Мода

Мода – центральная тема сайта, в которой собраны самые актуальные новости индустрии, фото с модных показов, обзоры ведущих трендов сезона, эксклюзивные фотосессии, а также StreetStyle из разных стран мира.

Русский сюжет в судьбе Ива Сен-Лорана

После 40 лет триумфов и мировой славы великий кутюрье покинул мир высокой моды. ELLE о влиянии России на его жизнь и творчество

По странному совпадению о своем прощании с высокой модой Ив Сен-Лоран объявил в православное Рождество, 7 января. Россия всегда смутно присутствовала на каком-то дальнем плане его жизни, оставаясь малоизученной территорией его тайных фантазий, мгновенных озарений и неразгаданных снов. Она была далеко и близко. Далеко, потому что препятствием был язык, которого он не знал, снег и холод, которых он не переносит, хмурая толпа в бесформенных черных пальто, впервые увиденная им из окна лимузина, возившего его по Москве зимой 1988 года.

Ив Сен-ЛоранФОТОGetty Images

Но эта же толпа выстраивалась в бесконечную очередь, чтобы попасть на его выставку в Доме художника на Крымском Валу. Из этой толпы к нему тянулись незнакомые руки с сувенирами на память, с какими-то бедными и трогательными подарками и просто за автографами. «Нигде не принимают артистов так, как в России», — заверяла его Марлен Дитрих. И это чистая правда! Речь шла даже не о восторгах и аплодисментах, к которым он за 40 лет своих триумфов успел привыкнуть. Тут было что-то другое, какая-то бескорыстная славянская нежность, безоглядная готовность обожать, протянутые руки с цветами и матрешками...

Надо сказать, что в отличие от остального мира Ива Сен-Лорана в России любили абсолютно платонически. В середине 80-х годов никто даже в самых смелых мечтах не помышлял о том, чтобы носить его создания как обыденную одежду. Только редким счастливцам дано было узнать ароматы его знаменитых духов. Но и этого казалось достаточно. Один глоток парижского воздуха, смешанный с запахом Opium или Rive Gauche, один кадр «дневной красавицы» Катрин Денев — вот и все наши представления об Иве Сен-Лоране. И даже когда в середине 1990-х годов открылся его первый бутик на Большой Никитской, успешного бизнеса не получилось. Потому что уже тогда его вещами полагалось любоваться издали, а не трогать грубыми руками. Им было место под стеклом в музее, а не в гардеробе с антимолью. В России еще раньше, чем на Западе, Ив Сен-Лоран стал мифом и легендой, в которые, по странной прихоти судьбы, оказались вплетены некоторые русские имена и мотивы.

Не могу говорить о нем в прошедшем времени. Но великая страница моды уже перевернута

Например, сюжет с Лилей Брик. Впервые они встретились в аэропорту Шереметьево. Вместе с Пьером Берже Сен-Лоран возвращался из Токио с полуторачасовой остановкой в Москве. Старая дама в зеленой норковой шубе, так выделявшаяся на фоне зимней транзитной публики, сразу привлекла его внимание. Уже в самолете он пошлет ей и ее спутнику В.А. Катаняну по бокалу шампанского. Они познакомятся, и начнется их роман-дружба. Что-то вроде новой главы из «Гарольда и Мод». Как и герой романа Хиггинса, он несколько раз покушался на самоубийство, так же страдал от одиночества и природной застенчивости, так же тяжело переживал деспотизм обожаемой матери. Сен-Лорана тянуло к сильным, самодостаточным, эпохальным женщинам. Возраст не имел для него значения. Главное — личность, внутренняя значительность, дар влюблять в себя и влюбляться самой. Все это было в Лиле Брик. И еще голос! «Голос — как струнный квартет», — напишет их общий приятель, другой Лилин поклонник последних лет, знаменитый фотограф Жан-Мари Банье, без устали запечатлевавший ее и Ива. Занятные получились кадры: тридцатилетние молодые французы вокруг восьмидесятилетней женщины из Советского Союза. Люди моды 1970-х у ног музы великого пролетарского поэта Вл. Маяковского. Но в этом неожиданном сочетании имен и лиц, в этой перекличке голосов и судеб и заключалась особая магия стиля Ива Сен-Лорана, где подлинность и вымысел, мужское начало и женское, мода и вечность находятся в постоянном и сложном взаимодействии.

При этом сам Сен-Лоран никогда не подчинялся диктату коммерческой стратегии и чужих вкусов. Он неустанно искал красоту. И находил ее в юной тогда еще Катрин Денев и престарелой Лиле Брик, на сафари в Кении и на песчаных пляжах Марокко, в дождливых пейзажах Лондона и сиреневом воздухе осеннего Парижа. Он вдохновлялся черными кружевами мах Гойи и кринолинами менин Веласкеса, живописью Матисса и Пикассо. Буйство красок художников дягилевских «Русских сезонов» взволновало его настолько, что в 1976 году он откроет своей коллекцией целое направление в современной моде, получившее название «русская революция». Платки babouсhka, которые по примеру гоголевской Солохи повяжут все европейские модницы 1970-х, — еще один русский след в истории Сен-Лорана. Так же как и странное для европейского слуха прозвище Moujik (Мужик), придуманное Лилей Брик для его первой японской бульдожки. Потом их сменилось несколько, но все они были Мужиками, и каждый становился чем-то вроде символа Дома Yves Saint Laurent.

