Мода

Мода – центральная тема сайта, в которой собраны самые актуальные новости индустрии, фото с модных показов, обзоры ведущих трендов сезона, эксклюзивные фотосессии, а также StreetStyle из разных стран мира.

Интервью ELLE: Умберт Леон и Кэрол Лим

Дом моды Kenzo представил вторую коллекцию в исполнении своих новых креативных директоров — дуэта Opening Ceremony. ELLE встретился с дизайнерами, чтобы выяснить, каково это — ­добраться до Парижа

image

Американский дуэт Opening Ceremony — дизайнеры и мультиантрепренеры Умберто Леон и Кэрол Лим — настоящие любимцы модной публики нового поколения. Созданный ими concept store в нью-йоркском районе Сохо давно превратился в место паломничества молодой продвинутой интеллигенции — именно там можно найти самые актуальные и интересные бренды современности, включая и собственную марку хозяев. С недавних пор Леон и Лим заведуют дизайном в Доме Kenzo. Их вторая по счету коллекция, показанная в парижском Университете Пьера и Мари Кюри, вызвала у гостей продолжительную бурю восторгов. Аплодировали даже скептики, сетовавшие на то, что без Антонио Марраса марку не ждет ничего хорошего. Буквально через пару дней после шоу российский ELLE обсуждал с дизайнерами секрет успеха.

ELLE Вы завоевали Париж. Признайтесь, стремились к этому?

УМБЕРТО ЛЕОН Нельзя сказать, что мы это специально планировали (смеется). Работа в Kenzo для нас — очередной проект, счастливая возможность поработать над чем-то действительно уникальным и грандиозным.

ELLE Перед началом показа одна дама солидного возраста спросила меня, что я думаю о вашем дизайне. Я сказал, что давно являюсь вашим большим поклонником. В ответ услышал следующее: «Это потому, что вы молоды…»

У.Л. Как я понимаю, речь шла о нашей первой коллекции для Дома Kenzo. Будем считать, что это комплимент (смеется). Вообще, должен сказать, что наш дебют был призван показать ­перемены, которые начали происходить в марке, и вместе с тем мы хотели сказать, что новое — это просто хорошо забытое старое. Мы очень много работали с архивами Дома, уделяя особое внимание ранним коллекциям Кензо Такады конца 1960-х и начала 1970-х годов. И вот что открыли для себя: его дизайн был очень сильно навеян уличной модой того времени — вещи Кензо были яркими и сексапильными и во многом по своему духу похожими на то, что предложили мы. Нам кажется, что далеко не все люди сегодня хорошо представляют себе историю Дома и осознают, что в сумме своей она гораздо более насыщенна и богата по сравнению с последними десятью годами существования бренда. Нам интересно перенести вас назад к моменту возникновения Kenzo и пройти весь путь заново. Чтобы вы воскликнули: «Класс, я и не знал, что марка на самом деле была именно такой!» С первой частью мы познакомили вас прошлой осенью, а со второй — нынешней весной. Вторая коллекция — мощная порция новой информации. Больше форм и объемов, много вещей — учтены интересы самых разных женщин.

КЭРОЛ ЛИМ При этом, когда вы смотрите на коллекцию, вы понимаете, что она на все времена — вечный неувядающий шик. И что еще важно, она выглядит очень демократично.

ELLE А насколько важно уважаемому французскому Дому быть демократичным? Не утратит ли он тогда тот дух эксклюзивности, те кутюрные традиции, которые априори свойственны французской моде?

