Мода

Мода – центральная тема сайта, в которой собраны самые актуальные новости индустрии, фото с модных показов, обзоры ведущих трендов сезона, эксклюзивные фотосессии, а также StreetStyle из разных стран мира.

Йоджи Ямамото: черный пояс от моды

Японский дизайнер о любви к собакам и карате, отношении к успеху и о том, почему важно прислушиваться к другим

Йоджи, дитя военных лет, никак не может забыть руин, на которых японцы строили свое будущее. Ямамото, модельер, показывает в 1981 году ошеломленным парижанам свою первую коллекцию.… Ни один из циклонов, потрясших моду за последние 15 лет, не пошатнул его положения. Из всех японских модельеров он наиболее сдержанно влияет на моду. Мэтр сути, Йоджи Ямамото сумел исподволь, глубоко предвидеть будущее в своих коллекциях, не имевших ничего общего с футуризмом образца клуба Cardin-Courreges и построенных на энциклопедическом знании одежды. Превосходный исполнитель , он вновь и вновь обращается к своим ставшим классикой вещам в попытке постичь их секрет. Разбирает и вновь собирает их по частям, применяя к одежде тот же подход, которым оперирует современное искусство: разрушить традиционное представление образа, чтобы найти новый способ его восприятия. Намек, обещание, фрустрация… стиль Ямамото тонко дозирует головокружительную элегантность и угрозу ее скорого разрушения. Его модели прибывают в состоянии неустойчивого равновесия, подобно современной Японии, которую, кажется, вот-вот раздавят сверкающие символы ее успеха. Шумно-тихая, устаивающе-поразительная мода от Йоджи в итоге стала классикой. Вдохновившись лозунгом «будущего нет» (no future) эпохи панков, она в итоге породила новых классиков. Так время и талант превращают парадоксы в пристрастия.

Йоджи ЯмамотоФОТОGetty Images

ELLE Как 20 лет назад отнеслись родные к Вашему решению заняться модой?

Йоджи Ямамото Отец погиб в конце войны, в 1945 году, когда мне было два года. Разорившись и оставшись без средств к существованию, моя мать, женщина с очень сильным характером, решила заняться шитьем. Для того, чтобы я мог получить образование, которое позволило бы мне занять место в элитных кругах. Я закончил университет, правда, без всякого энтузиазма. Мне, как многим из моего поколения, представлялось невозможным вписаться в японское общество со всеми его жесткими условностями. И тогда, в 23 года, я решил зарабатывать на жизнь, помогая матери. Она была настолько подавлена моим решением, что много месяцев со мной не разговаривала. В конце концов она потребовала, чтобы я пошел учиться в школу для модельеров и освоил азы профессии. Юношей там было очень мало. Я был самым старшим. В ателье моей матери клиентки требовали рабского копирования парижских моделей. Это было унизительно и очень скучно. Но на те маленькие деньги, что я зарабатывал, я давал отшивать свои собственные модели. К тому времени я уже понял, что есть такая профессия — модельер. Для меня это стало настоящим открытием! Кончилось тем, что я получил первую премию на конкурсе, которая давала право на поездку в Париж. Я провел там восемь месяцев, не зная ни слова по-французски, и почти ничего не ел. Зато каждый день отправлялся на Сен-Жермен попить кофе со сливками и, сидя на террасе кафе, наблюдал за улицей, людьми, их манерой одеваться... На моих глазах рождалось прет-а-порте. Я понял, что именно в нем мое призвание. Так, наконец, в 1977 году я показал в Токио свою первую коллекцию.

ЕLLЕ Как проходит Ваша жизнь?

Й.Я. Я живу один. Много времени провожу со своими двумя собаками, гуляю с ними. Во время этих прогулок хорошо думается. С годами у меня сложилось впечатление, что с собаками мне легче разговаривать, чем с людьми. Собаки не говорят о моде. Они лишь выражают свою любовь. Несколько лет назад мой сын решил работать вместе со мной. А так моя семья — это мои ближайшие соратники. Каждый из них отвечает за одну из моих линий. Вместе мы как солдаты, сражающиеся за общее дело. Никто из нас не ходит сюда, как на службу. У нас тут настоящий дом родной, очень сплоченная группа единомышленников, чьи отношения не ограничиваются работой.

