Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Дай пять: интервью с владелицей и байером концепт-стора «Кузнецкий Мост 20»

В канун пятилетия концепт-стора «Кузнецкий Мост 20» владелица магазина Ольга Карпуть и байер ­Маргарита Зубатова рассказали ELLE о том, сложно ли быть «­русским Colette» и кому нужна прогрессивная мода

Ольга Карпуть

Ольга Карпуть

ELLE Сейчас «Кузнецкий Мост 20» — один из главных московских концепт-сторов. Как все начиналось?

Ольга Карпуть Мы собрали отличную команду молодых и талантливых ребят. Интерьер магазина доверили знаменитому архитектору Александру Бродскому. Сделали большой ресерч и поехали на парижскую Неделю моды. Встречались с топовыми марками, от Givenchy до Maison Martin Margiela, и рассказывали, что затеваем модную революцию. Дальше — бюджеты и закупки. Было настроение заявить о себе, поэтому мы привезли артизанальную линию из архивов Дома Maison Martin Margiela и устроили большую выставку британского дизайнера Хуссейна Чалаяна. Кажется, эти идеи были настолько смелыми, что люди поначалу воспринимали «КМ20» не как магазин одежды, а как сложное арт-пространство.

ELLE Что интересного происходило с бутиком за 5 лет?

О.К. Я, как хозяйка, конечно, считаю, что все мероприятия были отличными: будь то пижамная вечеринка дизайнера Оливии фон Халь или презентация книги граффитчиков Mint & Surf. Мне очень нравится наша традиция играть в скраббл, которую начал Том Амелин из Nina Donis в 2010 году.

ELLE За 2013 год вы обновили команду: и всем «новичкам» 20–25 лет. Почему?

О.К. Удобно работать с людьми, которым не нужно постоянно объяснять, что подходит магазину, а что нет. «Кузнецкий» — не типичный бутик, мы создаем новое, и нам нужен свежий взгляд. К тому же это хороший экспериментальный проект, чтобы открывать молодежь. Я считаю, что в Москве нет профессиональных закупщиков, которые могли бы работать для нас: легче самим вырастить работника

Маргарита Зубатова

Маргарита Зубатова

ELLE Маргарита, как вы оценивали «КМ20» с точки зрения покупателя и профессионала, когда работали редактором моды портала Lookatme?

Маргарита Зубатова «КМ20» был моим любимым концепт-стором: это первое место, куда я приходила как стилист за вещами. Где еще можно найти диадему, платье с оборками и жакет в пайетках и сделать из всего этого крутой образ!

ELLE Маргарита, вы из редактора стали байером — вообще без опыта в бизнесе. Было сложно?

М.З. Не так, как кажется. В Москве люди занимаются многими вещами сразу, что и хорошо, и плохо. Я пришла в Lookatme как автор текстов, затем ненароком начала стилизовать. Я интересовалась внутренними процессами моды, общалась с байерами и понимала, как устроен рабочий процесс. Меня всегда окружали люди, увлеченные модой, — из разговоров с ними было понятно, чего именно не хватает магазинам в Москве. Техническим моментам обучиться можно при желании и усидчивости. Остальное — дело вкуса и понимания клиента.

ELLE С осени «КМ20» претерпел заметные обновления в концепции. Как изменились ваши закупки?

О.К. «КМ20» — проект с лицом, у нас есть сильный пул основных брендов, с которыми мы давно работаем: Raf Simons, Maison Martin Margiela, Walter Van Beirendonck. Сейчас мы увеличиваем присутствие марок, в которых видим потенциал, — например, Marques’Almeida и Simone Rocha. В ближайших планах запуск нового сайта и онлайн-магазина.

ELLE Вы готовите масштабное пятилетие. Расскажите о коллаборациях и проектах, которые увидят друзья «КМ20» в октябре.

О.К. Я очень жду капсульную линию Ашиша Гупты для «КМ20»: он воссоздал десяток знаковых вещей из своих коллекций специально для нас — топ с зеброй на плече, футболку с Ван Гогом, юбку-пианино. Мы с ним хорошо дружим, везем его на нашу вечеринку и даже нашли ему вторую половинку в России! Мне нравится идея книжной полки Рафа Симонса, он выбрал для нас главные книги по искусству и моде. И, конечно, я жду детскую линию Марты Маркес и Паоло Альмейды (Marques’Almeida). Это британский дуэт, работающий с денимом. Для нас они впервые в своей истории делают коллекцию детской одежды

дай пятьФОТОjames dawe

ELLE Кого из молодых дизайнеров вы считаете открытием «КМ20» и на кого из новичков делаете ставку?

О.К. Среди наших главных брендов — Ashish, Christophe Lemaire, Sibling, Meadham Kifchhoff. Мы встречаемся с дизайнерами и представителями этих марок каждые полгода уже пять лет, за это время стали почти родными. Русских дизайнеров мы тоже любим и поддерживаем: это A.W.A.K.E., Гоша Рубчинский, Nina Donis, Walk of Shame. Из новичков возлагаем большие надежды на J. W. Anderson, Shrimps, Simone Rocha и Nasir Mazhar.

М.З. Нельзя поддерживать тенденцию лояльного отношения к русским дизайнерам только потому, что они русские. Всех отечественных дизайнеров, которых закупаем, мы оцениваем с точки зрения релевантности международному контексту. Гоша Рубчинский, Андрей Артемов и Тигран Аветисян как раз относятся к таким.

Мы не продаем белые футболки с сумасшедшей наценкой. Мы занимаемся продвижением прогрессивной моды»

ELLE «КМ20» иногда называют русским Colette. На ваш взгляд, справедливое сравнение?

О.К. Не совсем. «Кузнецкий» не похож на Colette по энергии: последний более суетной, он может существовать только в Париже. Нас часто сравнивают с ним или Opening Ceremony, но мы по атмосфере и клиенту больше напоминаем Dover Street Market.

ELLE «КМ20» — концепт-стор. Что для вас означает понятие «концепту­альная мода»?

О.К. Для меня это одежда с мощным посылом. Открывая магазин, я не искала легких путей и не ждала сверхприбылей, понимая, что наша история — сложная. Мы же продаем не белые футболки и черные брюки с невероятной наценкой, чтобы заработать как можно больше. Мы занимаемся продвижением прогрессивной моды и рады, что проект живет и окупается.

М.З. Я часто слышу, что в Европе все ходят в каких-то идеальных костюмах, а русские вообще не умеют одеваться. На самом деле, москвичи обожают наряжаться и поэтому приходят к нам: кожаный плиссированный топ или золотые ботильоны на прозрачном каблуке для «КМ20» не проблема. Именно такие, небазовые вещи приносят основной доход. Хороший пример здесь Ashish, бренд, специализирующийся на пайетках. Он выпускает по-хорошему сумасшедшие блестящие платья, которые так обожает русская душа, — у нас они улетают как пирожки. Интересно, что на контрасте с этим коммерческие в общем ­понимании бренды продаются у нас гораздо хуже. В «КМ20» идут за другим.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.