Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Интервью ELLE: генеральный директор «СТС Медиа» Юлиана Слащева

Елена Сотникова поговорила с успешной бизнес-леди на тему ее опыта борьбы и преодоления экстренных ситуаций как на работе, так и в личной жизни

«Встреча с Юлианой произвела на меня эффект разорвавшейся бомбы, — говорит Елена. — Признаюсь, я давно не испытывала такого вдохновения после разговора с человеком, которого почти не знаю. У меня как будто ­открылось второе дыхание. Юлиана подобна урагану, ­который не разрушает, а, наоборот, несет в себе огромную созидательную энергию. У таких людей надо учиться!»

ЕЛЕНА СОТНИКОВА Юлиана, главный ­вопрос в этом проекте у меня для всех участниц стандартный — отношение к кризису и ­способы его преодоления. Что ты можешь сказать по этому поводу?

ЮЛИАНА СЛАЩЕВА У меня в жизни многое связано с кризисами — может, так сложилось в силу характера и темперамента. Кризисов не стоит бояться. Это в некотором смысле отправная точка. Системы вообще не должны долго существовать без кризисов, они начинают расслабляться и стагнировать, перестают развиваться.

Е.С. Кто ты по знаку зодиака?

Ю.С. Вообще, я Дева, по году — Тигр. В принципе я должна быть спокойной, педантичной. Тигр, может, и добавляет некоторой агрессивности, но Дева должна это все сглаживать. На самом деле я, конечно, нетипичная Дева. Есть старый советский фильм о журналисте, который ведет самостоятельное расследование. И его все время бьют. На протяжении всего фильма. То одни, то другие. То менты, то бандиты. И там есть замечательная сцена, когда он умывается, поднимает голову, смотрит на себя в зеркало (а он весь в синяках и кровоподтеках) и говорит: «Я, конечно, не ожидал прожить жизнь, ни разу не получив по морде. Но чтобы так часто!» Вот это точная история про меня в последние годы. Так получалось на протяжении всей моей карьеры, что, куда бы я ни приходила и за какой проект ни бралась, все начиналось с преодоления кризиса. Моя подруга, увлекающаяся астрологией, сказала мне: «Я смотрела твой гороскоп — тебя по-другому не может быть и никогда не будет. Просто готовься к этому. Все твои жизненные достижения идут через кризис, и только так ты движешься вперед».

Юлиана Слащева

Пиджак, рубашка, все — Gucci; брюки, Max & Co.; туфли, AGL

ФОТОФедор Битков

Е.С. Какие кризисы ты имеешь в виду? Те, которые происходят в стране?

Ю.С. Не только. И системные, к которым относятся 1998, 2008 годы и нынешний, а также ситуационные кризисы, просто возникающие на жизненном пути, которые заставляют меня находиться в постоянном преодолении. Вот два года назад я пришла в «СТС Медиа». За это время, кроме системного, рыночного кризиса, нам с командой пришлось еще много чего преодолеть. Первый локальный кризис, через который проходит любой новый руководитель, — это завоевание авторитета и сплочение команды. Это всегда непросто. На всех этапах я получала поддержку акционеров и людей более опытных в этом бизнесе как внутри компании, так и извне. Их рекомендации часто оказывались бесценными. Я пришла из коммуникационного бизнеса, и многие логично полагали, что я ничего не понимаю в телевидении. В компании «Михайлов и партнеры», которой я руководила много лет, я приобрела управленческий и консалтинговый опыт, но, как устроен телевизионный бизнес и его творческая составляющая, я тогда не знала.

Е.С. Звучит как авантюра.

Ю.С. Так это авантюра и была. Конечно, в 2013 году, когда мне было сделано это предложение, никто не знал, что уже через полгода случится кризис. Поэтому я шла в безоблачное, как мне казалось, место. Американская публичная компания, с двумя разными акционерами — российским и шведским... Все, чего можно было пожелать с точки зрения возможностей на посту ее руководителя. Я была первым генеральным директором-нефинансистом за последние семь лет. Поэтому это был вызов для всех.

Со мной невозможно встретиться ПО ДЕЛУ после семи ­часов вечера

Е.С. Кто ты по образованию?

