Мода

Мода – центральная тема сайта, в которой собраны самые актуальные новости индустрии, фото с модных показов, обзоры ведущих трендов сезона, эксклюзивные фотосессии, а также StreetStyle из разных стран мира.

Вивьен Вествуд: Королева панков

История успеха главной бунтарки мира моды

Она породила стиль «панк», знала взлёты, избежала многих падений. Сегодня Вивьен Вествуд – признанная королева лондонской моды. Представляем вам зажигательную блондинку, через руки которой прошло столько одежд. Теперь ее фантазия устремлена в легендарную эпоху, предшествующую Французской революции.

«Девочкой, в 50-е годы мне хотелось слиться с толпой, но при этом тянуло к крайностям… Тогда вошли в моду маленькие серьги в форме маргариток, и я сделала себе пару серег из таких огромных маргариток, какие обычно носят в петлице. Когда я вошла в них в танцевальный зал, тромбонист перестал играть, поднял руку и сказал: «Вы только посмотрите на эту девицу!».

ВествудФОТОGetty Images

Вот и сегодня в студии все, бросив свои дела, со священным трепетом глядят, как Вивьен Вествуд экипируется для фотосьёмок. Каркас уже на месте: тугой корсет, сквозь который было бы видно, как бьется сердце, если бы не вшитые внутрь накладные конические груди; прорезиненные панталоны и проволочный каркас, фиксированный чуть выше зада, так что он выступает подобно парусу. Туфли-лодочки на 25 сантиметров приподнимают ее над полом, придают силуэту устремленность вперед. Она словно балерина на пуантах. Поставив ногу на табуретку, она снимает одну туфлю с истерзанных пальцев, прокладывая кусочки ткани в особо натертых местах (а вообще советует пользоваться резиновыми балетными напалечниками – «или выпить пару рюмок»). Вены в вырезе декольтированного платья подводят синим карандашом для век.

Вся эта сцена напоминает пантонимический фарс или полузабытую картину одевания королевы Елизаветы I к приему испанских послов. Умышленная экстравагантность и в то же самое время — величественность. В свои 54 года эта маленькая белоголовая законодательница моды с напудренным лицом, пышно взбитыми волосами и сигарой в зубах, нетвердой походкой передвигающаяся по студии, более чем когда-либо приковывает к себе взгляды...

Вот уже двадцать лет она удивляет, дразнит и шокирует мир. С постоянством и холодной решимостью профессионального убийцы. Ее призвание — не столько мода, сколько скандал. Вивьен Вествуд создает модели, будто подбрасывает бомбы. Или осветительные ракеты, которые всегда вспыхивают там, где их никто не ждет. «Единственная возможность ниспровержения лежит в области непопулярных идей — вот там-то я и работаю», — заявляет бывшая мадонна панков, добавляя: «Единственный путь в будущее — это оглянуться назад».

ВествудФОТОGetty Images

Американская пресса включает ее в число шести лучших модельеров мира, причем Вествуд — единственная, кто не является мульти-миллионером, и единственная женщина в этом списке. Она уже давно работает изолированно и более чем маргинально. Ее считают, особенно во Франции, оракулом во всем, что касается шика и облика. Но подобно стилю Оскара Уайльда, ее стиль может быть полностью осмыслен только в оппозиции к лицемерию английского общества, которое она с наслаждением бичует.

«Хотите хорошо выглядеть — нужно потрудиться»,— мудро изрекает Вествуд. Стоит тридцатиградусная жара. Она только что прошла пешком немалое расстояние от своего дома до офиса в полосатой пурпурно-белой юбке до щиколоток и шнурованных ботинках в стиле Айвенго. (От вчерашнего наряда остался только жутковатый иссиня-черный лак на ногтях и подведенная розовым ниточка бровей.) «Дело в том, что вовсе не обязательно носить экстравагантные вещи. Мало кто купит такой корсет и проволочный каркас, — произносит она неторопливо и убежденно. (Она привыкла проповедовать необращенным.) — Но утрированный силуэт, над которым я работаю уже десять лет, все же сделал свое дело. Влияние моих моделей на моду часто не осознается, в них видят лишь стремление эпатировать публику».