Сейчас, когда смотришь на фотографии самого Ива Сен-Лорана 1960—1970-х годов, невозможно вообразить себе, что этот застенчивый очкарик в белом накрахмаленном халате мог кому-то что-то диктовать, приказывать, требовать. Скорее — робко нашептывать. Безмолвно молить. Даже когда он отрастит длинные волосы, обзаведется бородой и сбросит свой докторский халат, рискнув сфотографироваться совершенно голым, все равно ничего не изменится. Взгляд из-под очков будет таким же испуганным, а выражение лица таким же тревожным и жалким. Князь Мышкин, чудом умудрившийся избежать психушки, заработавший миллионы и даже сумевший удержать при себе свою Настасью Филипповну — великолепную Катрин Денев, — вот кто такой Ив Сен-Лоран. «Я никогда не покидал семейства неврастеников», — процитирует он Пруста в своей прощальной речи. В великом театре моды ХХ века он сам отведет себе амплуа «неврастеника». Хотя это не совсем так. Ив Сен-Лоран — последний романтик эпохи. Художник восторженных порывов и озарений. Последний артист «нутра», творивший по наитию, а не по трезвому компьютерному расчету. Впрочем, кто знает, сложись у него все иначе, мир никогда не увидел бы его главных взлетов. Например, знаменитую куртку military, подпоясанную солдатским ремнем, в сочетании с длинной замшевой юбкой, высокими сапогами-ботфортами и цветным платком, повязанным на манер наших рабфаковок, — образ женщины 1970-х. Или прозрачную блузку из невесомого муслина, облюбованную Роми Шнайдер, которую в Америке прозвали see-through, то есть «сквозь нее видно все». Сен-Лоран первым реабилитирует банальные сочетания черно-белого, придумав свою собственную версию маленького черного платья. Недрогнувшей рукой заберет из мужского гардероба классический смокинг и отдаст его женщинам, предписав в обязательном порядке носить его с высокими каблуками и только на голое тело. И, наконец, розовый цвет — цвет тайной страсти Сен-Лорана, эта почти непристойная фуксия, стыдливо расцветшая едва ли не во всех его коллекциях, чтобы потом заполонить собой все витрины и прилавки мира. Но там, где одни рисковали впасть в пошлость, а другие — в эпигонство, Ив Сен-Лоран творил высокое искусство. Там, где его соперники находили только скучную школярскую этнографию, он, подобно Колумбу, открывал свои материки и страны, перенося нас в сияющий мир, «волшебный край», далекий от учебников географии. Африка, Марокко, древние инки, русские матрешки, монгольские халаты — все шло в дело, все сгорало в ненасытной топке его фантазий, чтобы обрести новую форму на белых листах ватмана.

«Я рожден для того, чтобы создавать платья, равно как и линии, — признавался Сен-Лоран. — Самое прекрасное для модельера — это найти линию и не отклоняться от нее. Моя профессия — моя защита. Если перестану создавать одежду, я умру».

Ив Сен-ЛоранФОТОGetty Images

Год назад я встретил его в Театре Мариньи на «Даме с камелиями», куда он пришел, как и все, посмотреть на Изабель Аджани. Он был один. Грузный, с трудом одолел невысокую лестницу, долго и близоруко искал свое место в партере. В его подчеркнуто горделивой позе и невидящем взгляде, устремленном к сцене, читался какой-то скрытый вызов. Он знал, что все бинокли обращены к нему, знал, что даже без них видны его дряхлость и немощь, последствия бурной молодости, бесчисленных стрессов и увлечения наркотиками. Но он не собирался ничего скрывать. Как не скрывал своего раздражения по поводу воцарения американца Тома Форда на заветной территории его Rive Gauche. Но тогда Сен-Лоран, похоже, еще был готов бороться.

Если я перестану создавать одежду, то я умру. Моя профессия – это моя защита

7 января он объявил миру, что складывает оружие. Он устал доказывать всем и себе самому, что красота может что-то там спасти. Ничего она не может спасти. Ее саму надо спасать. А у него уже больше нет сил. Трепещущая линия его судьбы, его искусства оборвалась, как на кардиограмме. Дальше сценарий известен: слезы, вздохи, заламывания рук, прощальное гала в Центре Помпиду, собравшее весь Париж, а после показа долгая, нескончаемая овация и море цветов. Он, как всегда, выйдет на поклоны, но задержится на подиуме чуть дольше обычного, и будет жалко улыбаться в объективы, шепча одними губами единственное слово — merci. Потом в последний раз в ателье на авеню Марсо сошьют на заказ платья и костюмы для нескольких давних клиенток. И Дом потихоньку замрет в ожидании новых хозяев. До весны. Как у его любимого Чехова в «Вишневом саде».