Ю.С. Маркетолог. Кстати, и диплом я писала на тему управления кризисными ситуациями (смеется). Можно сказать, я уже тогда начала адаптироваться к любым видам кризисов. Я в них всегда вижу больше возможностей, чем проблем. Хотя в ситуации с «СТС Медиа» внешний кризис наложился на многое другое: американские санкции, потом ответные российские на продукты питания, а у нас большой блок рекламодателей как раз из этого сектора, и мы потеряли этот объем; случилась Украина, и мы потеряли огромные деньги от лицензирования нашего контента; далее — закон об ограничении доли иностранных инвесторов, и мы были вынуждены начать реструктуризацию; плюс общее падение рекламного рынка во всех областях, которое у нас составило 25 процентов от выручки, — короче, все мины, которые можно было собрать на этом минном поле, мы прошли (смеется).

Е.С. И каков результат?

Ю.С. Я сделала первые шаги, и у меня, кажется, получается. Это дает космическую мотивацию. Еще много чему нужно научиться, и я каждый день учусь у тех людей, с которыми работаю. Они вдохновляют меня на будущие победы. За все это время я не дала ни одного профильного интервью, потому что считала, что не имею на это права. Как пиарщик с большим опытом, я всегда боялась выйти за зону своей компетенции. Вот сейчас, спустя два года, я могу сказать, что начала чувствовать телевидение. Это, пожалуй, первое достижение. Второе — это то, что я управляю компанией, которая, несмотря на кризис, остается прибыльной, одной из немногих на нашем рынке. Все эти мини-кризисы на фоне одного большого — это ценный опыт. Но я еще иду. Нельзя сказать, что все закончилось. Кризис — это всегда время, когда нужно максимально мобилизоваться. Мы в «СТС Медиа» так и сделали. Мы подготовили и запустили новый прорывной телевизионный сезон на СТС, возможно, лучший за последние годы. Мы продолжаем любимые всеми «Кухню», «Ворониных» и «Молодежку», а также покажем новые модные сериалы «Лонdонграd» и «Как я стал русским» и много новых шоу с известными звездными ведущими и участниками. Мы совершенно преобразили «Домашний», сменили оформление и стиль, сделали его ярче, современнее и практичнее для более молодых женщин. Мы запустили новый модный канал для молодежи СТС Love. «Перец» тоже скоро всех удивит. И все это в кризисный год. Я бы никогда не сделала это без тех ­людей, которые были рядом со мной в этот период.

Е.С. Бывает страшно?

Ю.С. Бывает. Когда за одну неделю ты получаешь четвертую плохую новость... Потом набираешь воздуха в легкие, расправляешь плечи и двигаешься дальше. Но по-настоящему страшно мне бывает только от полной неопределенности, когда я совсем не управляю ситуацией.

Е.С. В твоей жизни бывало такое?

Ю.С. Можно сказать, что полгода назад нечто подобное происходило. Бывало такое, наверное, и раньше... Что важно в этом случае? Поставить какие-то свои реперные точки и двигаться по ним, если ты не видишь общей картины и не понимаешь, что там, впереди. Я всегда так делала и так же двигаюсь и сейчас.

Е.С. Я давно тебя не видела. Ты в великолепной форме. А ведь у тебя еще трое детей! Мне только остается развести руками. Как это вообще возможно? Я вот недавно родила ребенка и просто пинками выгоняла себя из загородного дома на работу. Мне и преподавателя живописи, о чем я всегда мечтала, сейчас лень взять.

Ю.С. Мне никогда не бывает лень. Я не знаю, что это такое. Все окружающие, включая мою семью, удивляются. Мой муж в шутку говорит друзьям: «Мне остается только плыть по течению. Смотрите — она все взяла на себя!» На мне и правда вся логистика по ­детям: их школы, ­дополнительные ­занятия, ­тренеры и преподаватели.

Юлиана Слащева

Пиджак, рубашка, все — Gucci; брюки, Max & Co.; ­туфли, AGL

ФОТОФедор Битков

Е.С. Какого возраста у тебя дети?

Ю.С. Дочке Маше одиннадцать лет, Кириллу пять с половиной, Филиппу три. Они еще маленькие. Но я прекрасно понимаю твое состояние. Это естественное, правильное отключение мозгов: у меня было это с каждым ребенком, но с каждыми новыми родами этот период уменьшается.