Йоджи ЯмамотоФОТОGetty Images

ELLE Многие из вас вместе занимаются карате...

Й.Я. Это важно для нас. Ведь это и самодисциплина, и спорт, и искусство, и, наконец, развлечение. И самое привлекательное в карате для меня в том, что для занятий не требуется ничего, кроме собственного тела. Немного похоже на пение. Я занимаюсь карате уже семь лет. Это прекрасная разрядка, необходимая при том напряжении, которого требует от нас работа. Ведь мы часто по 12 часов сидим безвылазно. Я лично уже пять лет не брал отпуска.

ELLE Как Вы организуете работу в этой Вашей «семье»?

Й.Я. Все чаще и чаще на словах. Для ответственного за каждую линию я даю направление, дух, общую схему. После чего каждый работает над определенным количеством моделей и выполняет прототипы. Дважды в неделю проходят примерки, которые являются самым важным моментом нашей коллективной работы. Во время примерок я в присутствии всей группы предлагаю, советую, подсказываю, исправляю, изменяю — так определяется каждая модель. На это уходит примерно два с половиной часа.

ELLE Могли бы Вы создавать свои вещи где-нибудь еще? Например, в Париже?

Й.Я. Вообще-то мне все равно. Я могу работать где угодно, при условии, что со мной будет моя команда. Человек двадцать, которые очень много для меня значат. Больше всего в Париже я люблю бродить по улицам. Здесь, в Токио, это практически невозможно. И потом, у вас царит атмосфера терпимости, космополитизма, и это многое облегчает. В Токио ко мне иногда относятся как к человеку весьма странному. А в Париже ты можешь вести любой образ жизни, одеваться, как тебе вздумается, тебя будут принимать таким, какой ты есть. Людям до этого нет дела.

Йоджи ЯмамотоФОТОGetty Images

ELLE Можно ли научиться красиво одеваться?

Й.Я. Безусловно. Так же, как, чтобы хорошо писать, можно усвоить какие-то основополагающие элементы. Элегантность можно привить, но у некоторых она врожденная. Это одно из необъяснимых наших качеств. Как грация, изящество.

ELLE Вас часто упрекают в том, что Ваши модели чересчур интеллектуальны...

Й.Я. Это суждение всегда ставит меня в тупик. Мне кажется, что я, наоборот, откликаюсь на впечатления чисто чувственного характера. Вот представьте себе прелестную женщину, которая просыпается, встает с постели и надевает на обнаженное тело рубашку своего бойфренда... Она ей слишком велика — по-моему, это необыкновенно соблазнительная картина. Эта смесь изящества, грации с угловатостью, смущение, стыдливость... Настоящее расхождение между девушкой и ее облачением — все это, на мой взгляд, да и на взгляд многих мужчин, привлекательнее, чем многие открыто вызывающие образы. В японской культуре, конечно, не принято откровенно подчеркивать тело. Но из этого делать вывод и утверждать, что такой взгляд на веща — интеллектуальный…

ELLE Общаетесь ли Вы с другими модельерами?

Й.Я. Я поддерживаю тесные отношения с Реи Кавакубо (Comme des Garcons). Во Франции, когда говорят о «японцах», то имеют в виду меня и ее. Еще я люблю Аззедина Алайа. Это мой друг, которого я считаю настоящим философом кроя. Общаюсь я и с Жан-Полем Готье.

ELLE Относитесь ли Вы к моделям одежды, как к продукту массового потребления? Мода утилитарна или это нечто иное?

