятно, ­чтобы тот особенно искренне сказал «спасибо». Это обмен энергиями без ­других подоплек.

• Сегодня на «Будисте» срабатывают около 100 тысяч будильников в сутки. Каждый из них — это два собеседника, которые звонят по телефону, и мы оплачиваем эти минуты. Это достаточно дорого.

• С первого дня мы не делали никакой рекламы. Все пользователи узнали о нас через сарафанное радио. Сейчас 1,5 млн пользователей. И нам это нравится. Это означает, что мы даем людям что-то, чем хочется пользоваться, делиться.

• Сервис работает во всем мире, но на русском языке. ­Наша следующая задача — запуск по всему миру. Ближайший состоится в четырех странах: США, Канаде, ­Сингапуре и Великобритании.

• Наша цель — сформировать баланс часовых поясов. ­Надо, чтобы, когда сони хотят проснуться, были будисты, которые разговаривают на их языке, уже не спят и ­готовы будить.

• Сервис не предназначен для знакомств, и мы это сравниваем с естественным течением жизни. Вы пошли в магазин, стоите в очереди за хлебом, и там может состояться неожиданная встреча. Но вы шли не за встречей, а за хлебом. Вот здесь тоже — вы хотели проснуться, а тут неожиданно голос вашей мечты. Так бывает каждый день. Мы знаем про десяток свадеб после таких разговоров.

• Мы не даем никаких инструментов для того, чтобы ­люди находили друг друга. Они делают это сами путем каких-то сумасшедших трудозатрат. Пишут в ­интернете: «Я сегодня говорил с человеком...» Все подключаются, ­помогают, ­начинают искать.

• Одну помолвку будистов мы провели в прямом эфире. Мальчик и девочка никогда вживую не встречались, но уже несколько месяцев общались, переписывались «ВКонтакте». Они из разных городов, и у них не было возможности увидеться. Мы пригласили девочку в студию, а мальчика привели туда секретно. И вот он неожиданно выходит, встает на одно колено и делает ей предложение. И она соглашается — в прямом эфире!

Данила Антоновский

Человек-стартап, придумавший сеть парикмахерских Chop Chop, митбол-кафе Meatball Company и сайт TheLocals, оценил проекты наших героев.

Данила АнтоновскийФОТОИван Куринной

• Я с двумя партнерами создал сеть мужских парикмахерских Chop Chop. Это мой главный бизнес. Какое-то время назад мы открыли закусочную Meatball Сompany. Она закрылась, но, когда номер выйдет, снова заработает. Еще есть TheLocals — интернет-сервис поиска жилья в аренду.

• Мы стрижем огромное количество мужчин в день — вчера было 173 человека. И это только в Москве. Все столичные Chop Chop — наши, в другие города продаем франшизу. В среднем, чтобы сделать парикмахерскую, как Chop Chop, нужно 1,5 млн рублей. В регионах чуть меньше — 1,2.

• Затевая новый бизнес, мы думаем, насколько идея разум­на и может ли принести деньги. В детальные расчеты мы не вдаемся. Наш бизнес небольшой. Если бы мы открывали что-то за 30 млн рублей, то мы бы, конечно, посчитали как следует. А так мы можем себе позволить «поиграться».

• Мы закрыли Meatball Company, чтобы не уйти в больший минус. Каждый потерял по сумме, которую можно было бы потратить гораздо более приятным способом. Зато приобрели опыт. Мы сделали кучу ошибок! На том месте и в том виде кафе работало не очень хорошо. Сейчас будем делать фастфуд у метро, приблизим к народу, избавим от нью-йоркского флера —не будет вам кусочка Бруклина в Москве! Но ра­зумеется, мы не откроем сеть «Тефтелька», это будет модно и приятно.

• TheLocals — непростой проект. У многих в голове сидит, что бизнес в интернете — это когда можно с наскока заработать много денег. Но это очень сложный и долгий бизнес. Когда есть парикмахерская, каждый из нас может примерно посмотреть и понять, что не так. В интернете много подводных камней, от которых голова пухнет.

О СТАРТАПАХ«Экскурс-бюро №1» Посмотрите, что сейчас происходит в Москве. Забиты все рестораны, кинотеатры, музеи, театры. Человек читает лекцию «Новые медиа», и на нее приходит куча человек! Людям, очевидно, нечего делать. Вы можете сходить в кинотеатр, но вам надоело — рядом кто-то шуршит, хрустит. Экскурсии — это очень классный альтернативный вид досуга, я бы и сам им воспользовался. Мне нравится!Alexa Kail С детской одеждой вообще, насколько я знаю, в городе беда. Так что это отличная идея. Это тот бизнес, где все всегда идет хорошо. Если отшила 50, то и 550 отошьет. Есть, конечно, в России сложность с массовым производством качественных вещей. Но будем надеяться, что у нее все получится.Pure Это плохая идея, которая не будет работать. Есть такое приложение для геев — Grindr. Оно функционирует идеально. Насколько я понимаю, у мужчин-геев путь от знакомства до постели может быть коротким или даже его вообще может не быть. Для них нет проблемы сказать: «Привет, пойдем займемся сексом». И Grindr выполняет простую механическую функцию — ищет, кто рядом с тобой в данный момент готов заняться сексом. А сексу между мужчиной и женщиной обязательно предшествует огромное количество... ну вы понимаете. Женщины не будут пользоваться Pure. Так не сработает: девушка видит красивого парня и жмет «да». А вдруг он сумасшедший? Вам нужно время, чтобы это узнать. И я не буду делать так применительно к девушке. Это какая-то простейшая психология. Petcube Сложно оценить, но звучит отлично. Мне нравятся люди, которые идут в производство и не боятся физических объектов. Они не просто придумали сайт, который позволяет следить за животным, они делают девайсы —это вызывает настоящее уважение.«Будист» А следующим будет приложение, которое напоминает, что мне надо зубы почистить? Для 99,9 % людей нет ничего хуже, чем спросонья разговаривать с незнакомым человеком, — ты уязвим, слаб, не хочешь, чтобы тебя кто-то в этом состоянии видел или слышал. Такие приложения — игрушки, которые возникли на волне стартап-бума. Думаю, они скоро перестанут существовать. Даже если я не прав, продолжу стоять на своем — мне не нравится. Это не бизнес. Это штучка, виньеточка. Настоящий бизнес — то, что решает наболевшую проблему. А «Будист» не решает, потому что ее нет.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.