Мода

Мода – центральная тема сайта, в которой собраны самые актуальные новости индустрии, фото с модных показов, обзоры ведущих трендов сезона, эксклюзивные фотосессии, а также StreetStyle из разных стран мира.

Как устроена «Дикая Орхидея»: эксклюзивное интервью ELLE с креативным директором марки

Все о секретах дизайна и производства главного российского бельевого бренда

Корреспондент ELLE отправился на фабрику холдинга «РозТех» под Красногорском, чтобы узнать, как создается белье сетей «Дикая Орхидея», «Бюстье» и «Дефиле». А Юлия Питерская, вице-президент и креативный директор бренда, с удовольствием рассказала обо всех секретах производства и дизайна.

Юлия Питерская

Юлия Питерская

ELLE Юлия, все последние рекламные кампании «Дикой Орхидеи» цитируют работы современных художников. А о том, как весь ваш креативный отдел ездит на выставки в Базель и Майами, ходят легенды. Что это за арт-нововведения?

Ю.П. Я чувствую себя немножко Остапом Бендером с этим артом. Мне задают много вопросов по современному искусству, и я с умным видом пытаюсь рассказывать. Это все придумал новый собственник нашей компании, Дмитрий Костыгин. На самом деле, относительно новый – компании 22 года, а он руководит ей последние три. Еще три года назад казалось, что мы – «монстры», много лет на рынке и все уже знаем: как рекламироваться, показы устраивать, магазины открывать. А оказалось, что много еще чего можно сделать нового. Дмитрий сам коллекционер современного искусства, и он открыл для нас другой мир. Его идея была проста: давайте делать кампании с концептами. Девушка в белье на фоне комода и торшера или моря и пальм – это никак не выделяет нас из общего ряда.

ELLE То есть командировки на арт-выставки – это правда?

Ю.П. Конечно, мы ездим не всем офисом – шутка ли, у нас 6 этажей! Стараемся ездить командой людей, которые отвечают за дизайн в разных сферах: от создания белья до создания рекламных концептов.

ELLE И все в компании, как и вы, с самого начала?

Ю.П. Все по многу лет. Я работаю в «Дикой Орхидее» с 1993 года, и за это время два раза уходила. Я взрослела, запускала свой бизнес, детей рожала. Перед тем, как вернуться в 2011 году, пару лет подряд видела сны про «Дикую Орхидею», и мне это ужасно не нравилось: я совсем не скучала, или убеждала себя, что не скучала. Сейчас могу сказать, что эта компания – моя судьба, дело жизни. На моих глазах она росла, развивалась, умирала и возрождалась, как феникс. Возвращаясь к моей работе – не забывайте, что у нас есть еще свои собственные лейблы, а значит и огромный департамент разработки, свое производство. В «Дикой Орхидее» таких лейблов три, в «Бюстье» тоже три, а в «Дефиле» – четыре. В дизайн-команде шесть человек, и они занимаются всеми десятью лейблами. А есть еще конструкторы, продакт-менеджеры, технологи и так далее.

Как устроена "Дикая Орхидея"

ELLE То есть изучают современное искусство именно эти шесть человек и вы?

Ю.П. Да, мы стараемся возить именно тех, в чьей зоне ответственности – дизайн. Командировки – это, в основном, Арт Базель, Арт Базель Майами и Арт Базель Гонконг. Общая «насмотренность» настолько видна потом в том, чем девочки занимаются – в создании наших рекламных концептов, в оформлении витрин, в коллекциях. Девчонки прилетают совершенно другие с этих выставок, как с Луны.

ELLE Насчет рекламных концептов. Креативный директор каждой рекламной кампании - это вы?

Ю.П. Да, поскольку я у нас и фешн-директор тоже. Я концепцию съемки уже не придумываю, но могу в пух и перья зарубить предложенные идеи и предложить новые. Во время съемки я всегда на площадке. Пока. Мечтаю о том, что бы меня там не было! Хочется, чтобы рано или поздно в компании вырос новый креативный директор. Я очень люблю, чтобы люди развивались.

ELLE Ваши съемки – самые авангардные на рынке. Что вы об этом думаете?

