Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Есть такая профессия!

Модными могут быть не только одежда, украшения и прически, но даже профессии. Мария КРУПНОВА считает, что выбрать дело жизни по велению сердца — настоящая роскошь

image

Модными могут быть не только одежда, украшения и прически, но даже профессии. Мария КРУПНОВА считает, что выбрать дело жизни по велению сердца — настоящая роскошь

В сегодняшнем мире глобальных процессов мы перестали удивляться. Даже «уникальность» давно превратилась в тренд и стремительно дрейфует в массы. И дело не в том, что богатых и знаменитых с каждым годом становится все больше и больше, — просто нет-нет да и возобладает коммерческий интерес, и вместо заявленного одного экземпляра чего-то там выпустят как минимум три. Истории про великосветских дам в одинаковых платьях на важных вечеринках все слышали.

Да что там платья и аксессуары — даже институт профессии поддался всеобщему помешательству. Из десяти модных девушек в срезе какой-нибудь столичной вечеринки примерно пять будут фотографами, три — дизайнерами, ну а остальные — галеристками. Развороты светских хроник тоже пестрят неоригинальными формулировками: все «спутницы» лет пять назад переквалифицировались в декораторов, а теперь они сплошь блогеры, колумнистки и актрисы.

Такое глобальное давление на профессии привело к дефициту кадров, считавшихся лет сто назад самыми востребованными. Вот у кого сегодня есть свой семейный часовщик? Может быть, назовете мне знакомого пекаря? Даже учитель родного языка (русского, а не английского, французского или итальянского) не востребован глянцевой эрой. Проштудировав множество страниц, я нашла лишь одну даму социолога, которая, впрочем, в интервью призналась, что у нее только диплом, «по профессии и месяца не проработала». Но кто-то точно работает.

Квинтэссенция пряника

Моя подруга Ляля печет пряники. Ляля — ее настоящее имя, не придуманное специально для того, чтобы выпекание пряников казалось еще более экзотичным. У Ляли есть сайт и постоянные клиенты, которые заказывают пряники на различные празд­ники. Особо популярны пряники в Новый год. Некоторое время назад Ляля активно сотрудничала с одним известным кулинарным журналом. Но в какой-то момент страсть к замешиванию теста пересилила страсть к взвешиванию слов, и началась совсем другая жизнь. Возможно, более суетливая и непредсказуемая, но со своими дивидендами. Утро начинается достаточно светски (Ляля встает по будильнику только в самых крайних случаях) — с телефонных переговоров с заказчиками. День полон хозяйственных решений и встреч — выбор глазури и специальных бусинок мало кому доверишь. Затем — проверка почты на предмет новых заказов, обсуждение пряников с клиентами, поиск поставщиков сырья. Часто приходится ездить на склады в разные отдаленные места: в одном конце Москвы — упаковочные пакеты, в другом — блестящая сахарная фурнитура. Важными заказами подруга занимается лично: сначала печет, потом красит — обычно в ночи и в состоянии, близком к безумию, вырисовывая на четырехсотом по счету прянике какой-нибудь логотип. Но все это очень весело.

Ляля говорит, что пряник — как раз тот подарок, который все ищут: выполнен с душой, индивидуальный, оригинальный, вкусный и недорогой. Хотя, по признанию пекаря, процесс творчества над пряником нередко полон эмоций, выражающих безысходность. Вот есть перед тобой пряничный заяц, а как его разрисовать — категорически непонятно. Поэтому Ляля больше любит создавать то, что под­разумевает всякую вольность и фантазию, — то есть пряник, не ограниченный формой ежа или ведьмы на метле (это чаще делает ее напарница). В Лялиной епархии домики, пасхальные пряничные яйца, звезды, где она воплощает свой стиль: рисует завитушки — что-то среднее между Ван Гогом и Климтом.

image
Делу — время

Павел, муж хорошей знакомой, — часовщик. На столе в его мастерской в крупных бокалах и ящиках хранятся изумительные вещи. Часы с редкими металлическими элементами, с железным кружевом, пластмассовой филигранью, деревянными бусинами от счетов. Фантазия настолько богата, что за всеми ее причудливыми полетами не уследить: цветник какой-то, да к тому же все в одном экземпляре. Гости, которые приходят в дом, с нескрываемым удовольствием изучают ранние шедевры и новинки, переводят стрелки, спрашивают про составные детали и украшения. А часовщик Паша готов рассказывать про создание того или иного экземпляра часами — вот такая интересная тавтология.