ВествудФОТОGetty Images

Не исключено, что Вивьен Вествуд сильнее всех влияет на моду. Кто первый стал применять в одежде резину, заполнившую ныне улицы?

Кто задолго до японцев и деструкционистов порол, кромсал, строчил швами наружу, продевал голову в пройму, надевал белье поверх платья? Вествуд изобрела юбки-тюбики («tube» skirts) задолго до того, как мы их стали покупать; ее мини-крини (mini crini) предвосхитили грибы-дождевики (the puff-ball). А сегодня, когда большинство модельеров вернулись к структурному моделированию (structured tailoring) 50-х и 60-х годов, Вествуд потратила четыре года на то, чтобы добиться предельной точности линий. «Все мои идеи, — говорит она без тени обиды, — воспроизводятся другими модельерами в сглаженной форме. Говорят, что моя одежда чересчур экстравагантна, что ее нельзя носить. Но никто не может сказать, что то, что я делаю, — плохо».

ВествудФОТОGetty Images

Философия дизайна и репутация Вествуд построены на отказе считаться с чем бы то ни было — с условностями, практическими соображениями, диктатом рынка, с самой жизнью, которую мы ведем. Для нее не существует неписаных правил, определяющих что допустимо, а что нет с учетом возраста и приличий, недаром она появлялась на публике в прозрачном белье с фиговым листом на соответствующем месте. Все, что она делает, призвано выделить человека из толпы.

Школьницей в Дербишире она первой тянула руку, вызывая насмешки соучеников своим энтузиазмом. В 60-х годах, когда было принято бросать учебу, чтобы попробовать свои силы в творчестве, она ушла из художественной школы в Харроу, проучившись там всего один семестр («ведь я принадлежала к рабочему классу и хотела зарабатывать себе на жизнь»), вышла замуж за менеджера танцевального зала, родила ребенка и стала работать учительницей. В 70-е годы она нашла применение для своего бунтарства с помощью Малкома МакЛарена, который и стал ее соавтором в изобретении «punk look» — стиля одежды для движения панков. «Конечно, я выполняла не все его просьбы,— вспоминает Вествуд.— Однажды он захотел, чтобы я отправилась в музей Мадам Тюссо и подожгла там восковые фигуры Битлз».

Однако то, что она выполняла, было гораздо более радикальным. «Все началось с интереса к любым формам молодежного бунтарства, от тедди-бойз до рокеров. Позднее мы привнесли туда элемент секса». Экспериментальные магазины одежды Вествуд и МакЛарена «Let It Rock», открытый в 1973 году, и «Тоо Fast to Live, Too Young to Die» год спустя были переименованы в «Sex». Именно тогда они вводят в моду стиль «раб» (bondage).

В 1976 году они помогли оформиться движению панков, предложив для них одежду, подходящую к настрою этого самого анархичного из всех молодежных движений. Магазин стал называться «Seditionaries» («Все для бунтарей»). Вествуд и МакЛарен изобрели брюки в стиле «раб»: Вествуд пришила сзади клапан, а МакЛарен придумал шлейку, соединяющую брючины на уровне коленей. Вместе они создали своеобразный вариант шотландских юбок (customized kilts), рубашки, разрезанные на полоски, и одежду из поливинилхлорида. Вествуд выпустила к юбилею королевы майку с ее портретом, где в королевскую губу была продета английская булавка, и мгновенно стала самой знаменитой женщиной Великобритании — после самой королевы.