Е.С. Всякий раз, когда я уезжаю от шестимесячного сына на работу, я испытываю чувство вины. Ты сейчас мне рассказываешь о своей работе, о занятиях спортом, о детях... Это что? Какой-то невероятный тайм-менеджмент?

Ю.С. На самом деле это очень сложно, и я очень долго к этому шла. Бóльшую часть времени с того момента, как у меня появились дети, я провела с чувством вины, в угрызениях совести по поводу того, что дети чего-то недополучают.

Е.С. А они все-таки недополучают?

Ю.С. Недополучали. После рождения третьего ребенка, последние пару лет, я начала нащупывать нужный баланс в построении общения с ними. Во-первых, мы переехали в город. Это сразу сократило время на транспорт. Сейчас я еду до работы 20 минут. Второе. Я не назначаю никаких вечерних встреч по работе. Со мной невозможно встретиться по делу после семи вечера. Я нахожусь только в электронной коммуникации. Время после работы я провожу с детьми. И дружеские ужины я стараюсь назначать не чаще двух раз в неделю. Мой рабочий день начинается около 10 утра, но, если надо, я могу начинать в девять, для меня это не проблема. С половины девятого до половины десятого я занимаюсь спортом и поэтому приезжаю на работу около десяти. На выходные мы уезжаем на дачу и друзей зовем в гости. Выходные, за исключением дней рождения близких друзей, — это гарантированное время детей. А также вечера. Я приезжаю домой, надеваю фартук, готовлю — пусть что-то легкое, но для меня важно, чтобы они общались со мной на кухне. Я с ними читаю, практически всегда укладываю их спать сама, за исключением, может быть, двух вечеров в неделю. У нас уже есть свои ритуалы: количество страниц, которое я должна прочитать, песен, которые я должна спеть, — притом что я вообще не умею петь. Но есть два человека на земле, мои два сына, которые считают, что я пою прекрасно. Маша слышать меня уже не может (смеется). Утром я всегда встаю с ними, бужу их без пятнадцати восемь...

Когда я с детьми, я получаю драйв от детей. Когда я НА РАБОТЕ, получаю драйв от работы

Е.С. Не бывает таких женщин!

Ю.С. Ну, ложусь я непоздно, хотя семейные вечера часто затягиваются допоздна. Конечно, если я ложусь после часа ночи, днем бывает сложно. Мне нужно хотя бы семь часов сна. Дети уходят в школу, я их провожаю и занимаюсь спортом. И знаешь, последнее время у меня угрызения совести по поводу детей пропали. Но это, в свою очередь, влияет на мой рабочий график. У меня нет перерыва на обед, встречи идут одна за другой. Мой день с 10 до 19 насыщен до предела, иногда не бывает и десятиминутного перерыва между встречами... А все для того, чтобы освободить себе вечера и не работать в выходные.

Е.С. Не знаю, что и сказать... Я поражена.

Ю.С. Наверное, у меня просто врожденный высокий уровень энергии. Я всегда такая была. Конечно, я устаю. Если бы мы встретились с тобой не после моего отпуска, а до, у меня было бы в два раза меньше энергии. Но она бы все равно была, потому что я получаю драйв от того, что делаю. Когда я с детьми — получаю драйв от детей, когда на работе — получаю драйв от работы. В любом случае, впервые за многие годы я наконец нашла этот баланс. Наверное, потому, что дошла до позиции, когда могу уже сама составлять свой график. Еще я перестала браться за какие-то неприоритетные вещи. Например, меня всегда много куда приглашали выступать. Сейчас у ­меня нет такой необходимости. Это время я тоже для ­себя высвободила.

Е.С. С таким графиком у тебя нет ощущения скоротечности времени? Нельзя остановиться, подумать...

Ю.С. Раньше у меня всегда было ощущение мчащегося поезда. Но когда мне в прошлом сентябре исполнилось сорок, я стала спокойнее внутренне. Наступил период взросления, что ли. Когда я начала по-другому распределять свою энергию, появилось ощущение достаточной самореализации.

Е.С. У тебя высокая самооценка?

Ю.С. Да, но я всегда стремилась еще к чему-то. Просто настал момент, когда я поняла: я всем все доказала. Даже если моя карьера не получит дальнейшего развития, у меня уже не будет этого гнетущего чувства, что могла бы еще что-то сделать.

