Мода

Мода – центральная тема сайта, в которой собраны самые актуальные новости индустрии, фото с модных показов, обзоры ведущих трендов сезона, эксклюзивные фотосессии, а также StreetStyle из разных стран мира.

ELLE эксклюзив: Альбер Эльбаз — дизайнер, исполняющий мечты

О трансформации вечерней моды, отношении к ­минимализму и своем первом интервью ­Альбер ­Эльбаз, креативный директор Дома Lanvin, рассказал ELLE. А мы, пользуясь случаем, поздравили легендарную марку с 125-летним юбилеем

­Альбер ­ЭльбазФОТОMarc Philbert

ELLE Роскошные вечерние платья — ДНК Дома Lanvin. Но сегодня классику все чаще сменяют комбинации и пижамы.

АЛЬБЕР ЭЛЬБАЗ Нет ничего интимнее пижамы. Когда я был ребенком и приходил после школы, сразу ее надевал. Все мои друзья знают: для меня это лучший подарок. Пижама не антоним длинного платья. Она раскрывает свободу и чувственность. Сейчас женщины ничего не едят и ходят в спортзал. Мода для них — способ показать тело. Комбинации и пижамы для этих целей подходят лучше всего.

ELLE Дому Lanvin 125 лет. Еще 100 лет назад Жанна Ланван превратила марку в лайфстайл-бренд, выпуская все: и парфюмы, и кутюр. Архивы впечатляют?

А.Э. Отлично помню первый поход туда. Казалось, все уже давно придумано. И вот я провел там час, два, три… Потом вышел и больше не возвращался. Почему? Я понял эссенцию Lanvin. ­Узнал, что и зачем создавала Жанна. Она не придумывала платье ради платья. Ей нравилась идея одежды вне времени.

ELLE Вы создаете шесть коллекций в год — большой объем работы!

А.Э. Некоторые делают и по десять. Это худшее, что могло случиться с модой. Если бы вам пришлось брать по десять интервью в неделю, глубина текстов неизбежно ушла бы. Не хочу выпускать одежду, копирующую 1960-е или 1970-е. Не хочу работать со стилистами, которые просто предлагают что-то перекроить. Для меня коллекция — это чистый лист. Я исследую, мечтаю, затем трезво думаю над вещами, анализирую, а потом снова мечтаю.

ELLE Одежда Lanvin идет и девушкам с формами. Почему вы думаете о них в отличие от многих коллег?

А.Э. У меня есть лишний вес, поэтому я более толерантный. Женщины не обязаны страдать из-за одежды. Одежда должна приносить им удовольствие.

ELLE Вы явно не советуете изнурять себя диетами.

А.Э. Как-то я был у психотерапевта. Хотел понять, почему я толстый. Я контрол-фрик, но контролировать поедание сэндвичей не могу. Тот психолог сказал: сегодня женщины могут купить себе ноги, грудь и т. д. Если они покупают тело, зачем им платье? Может, тело и есть новое платье? Вернувшись в студию, я решил использовать бежевый и черный стретч, чтобы почувствовать себя пластическим хирургом. И понял: платье — не про тело, оно про мечту.

Эскиз ателье Lanvin, архивы Дома Lanvin в Париже

Эскиз ателье Lanvin, архивы Дома Lanvin в Париже

Эскиз ателье Lanvin, архивы Дома Lanvin в Париже

Эскиз ателье Lanvin, архивы Дома Lanvin в Париже

Эскиз ателье Lanvin, архивы Дома Lanvin в Париже

Эскиз ателье Lanvin, архивы Дома Lanvin в Париже

Дебютный аромат Дома Lanvin — Arpège

Дебютный аромат Дома Lanvin — Arpège

ELLE Вы знаете, как подчеркнуть достоинства женщин и скрыть недостатки. Как так получилось?

А.Э. Я учился этому! И учусь до сих пор. Всегда стараюсь понять женщин. Я обожаю их и хочу делать счастливыми.

ELLE Главный факт, который вы поняли о женщинах?

А.Э. Есть тигрицы и матери. Тигрицы — властные, матери — сильные. Когда женщина влюблена, она тигрица и может быть порочной. Когда у женщины ребенок, любовь к нему делает ее сильной. Мне нравится второй тип.

ELLE Вы любимчик журналистов. Помните первое интервью?

А.Э. Я давал его французской газете, когда стал дизайнером Guy Laroche. Перед ним я спросил одного редактора, как себя вести. Он сказал: отвечать четко и отключить чувство юмора. Что ж, на интервью слова не слетали с уст, я чувствовал себя заключенным. Тогда я понял, что должен быть собой и не притворствовать. Даже с журналистами.

ELLE Критики всегда верно интерпретируют ваши коллекции?

А.Э. Некоторые думают, что журналисты устают после шоу в Нью-Йорке, Лондоне и Милане и от показов в Париже ждут чего-то понятного. Нет! Журналисты — самые умные люди в индустрии: им каждый раз нужно новое и оригинальное. И они понимают мои идеи, особенно если я объясняю.

ELLE Расскажите об осенне-зимней коллекции Lanvin.

А.Э. Я посвятил ее роману «Доктор Живаго», но не цитировал напрямую. Нужны были абстракция, экстравагантность и эксперимент. Эти три слова я взял за основу всего сезона.

ELLE Коллекция и правда экспериментальная. Почему вы ­ото­шли от чего-то простого?

А.Э. Сегодня многие носят незаметные вещи. Кто-то называет это минимализмом, я — скукой. «Доктор Живаго» про других людей. Не про тех, кто анонимно одевается и мыслит, боясь ошибок. Ведь лишь ошибаясь, мы создаем что-то новое. Заметили, на популярных сегодня реалити-шоу и конкурсах музыкантов участники обычно представляют свою версию старой песни, а не сочиняют новую. Не хочу пережевывать прошлое. Хочу идти по новой дороге.

ELLE У анонимности в одежде уже даже есть название — нормкорм. Вам этот тренд не близок?

А.Э. Это нормально для нового поколения. Ребята видели, как их матери бегали по бутикам и делали ботокс по расписанию. Конечно, они ­стремятся к незаметному. Но мода циклична. ­Сегодня популярен нормкор, но скоро мы придем обратно к чему-то преувеличенному и экстремальному.

1/4
  • Модели на осенне-зимнем показе Lanvin
  • Lanvin
  • Lanvin
  • Lanvin

Модели на осенне-зимнем показе Lanvin

Lanvin

Lanvin

Lanvin


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.