Ю.П. Я наблюдаю за тем, что происходит – и в России, и в мире. Мы, конечно, не асы в рекламных концептах, но на локальном уровне сильно отличаемся от конкурентов. Вы же знаете художника Лучо Фонтана? А 95% респондентов никогда не слышали это имя и не видели его работы с разрезанными холстами. А это прямая инспирация нашей рекламной съемки прошлого сезона. И это выделяет нас из общего ряда, в этом есть идея, и людям становится интересно: значит, они смогут прочитать и узнать. Мы делали и более адаптированные концепты – например, в одном из прошлых сезонов у нас был психологический тест Роршаха с кляксами, только на черном фоне мы расположили девушек в белье «Дикой Орхидеи». Это было более узнаваемо, у зрителей срабатывала ассоциация. Мы не то, чтобы обязательно завязаны на арте, но нам интересно что-то, в чем есть история!

Как устроена "Дикая Орхидея"

ELLE За вдохновением – на международные выставки, а за тканями?

Ю.П. За годы работы у нас уже сформировался пул поставщиков, их больше сотни, и новых почти не возникает. Конечно, большой объем полотен мы покупаем у китайцев, и в этом не стыдно признаваться. У них современные мощности, они очень следят за рынком, своевременно реагируют на тренды, в курсе всех тенденций. Для нас продукт номер один – это кружево и вышивка по тюлю, мы закупаем их у Tianhai Lace, Liberty Tex Co, Fujian Baogang.

Европейских фабрик у нас в пуле чуть меньше, но это наши постоянные производители, с кем мы очень много лет. Brugnolli, Sophie Hallette, Bisсhoff, Guariscо и это только первые, кто приходят на ум. Их десятки. Например, французская компания Sophie Halette известна тем, что они делали кружево для свадебного платья герцогини Кэмбриджской. В компании есть специальные баеры, которые занимаются закупками только материалов для производства.

ELLE А вы бываете на производствах?

Ю.П. Конечно, и кроме того, есть еще профессиональная выставка, которая два раза в год проходит в Париже – Salon de Lingerie. Там представляют и готовую продукцию, и материалы – в секции Interfile. Я всегда прихожу к нашим производителям полотен, кружева. Они привозят с собой не только новые ткани, но и гигантские альбомы с историческими образцами, которым по сто-двести лет. Вы не представляете, как они носятся с ними! Есть такая швейцарская компания, Bisсhoff ,они занимаются вышивками и каждый раз привозят целые толмуды из своего музея. Когда я вижу эти работы, могу расплакаться – это непередаваемые эмоции!

Как устроена "Дикая Орхидея"

ELLE У меня были похожие чувства, когда я попала в кутюрное Atelier Lesage…

Ю.П. Знаете, европейцы, они всегда были очень технологичны, у них эти станки по производству кружева появились одними из первых. До сих пор в Европе есть станки, которым по 120-130 лет, и если они ломаются – то все буквально ложатся на пол и умирают, потому что эти машины не возможно повторить или воссоздать. Значит, на один стало меньше! Кружево, которое они производят, продается на аукционах, и стоит тысячи евро.

ELLE В pret-a-porter все время какие-то инновации в тканях. А в белье новые материалы появляются?

Ю.П. Конечно! Буквально перед вами у меня была встреча с литовской трикотажной фабрикой. Они привезли новый материал, который сделан из молочного белка, на основе козеинов. Невероятно деликатная на ощупь ткань, напоминает модал, но в ней есть что-то другое – какая-то особая нежность. И я уже понимаю, что мы ее купим. Новые полотна появляются все время. Нити обрабатывают серебром, экстрактом алоэ…

Как устроена "Дикая Орхидея"

ELLE Что будет особенного в летней коллекции собственных лейблов «Дикой Орхидеи»?

Ю.П. Технология Memory Foam, которая помогает чашке бюстгальтера «запомнить» форму груди. Мы очень долго работали с ней в линиях «Бюстье», и уже есть постоянные покупательницы на этот продукт. Теперь она появится и в «Дикой Орхидее». Берем другой наполнитель, он дороже, технологичней, запоминающие свойства гораздо выше – но и себестоимость другая, конечно. А вот что касается полотен – ничего принципиально нового.