Е.С. Тут можно вернуться к теме нашего проекта. У многих людей другое гнетущее чувство — что их вот-вот могут уволить... Тебе это знакомо?

Ю.С. Нет, не знакомо. Я начала работать в 16 лет. В 17 я уже зарабатывала больше, чем моя мама, которая воспитывала меня одна. Когда мне было 11 лет, мой отец умер от инфаркта. Это болезнь людей с тревожно-мнительным характером. А я характером в него — абсолютный холерик. При внешнем благополучии у ­меня всегда на подсознании есть тревожность — она меня не оставляет практически никогда. Слава богу, у женщин ­инфаркты бывают реже.

Е.С. Ну вот, теперь оказывается, что ты — ­тревожная личность.

Ю.С. Да, это есть. Но в моем случае она связана с очень большим количеством ответственности и обязательств перед многими людьми. В первую очередь я имею в виду семью, детей, родителей. Ответственность перед сотрудниками — и теми, кого я привела с собой, сдернув с их мест, и теми, кого унаследовала, перед людьми, которые меня пригласили в компанию, перед акционерами. Моя тревожность связана с тем, что какие-то обязательства я точно не выполняю: я просто физически не могу все это покрыть. Близкие мне говорят: «Да сбрось ты с себя часть этой ответственности, ты сама ее на себя взвалила!» Я так не могу. Иногда я пробовала расслабиться и чего-то не делать — и сразу все идет не так, как надо. Хотя у меня прекрасные сотрудники, отличные помощники — я умею подбирать людей и их организовывать. У меня никогда не было страха по поводу того, что со мной могут расстаться. Я очень самостоятельный человек и предыдущей работой и бизнесом заложила фундаменты для своей жизни. Но я и сейчас выкладываюсь по максимуму. А тревожность, о которой я говорила выше, всегда со мной.

Юлиана Слащева

Пиджак, рубашка, все — Gucci

ФОТОФедор Битков

Е.С. Успех не дается просто так.

Ю.С. Это точно. Несмотря на то что у меня столько энергии. Вот ты говоришь, что я хорошо выгляжу. Клянусь, я только в 40 лет впервые занялась спортом! Раньше я могла только бегать на короткие дистанции. Вообще, в спорте я делаю то, что мне легко дается. Я немного играю в теннис, катаюсь на водных лыжах, освоила монолыжу, вот сейчас в отпуске с первого раза встала на вейксерф; я катаюсь на горных лыжах, на вертикальном джете (кстати, это очень тяжело). Это все — спринтерские вещи, которые даются мне легко. Когда что-то надо делать рутинно и долго, я всегда от этого отказываюсь, как в конечном итоге отказалась от тенниса, поскольку это системная история. Сидеть, корпеть над чем-то — это не мое. Хотя есть ряд вещей, которые требуют усилий, а мне приходится это делать — например, вникать в сложные, рутинные финансовые истории на работе, которые должны быть мне понятны в силу должности. Это я делаю, преодолевая себя. Не получается быстро.

Е.С. А что еще не получается быстро?

Ю.С. Похудеть (смеется). Быстро не получается сделать какие-то вещи, связанные с детьми, потому что это требует серьезного, вдумчивого подхода, включения. Но что-то со мной произошло, когда мне исполнилось 40 лет. Я теперь системно занимаюсь спортом, не пропускаю ни одного занятия, несмотря на любую погоду. Я везде бегаю, сама делаю функционалку, хотя раньше не могла заставить себя сделать зарядку. Если я в Москве — неважно, дождь, холод или слякоть, но я иду на занятие. Позавчера утром мой приятель видел меня, проезжая по набережной. Дождь, 11 градусов, я только в три часа ночи прилетела из отпуска, а к 9.30 утра уже прошла половину тренировки. «Все люди — как люди, — смеялся мой приятель. — Стоят на светофоре, ждут ­зеленого света, прячутся от дождя — а она выпады делает!»

Е.С. Юлиана, ты даешь огромный позитивный ­заряд. Вот и я задумалась... Так хочется быть как можно дольше молодой для малыша. На фоне нашего российского уныния твоя личность просто поражает. Но люди, способные на резкие и смелые поступки, преодоления, — это не про большинство. Ведь в кризис людей призывают начать все с чистого листа, использовать некий шанс, а мне кажется, это не всем подходит.