…Все запомнили момент, когда Сен-Лоран, дочитав до конца свою прощальную речь, вдруг оторвался от заготовленных бумаг и, медленно обведя зал долгим взглядом, серьезно произнес: «Я вас никогда не забуду». Тогда никто не нашелся, что сказать ему в ответ, но сегодня мы знаем точно: Ив Сен-Лоран никуда не уходит. Он будет оставаться с нами до тех пор, пока люди не разучились мечтать и стремиться к красоте и пока бьется сердце хоть бы одной из его поклонниц, потерявших свой рай 7 января 2002 года.

Ив Сен-ЛоранФОТОGetty Images

Звезды о Иве Сен-Лоране:

Катрин Денев: «Я была дневной и вечерней» Он сопровождал меня в течение всей моей актерской карьеры. По-настоящему мы познакомились во время съемок «Дневной красавицы» Луиса Бунюэля. Его деликатность и одновременно великолепная точность взгляда поразили меня. Существует две женщины от Ива Сен-Лорана: дневная и вечерняя. Одна в костюме-смокинге, защищенная, готовая к встрече с внешним миром, — и та, что вечером надевает прозрачную муслиновую блузку, надушенную Opium. Я была обеими, и сейчас мне очень трудно. Не могу говорить об Иве в прошедшем времени. Он все еще здесь, с нами. Он, конечно же, будет продолжать делать то, что ему нравится, но Дом Yves Sant Laurent закрыт. Великая страница моды перевернута.

Летиция Каста: «Подлинная изысканность» Как вернуть Иву Сен-Лорану то, что он подарил женщинам? Невозможно! Как отблагодарить его за то, что он вернул нам элегантность, дал нам свободу и смелость быть самими собой? У него хватило смелости закрыть свой модный Дом, который он создал сорок лет назад с таким размахом и изысканностью. Я люблю его.

Ив Сен-ЛоранФОТОGetty Images

Лулу де Ля Фалез, бессменный ассистент Ива Сен-Лорана: «Памятник века» Наши отношения с Ивом — это тридцать лет счастья. Мой первый и последний модельер. Человек, с которым я общалась каждый день на протяжении стольких лет! Мне кажется, это великолепно — вот так уйти, когда ты еще на вершине славы, а не потому что впал в маразм и тебя выставляют за дверь. Он останется памятником, как все великие люди этого века. Впрочем, о нем еще никогда не говорили так много.

Эди Слиман: «Молчать с ним было легко» Прекрасно помню свой первый день на авеню Марсо. Взволнованный, я долго ждал, когда он появится в своем кабинете. А когда наконец он пришел, я понял, что не смогу выдавить из себя ни звука. Он рассматривал мои эскизы в абсолютном молчании. Но молчать с ним было легко. От Ива я взял строгость, чувство меры и научился ценить линию больше, чем мгновенные эффекты.

Последний романтик, творивший по наитию, а не по компьютерному расчету

Том Форд: «Он создал гардероб современной женщины» Я очень уважаю господина Сен-Лорана. Его влияние на моду бесспорно. Сорок лет назад Ив создал гардероб современной женщины, и он существует до сих пор. Его работы всегда были для меня путеводной звездой, так же как и для всего моего поколения. И мне очень жаль, что Ив не рисует больше высокую моду.

Жан-Поль Кнотт: «Достойный уход» Меня смущает необходимость говорить о нем, как будто мы его хороним. Ведь это не так! Его Дом был для меня прекрасной школой, местом, где мало говорят. Там я научился деликатности и человеческим отношениям. Его уход под стать его образу. Все обставлено в высшей степени достойно. Еще одно доказательство того, что Ив Сен-Лоран никогда не лжет.

Ив Сен-ЛоранФОТОGetty Images

Соня Рикель: «Он сохранил свою тайну» Ив Сен-Лоран, сверхэмоциональный человек, щедрый и яркий художник, верный друг, покидает мир моды. Человек страстный, высокообразованный, сумасшедший, он стал священным идолом моды ХХ века. Миллионы раз он воскрешал девиз: «Платье, женщина, жизнь». Никаких уступок возрасту, никаких поблажек себе. Он один умудрился сохранить свою тайну, свои фантазии, свои страхи и химеры. А теперь он решил проститься с той профессией, которую так любил. Ив Сен-Лоран — исключительный человек. Я преклоняюсь перед ним.

Пьер Берже: «Занавес, господа!» 7 января он, как всегда, был рядом с мэтром. Все эти 40 лет Пьер Берже находился скорее рядом с Сен-Лораном, чем в его тени. Друг, компаньон, исповедник, директор Дома. Таковым он останется до конца, особенно в тот момент, когда будет вполголоса шептать речь, озвученную самим мэтром перед объективами. Он заранее знал ее наизусть. Потом Берже сам взял слово. Интеллигентный, веселый и авторитарный, все как обычно. Он срежиссировал этот уход, и он же будет вести переговоры о конце предприятия высокой моды Сен-Лорана. Его заключение: «Занавес, господа! Я снимаю шляпу».

Материалы по темам


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.