История увлечения часами у Паши началась примерно лет семь назад, когда у него впервые появился швейцарский хронометр. Ювелирная точность, которая владеет временем и создана руками человека, пленила его, и с тех пор они неразлучны. Через некоторое время Паша пошел работать в часовой салон, где стал разбираться в механизмах на профессиональном уровне.

В один прекрасный день друг подарил ему часы-подделку, которые Паша захотел усовершенствовать. Как результат — увлечение переросло в серьезное хобби, он ушел из часового салона в мастерскую и уже не в теории, а на практике стал овладевать этой необычной профессией.

В основном Пашу привлекает то, что часовщик — редкая, почти «мертвая» профессия. Мастеру нравится давать старым вещам новую жизнь, поэтому большинство деталей появляются с блошиных рынков и извлекаются из редких вещиц, которые «приходят сами» с помощью друзей и знакомых.

Большинство людей, интересующихся, чем занимается Паша, удивляются, услышав ответ, и, если у них есть какие-то необычные вещи, часто передают их в мастерскую, чтобы усовершенствовать. Бывает, появляется что-то уж совсем необычное, что требует длительного перевоплощения, и тогда Паша проводит на работе сутки напролет, создавая из старого чуда новое. А когда вещь закончена, в основном это, конечно, касается наручных часов, Паша обязательно ложится в них спать.

Лингвистические трудности

Третий пример относится к той сфере особого уважения, к которой, как мне всегда казалось, принадлежат педагоги-лингвисты. Но за последнее время в профессии произошло западное перераспределение, в результате которого самыми коммерчески востребованными стали языки стран — лидеров Евросоюза. Теперь все кому не лень преподают английский, французский, реже испанский.

Женя, талантливейший филолог, пару лет назад из любопытства и необходимости пошла в школьные учителя. Действительно пошла, потому что школа, в которую ее определили, находилась в отдаленном от центра районе Москвы, там, где раньше было то, что называли Черкизовским рынком. Несмотря на дикие трудности (пятьдесят процентов класса составляли дети так называемых лиц кавказской национальности, школьники были невоспитанные, шумные и учиться вовсе не хотели), Жене через полгода удалось привить грамотную речь всему классу.

На уроках, как водится, случались поразительные казусы. Был в классе мальчик-вьетнамец. Звали его Вьет. По словам Жени, он по-русски не понимал ничего. Учителя для разговора с ним использовали в качестве переводчика другого мальчика из класса — круглого отличника и умницу. И вот однажды Вьет подошел к Жене и попросил преподавать ему русский как иностранный. Женя не знала, с какой стороны подойти к решению задачи, поэтому она просто много рисовала. Части тела, предметы, растения, животных и прочее — так и учили. Но Вьет очень быстро уехал обратно на родину.

А однажды Женя проводила небольшую олимпиаду по русскому языку внутри класса. И закоренелый троечник Андрей вдруг неожиданно очень хорошо подготовился и вообще проявил рвение и инициативу (замечу, что это был тот человек, который однажды на доске написал «изаетово»). В общем, он очень хорошо работал весь урок, и Женя поставила ему пятерку. На радостях эта тринадцатилетняя мелочь подняла педагога на руки.

А есть профессии, которые гламурными не назовешь и под дулом пистолета. На одной дружеской вечеринке мне представили девушку Катю, которая вполне бы сошла за танцовщицу модного клуба: худенькая, со стильной стрижкой, где-то даже манерная. Надо же, оказалось, что Катя представляет собой совершенно раритетный экземпляр — она ухаживает в нашем московском зоопарке за слонами. Официально ее профессия именуется довольно сложно, но друзья привыкли. Хотя чаще всего в общих разговорах Катя фигурирует как «слониковод». Что заставило ее первый раз отправиться в клетку к такому большому животному, мне неясно. И тем более интересно, что повлияло на ее решение сделать уход за обладателями хоботов своей профессией, пусть даже временной. Но то, что все это существует: слоники и та, что за ними ухаживает; русский язык и та, что его прививает; часы и тот, что их создает; пряники и та, что их печет, — несомненно, придает нашей жизни величайшее разнообразие.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.