Ю.С. А кто так говорит? Не надо ничего бросать! Даже я никогда не могла бросить все и начать заново. Если вас уволили в кризис, первое, что вы должны сделать, — это найти любую работу. Если бы такое произошло со мной, я бы не переосмысливала себя, даже если у меня были бы деньги на полгода. Я бы сразу начала искать новую работу.

Е.С. Кем бы ты могла работать при самом кошмарном раскладе?

Ю.С. Любым сейлзом. Я — хороший продавец чего угодно. При самом плохом раскладе я бы просто пошла работать обычным продавцом в магазин. Вообще, я никогда не боялась опуститься на ступеньку ниже, чтобы потом взлететь на две ступеньки вверх. Возглавила ли бы я сегодня компанию гораздо ниже уровнем, чем СТС? Если бы я видела там вызов и возможности, я бы могла это сделать.

Если вам сократили зарплату, ухудшили условия труда, то все равно опасно уходить в никуда. Надо сначала найти себе другое место. Просто нужно быть очень активным по жизни. Самое главное — это собственная активность, инициативность в планировании своей жизни. На рынке все равно есть работа. Ищи! Пусть это займет три, четыре месяца, год! Рассылай резюме, ходи по собеседованиям, делай что угодно. Надо всегда двигаться. Даже делая это, ты приводишь себя в тонус, и у тебя на работе может измениться ситуация. Самое опасное — попасть в болото и стать равнодушным.

На рынке все равно ЕСТЬ РАБОТА! Ищи! Поиск приведет тебя в ТОНУС, и ситуация может измениться

Е.С. Что для тебя карьера?

Ю.С. Состоялась ты или нет. Вот главный вопрос. Ты можешь состояться в нескольких ипостасях, в том числе и как мать. Я окончательно пойму, что состоялась как мать и вторая половина, когда я всех своих детей смогу заинтересовать семейными историями и традициями, которые должны обязательно быть у нас несколько раз в неделю. Сейчас дети маленькие, и мы ими рулим, но когда они вырастут, они должны знать, что по выходным они могут собираться дома, в нашем семейном гнезде. И это тоже моя задача — создать этот семейный дом, чтобы им там было уютно, чтобы они приводили туда своих друзей, чтобы Маша привела туда своего бойфренда, когда он у нее появится. Я это культивирую в них. Это цель, мною еще недостигнутая. И, безусловно, это тоже карьера. Есть еще важный момент. Я даже для собственных детей боюсь перестать саморазвиваться. Для наших детей мы — пример для подражания. Моя старшая дочь уже замечает, что я работаю, а половина мам детей, с которыми она учится в школе, — нет. Она гордится мной и сама хочет работать. У нее даже мысли нет такой, что она может выйти замуж и не работать. А ведь у многих девочек 11–12 лет такие планы уже есть. Наши дети должны видеть, что мы, мамы, тоже растем. Есть много вещей, в которых мы являемся ролевыми моделями для своих детей, даже для мальчиков. А еще я никогда не хотела бросить работу и сесть дома, потому что я боюсь перестать быть интересной для своего мужа. Важно помнить, что, развиваясь, двигаясь вперед, мы стимулируем и поддерживаем и своих мужчин тоже.

Е.С. Как ты оцениваешь наши перспективы в том, что касается этого кризиса?

Ю.С. У любого подобного системного кризиса есть развязка. У этого она менее очевидная, чем у других, в силу понятных причин. Но эта развязка точно придет. Если сейчас мы и двинемся на несколько шагов назад, то потом определенно двинемся вперед. Мы, русские, это умеем. Пусть это займет два, три года, пять лет. Но это неизбежно, потому что мы все равно завязаны на потребительское поведение. Россия — это колоссальный рынок. И мы точно сможем произвести весь необходимый нам продукт сами и таким образом поднять собственную экономику. Если это будет происходить, иностранные производители тем более активизируются, понимая, что теряют такой рынок. Я много где была и много что видела и убеждена, что мы сможем построить и произвести все не хуже: Олимпиада в Сочи это доказала. Я не смотрю на мир через розовые очки. Просто возможность расставить свои реперные точки — она всегда есть.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.