ВествудФОТОGetty Images

МакЛарен стал самопровозглашенным магом уличной эстетики, и в течение нескольких лет Вествуд претворяла его фантазии в модели одежды. Он создал Bow Wow Wow и Адама Анта, а она окончательно оформила пиратскую моду: пышные рубашки и кушаки с кистями стали униформой неоромантиков. За пиратами последовали Дикари, Девушки из Буффало, а также многослойное сочетание жилет-рубашка-платье-леггинсы, которое составило основу гардероба 80-х. К1985 году и приходу мини-крини Вествуд рассталась с МакЛареном, устремившись на поиски новой элегантности, основанной на традиционных покроях и тканях («Хотя и сегодня многие откажутся назвать мою одежду элегантной, особенно те, кому нравится стиль телеведущих» ,— улыбается она).

В 51 год, покорив столько высот, избежав стольких падений, дважды названная лучшим модельером года, Вивьен Вествуд в 1992-м, наконец, получила из рук королевы Орден Британской Империи, что-то вроде Ордена Почетного Легиона во Франции. Великолепная дама сочла нужным оповестить журналистов о том, что явилась в Букингемский дворец без нижнего белья под платьем. Не меньшая смена курса обозначилась, когда Вивьен сбрила свою платиновую шевелюру. Осознав, по ее собственному признанию, всю способность системы к регенерации низвергнутых догм, Вествуд решила впредь ее игнорировать и обратиться к культуре прошлых эпох, особенно к эпохе Возрождения и Просвещения. Она не устает говорить на тему оболванивания народа и демагогичности демократической псевдокультуры, прикрывающей нищету нашего потребления. Мадонна панков планирует открыть салон, где бы собирался художественный или литературный кружок, подобно тем, что существовали в Париже с XVII до начала XX века.

Это новое настроение она объясняет влиянием своего нового 27-летнего мужа Андреаса, которого она встретила, когда преподавала в Венской Академии прикладного искусства, и замуж за которого вышла в 1992 году. За два года до этого Вивьен обосновалась в доме №6 по Davies Street. Расположенный в элегантном окружении известных антикваров и лучших лондонских поставщиков, ее магазин ориентирован теперь на новых, более зрелых, предпочитающих классический стиль клиентов (конечно, среди них могут быть и прежние, повзрослевшие почитатели Вествуд). Разумеется, меж сверкающих драгоценных камней в ее короне все еще попадаются там и тут вздыбленные фаллосы и матросские татуировки. Роман с аристократическим миром пеньюаров только усилил ее пренебрежительное отношение к общепринятому. «В прошлом мода в большой степени была связана с демонстрацией того, что у вас есть деньги и вкус. Эти две вещи не связаны между собой, но демократическая мода, исполненная зависти и предрассудков, начисто лишена представления о вкусе. «Я не хуже тебя» — вполне здравый подход, но «ты не лучше меня» — уже никуда не годится. Тот, кто хочет произвести впечатление, должен отмежеваться от посредственности. Люди боятся оказаться на виду и стать предметом пересудов. В прошлом они умели оставаться выше этого».

Если бы проповеди Вествуд о необходимости критериев не произносились с характерным чеширским говорком и какой-то простодушной бравадой, если бы она не признавала в открытую, что до встречи с МакЛареном не прочла почти ни одной книги и ни разу не была в театре, Вивьен Вествуд показалась бы невыносимым снобом.

Ее высмеивали все — от Барри Хамфриса и Стива Кутана до Сью Лоли — в последний раз во время демонстрации моды в передаче «Wogan», где публика просто ревела от смеха при появлении на подиуме моделей из ее коллекции. «Не думаю, что следует смеяться»,— спокойно сказала Вествуд и продолжала терпеливо представлять каждую модель. Публичное осмеяние на национальном телевидении послужило своеобразным подтверждением ее роли пророка. В то же самое время Вествуд первая признает, что чувство юмора — единственное качество, необходимое для того, чтобы носить ее модели. Отношение к ней бульварной прессы она также воспринимает философски. «Я нравлюсь газетам, потому что они считают меня сумасшедшей. А мне нравится, когда я нравлюсь».


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.