Й.Я. Это зависит от позиции того, кто ее создает, от его целей. Мода от Аззедина, Готье или Вашего покорного слуги не принимает во внимание ни обычных людей, ни степень утилитарности одежды. Наше дело — предложить нечто большее, устремленное в завтрашний день. Именно ради этого «нечто большего» я и работаю. А иначе зачем? Ведь есть одежда Gap, Levi's — очень хорошие вещи. Ширпотреб — это другая профессия. Американцы говорят мне: «Мистер Ямамото, Вы не добились успеха». А я отвечаю им: «Спасибо». Американское понимание успеха не имеет ничего общего с моей работой.

ELLE Вы относите себя к числу ниспровергателей?

Й.Я. Невозможно влиться в общество, чтобы просто сохранять его таким, как оно есть. Наша работа, как любая творческая деятельность, должна в какой-то степени прорывать плотную завесу условностей. Мы — возмутители спокойствия, но и в то же самое время мы должны интегрироваться с обществом. Это одна из наиболее противоречивых особенностей нашей профессии.

Йоджи ЯмамотоФОТОGetty Images

ELLE В столь на вид формализованном мире, каким представляется нам японское общество, требуется известная смелость, чтобы носить одежду от Ямамото?

Й.Я. Специально для тех, кто только и ищет чего-то нового, я всегда подчеркиваю, что изменение внешнего вида, стиля, одежды влечет за собой перемену образа жизни. Осторожней: мода не так безобидна. Выбирая определенный облик, нам придется сменить и обувь, а значит, и походку. Меняешь и прическу, и макияж — то есть другой стиль поведения. К иному типу одежды — иная манера держаться, меняются и отношения с другими людьми. Это может привести к смене окружения, обстановки, рода деятельности, кухни, более того — образа жизни. Поэтому нужно быть уверенным в том, что вы действительно хотите такого поворота.

ELLE Значит, в этом и заключается, по-Вашему, смысл слова «мода»?

Й.Я. Именно так. Это состояние души. Притязание на новую форму свободы, которую затем еще надо суметь принять. Вкус — это не нечто поверхностное, несерьезное, как часто считают. Моду и все то, что она порождает, можно сравнить с кожурой яблока. Она прикрывает и защищает мякоть плода, но в то же время она и результат, и следствие, визуальное проявление внутренних, часто загадочных сил, которые нами управляют. Одежда — это язык, посыл. Средство выражения для целого поколения, образа мыслей. Какая другая область деятельности человека, кроме музыки, могла бы сегодня — социально, экономически — отобразить все это столь правдиво? И так сильно влиять на человеческие взаимоотношения?

ELLE Как Вы относитесь к текущим событиям?

Й.Я. Чаще всего я просто не в курсе того, что происходит в Италии, в Париже. Газет я не читаю, все больше книги. Я все больше и больше ленюсь держать себя в курсе о направлениях моды. Усталость доводит до мыслей — а не отречься ли от своей профессии? Я живу парадоксами, сомнениями. Я все никак не могу сжиться с реальным миром. Это мое слабое место. Но я попытался обратить его в преимущество.

Йоджи ЯмамотоФОТОGetty Images

ELLE Вы задумывались над тем, какой след оставит ваша работа в истории нашей эпохи?

Й.Я. Нет, не имею никакого представления. Мне абсолютно все равно. Сейчас ко мне относятся как к мэтру, солидному, уважаемому человеку. Но мода — вещь живая, активная, преходящая. Придут другие моды, вытеснят сегодняшние, и мы сотремся из памяти.

ELLE Ваш девиз?

Й.Я. «Слушай человека!» В той жизни, которую я веду, самое главное — слышать других людей. Я не хочу уподобляться тем, кто видит, что кто-то упал на улице, но проходит мимо, потому что спешит на свидание. Пусть. Я не прохожу мимо.

ELLE В какую эпоху Вы хотели бы жить?

Й.Я. Меня очень привлекает период между двумя мировыми войнами. Из-за того эстетического движения, которое вело европейцев от импрессионизма в сторону все более абстрактного искусства.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.