Как устроена "Дикая Орхидея"

ELLE А в дизайне чем удивите?

Ю.П. У нас стартовал собственный лейбл Wild Orchid с коллекцией «Шибари»: это такое японское искусство связывания, по сути – сексуальный арт. Выглядит очень красиво! Знаете, там определенные правила: используются только красные шнуры и есть специальные фигуры связывания. Когда я увидела это в первый раз, минут на пять задумалась. Потом – полюбила, а сейчас мне нравится. Эта линия – провокационная, с легким отсылом к секс-белью.

ELLE Это же так популярно сейчас!

Ю.П. Да, это огромный тренд. У нас клиентки оборвали телефоны, после того как из магазинов все смели. Мы сделали скромный выпуск коллекции, а у рынка оказался невероятный спрос. Кто еще делает такие провокационные вещи так, чтобы они еще и выглядели прилично? Мы производим белье в России и тщательно относимся к качеству изделий. Я убеждена, что невозможно сделать в Китае качество люкс, такое белье все равно «пахнет Китаем». Я не знают исключений! Китайские ткани – да, но пошив – нет. Поэтому дорогие марки белья, сделанные в Китае, всё равно получаются «с душком», какие-то «не совсем европейские».

Как устроена "Дикая Орхидея"

ELLE У вас все-таки скорее консервативный дизайн – и в закупке, и в собственных линиях… Почему так получилось?

Ю.П. Наши клиентки – те, кто вырос с нами. Они пришли к нам в свои 25-28 лет, и сейчас им от 38 до 45. К тому же так сложилось, что почти все европейские марки, с которыми мы работаем, это все бренды солидные, со столетней историей, и они ориентированы на женщину с достатком, а на Западе это значит, что она уже в возрасте. Не дочка, не светская бездельница или чья-то молодая жена! А у нас появился такой уникальный сегмент женщин, которые живут красивой легкой жизнью, при этом молоды и готовы покупать дорогое белье… И им уже нравится другой дизайн.

ELLE Например, бралеты, тонкие кружева, никакого поролона…

Ю.П. Конечно! Я и сама не ношу push-up’ы, мне в них тесно, а если это что-то такое каркасное, то мне в этом душно. Мне хорошо в легком, прозрачном, с тонкой чашкой. Поэтому мы сейчас вводим большое количество мягких чашек, чашек без каркасов, то, что называют «косточками». И это находит отклик у покупателей. Конечно, тут еще очень трудно сразу и быстро показать финансовые показатели. Но моя миссия – даже не коммерческая или дизайнерская, а социальная – я пытаюсь рассказывать всем и везде, насколько это вредно – носить белье с эффектом push-up. А ведь это самый ходовой товар!

Как устроена "Дикая Орхидея"

ELLE Расскажите про крой и посадку изделий собственных лейблов?

Ю.П. Бюстгальтер – это серьезная инженерная конструкция. Поэтому, например, близкие размеры 75С и 70D сконструированы совершенно по-разному. Инженерные функции очень важны: чтобы грудь не переваливалась вперед, чтобы ничего не жало, не давило, чтобы кожа дышала, а бретели могли держать вес груди и не пережимать кровоток на плечах, иначе начнутся головные боли. Мы уделяем огромное большое внимание конструкции и фитингу. Раздаем все новые модели внутри компании женщинам разного возраста, комплекции, с разным размером груди и достатком, – и тестируем каждую модель каждой сети. Что ни день – нам приносят что-то новое на пронос. И мы всегда придираемся, даже в самой демократичной линии!

ELLE Чем особенно гордитесь из весенне-летней коллекции?

Ю.П. Одежда для сна марки Savoia – это наша очень большая победа, мы много лет работали над ней. Со стороны даже не подумаешь, как это сложно! Вырезки по кружеву, инкрустация кружева по материалу – во всех этих технологиях сложно достичь высокого качества и приемлемой себестоимости; мы стремились к тому, чтобы продукт был на европейском уровне, но в два раза дешевле. Чтобы девушка могла купить в «Дикой Орхидее» за 12 000 рублей роскошную модаловую сорочку с кружевом и инкрустацией, которая ничуть не хуже Ermanno Scervino или Palladini.

Как устроена "Дикая Орхидея"

Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.