У.Л. Я думаю, что Кензо в свое время раздвинул границы понимания французской моды. Его одежду носили Джерри Холл и Лулу де ла Фалез, но она не была кутюрной в привычном понимании этого слова. Эти вещи были чем-то особенным, чем-то самобытным и непохожим на все остальное. ­Кензо действительно переосмыслил идею французского прет-а-порте, и мы продолжаем это переосмысление. Наверное, если бы в нашем шоу зрители увидели больше образности, чем реальной одежды, им было бы не так интересно. Кензо всегда думал в первую очередь о своих клиентах и о том, как их одеть. Он не жил в мире грез. И думается, что сказочные фантазии, в которые Дом погрузился в последние годы, мало имеют общего с изначальной философией его создателя. А она заключается в том, что вы видите вещь, желаете ее и в конце концов покупаете. Мы зовем это «достижимой фантазией».

image

Kenzo, весна — лето 2012

image

ELLE Вы делаете миллион дел сразу. У вас есть собственная марка одежды Opening Ceremony, одноименные concept store в Нью-Йорке, Токио и Лос-Анджелесе, своя галерея, шоу-рум и так далее. Кем вы себя видите на самом деле?

К.Л. Мы трудно поддаемся классификации, поскольку, как вы правильно сказали, занимаемся сразу несколькими направлениями. Это помогает нам смотреть на вещи под разным углом, а также хорошо понимать самые разные бренды и их философию. В том числе и Kenzo, конечно. Этой марке с самого начала свойственна потрясающая креативность — то, что нам с Умберто очень близко.

ELLE Кто-то однажды сказал, что дуэт Opening Ceremony знает, что на деле значит слово «cool». У нас в России нет точного перевода, но есть аналог — слово «классно». Что же такое «cool» в вашем понимании?

У.Л. Даже не знаю (смеется). Наверное, это значит то, что мы постоянно отслеживаем, интерпретируем и передаем самую разную информацию. Мы своего рода рассказчики. Нам нравится докапываться до сути вещей и заново их пересказывать, нравится закупать бренды для нашего магазина и при этом все про них знать. Это гарантирует доверие покупателей.

ELLE Как строится ваша совместная работа? Кто-то больше вовлечен в дизайнерский процесс, а кто-то — в маркетинг?

У.Л. Мы дополняем друг друга, каждый раз советуемся и принимаем решение. Иногда я придумываю идею, а Кэрол ее довершает, иногда наоборот.

image

Kenzo, осень — зима 2012/13

ELLE Чем вы отличаетесь друг от друга?

К.Л. Каждый из нас силен в определенной области, поэтому мы строим партнерские отношения на балансе наших лучших качеств.

ELLE У вас азиатские корни, вы выросли в Америке и работаете на французский Дом, созданный японцем. Насколько происхождение влияет на стиль и дизайн?

У.Л. Мы родились в Калифорнии, живем в Нью-Йорке — конечно, Америка повлияла на наше эстетическое восприятие. У нас есть свой определенный стиль, который нам, к счастью, позволили привнести в Kenzo. Мы не хотим дублировать архивы бренда, нам важно оставаться самими собою. Кензо был прекрасен в семидесятые, он был прекрасен, но уже по-другому, в восьмидесятые. Мы живем в 2012 году, мы здесь и сейчас — нужно это понимать. Больше всего нам не хочется, чтобы кто-то сказал: «В 2012 году они сделали коллекцию 1971 года».

Ранний дизайн Кензо ТАКАДЫ был навеян УЛИЧНОЙ модой того ВРЕМЕНИ — сегодня мало кто об этом знает

ELLE Вы когда-нибудь общались с самим Кензо Такадой?

К.Л. Как только мы заступили на работу в Kenzo, мы отправили ему письмо о том, как мы рады, что сотрудничаем с таким знаменитым Домом моды. Уже после показа нашей первой коллекции господин Такада написал ответ, в котором сказал, что мы ему нравимся, и что он чувствует, как Дом заново обретает энергию.

ELLE Для молодых дизайнеров это, должно быть, вопрос большой ответственности: вы работаете на марку, создатель которой до сих пор живет и здравствует и, конечно, внимательно следит за судьбой своего детища.

У.Л. Знаете, суть в том, что мы не переживаем из-за этого, поскольку работаем во многом для самого Кензо Такады и демонстрируем бесконечное уважение к созданному им Дому моды. Мы хотим, чтобы после того, как вы купите рубашку нашего дизайна, люди на улице сказали: «Смотрите, это рубашка Kenzo».

image

Kenzo, осень — зима 2012/13


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.