Красота

Читайте в рубрике красоты последние новости о бьюти-новинках, мастер-классы от экспертов макияжа и косметологии, секреты красоты звезд и бьюти-тренды с мировых подиумов.

Простые вещи

Кто бы мог подумать, что мода на простоту и лаконичность коснется такой изысканной и тонкой материи, как парфюмерия. О том, насколько краткость уместна в написании формул ароматов, рассуждает Мария Тараненко.

Нет-нет, я ни в коей мере не противник современной парфюмерии. Но факт остается фактом. Духи стали намного проще. Во всем. Безликие флаконы, незамысловатые названия, моноформулы. Впору хвататься за голову? Бить тревогу? Ан нет, публика, вплоть до самой капризной и изнеженной, аплодирует стоя. Сдались даже законченные парфюмерные снобы. Те, что способны годами маниакально выискивать на интернет-аукционах «тот самый» Joy, Jean Patou, 1930 года с его уникальной концентрацией (в одном флаконе 10 600 цветков жасмина и 28 дюжин роз) и баснословной стоимостью. Так вот, и эти адепты всего редкого и изысканного не чураются сейчас и «химических» монокомпонентных Escentric Molecules Геза Шоена, и сермяжно простого Cranberry, Demeter, построенного на одной, как это явствует из названия, ноте клюквы. Откуда такая внезапная лояльность?

ВАМ ПОНЯТНО?

«Настоящие знатоки искусства с одинаковым наслаждением созерцают барочные работы Веласкеса, пейзажи Сезанна и «Черный квадрат» Малевича. Так и мы, истинные ценители парфюмерии, понимаем и поддерживаем любое творческое начинание и самовыражение. Если, конечно, оно талантливо, а не коммерциализировано», — сказал мне один надменный парфюмерный критик из тех, чье самовыражение заключается лишь в витиеватости эпитетов и эксцентричности аллегорий. Но, несмотря на напыщенность его слов, в них есть рациональное зерно: парфюмерия допускает все, что радует наше обоняние и сводит с ума противоположный пол. Ведь именно в этом ее земное предназначение. Но если раньше считалось, что чем сложней хитросплетения нюансов аромата, тем он ценней и притягательней, то теперь взгляды стали иными. «Когда-то парфюмерия была «барочной»: парфюмеры составляли многослойные композиции из основы, под­основы, над­основы. Они использовали множество ингредиентов, стремясь создать звучание, которого мы сегодня добиваемся с помощью лишь пары-тройки компонентов. Ведь все запахи давно изучены и разложены на молекулы, из которых, как из конструктора, можно собирать любые аромамодели», — объясняет мне состояние дел в парфюмерии Кристин Нажель, создавшая не один десяток ароматов для Azzaro, Cartier, Thierry Mugler, Etat Libre d’Orange, Lancôme, Lalique. Вот уже два года она творит концептуальные шедевры для Jo Malone, каждый из которых неминуемо затмевает окружающие новинки других марок. Я уже предвкушаю ажиотаж, который вызовет ее новая мартовская десертная коллекция Sugar & Spice, Jo Malone. Каждый из ароматов этой квадриги поначалу кажется понятным и узнаваемым, как и десерт, в честь которого он создан. Но, соприкоснувшись с кожей, запахи начинают свою собственную сексуальную игру, разжигая нешуточные аппетиты у противоположного пола.

image

Sugar & Spice, Jo Malone

ТОГО, ЧТО БЫЛО

Кристин считает лаконичные композиции в парфюмерии следствием двух вещей: технического прогресса и драконовских предписаний IFRA, лишивших парфюмеров возможности оперировать доброй частью натуральных ингредиентов (на них-де у многих людей аллергия). Зажатые в суровые рамки творцы стали дотошно экспериментировать с тем, что осталось в их распоряжении. К тому же появились тончайшие методики обработки ингредиентов, благодаря которым теперь удается получить более чистые экстракты. «Из них мы создаем простые, но интересные композиции, которые самодостаточны и не требуют многочисленных «приправ», — объясняет Кристин Нажель. — Да, формулы духов стали короче, но именно в этом их изысканность и притягательность. Сравните наряд красавиц прошлого с фижмами, кружевами, лентами и простое черное платье, хорошо сшитое, ладно сидящее, подчеркивающее все достоинства фигуры. Какое вы выберете? Скорее всего, второе. Оставив первое для карнавалов и ретробалов. Так и с духами. Раньше в композициях было много украшательства, всего этого кружева и прочих финтифлюшек, за которыми не было видно ни женщины, ни платья (в нашем случае — характера аромата). Теперь же в парфюмерии главное не декор, а «крой». Иначе говоря, не фантазийный навал нот, а их сочетание, умение играть на коже и, разумеется, дозировка. Бывает, что одна капля решает все!»

НУ, ЕЩЕ КАПЕЛЬКУ!

В том, что от капли в парфюмерии зависит если не все, то многое, я убеждаюсь уже через неделю после встречи с Кристин. На презентации нового аромата Jour d’Hermès легендарный нос этого Дома Жан-Клод Эллена, ничего не скрывая, выставил перед нами пробирки со всеми составляющими новинки. На каждой из них было написано сложное химическое название. «Ни для кого не секрет, что ноты многих растений буквально собираются из отдельных субстанций, полученных в лабораториях, — повторил он слова Кристин Нажель. — Благодаря этому мы можем усилить или ослабить звучание тех или иных аккордов». И тут мэтр неожиданно предложил нам воспроизвести, нет-нет, не сам парфюм, а хотя бы одну из его нот. Задача казалась легкой, тем более что нам выдали подсказки: списки компонентов, которые надо было смешать, чтобы получить запах груши, жасмина или фрезии. Я выбрала последнюю, благо для фрезии требовалось «поженить» лишь два раствора. Битых полчаса капля за каплей я пыталась нахимичить хоть какое-то подобие запаха своего любимого цветка. Тщетно. В итоге Жан-Клод Эллена терпеливо продегустировал все мои жалкие варианты, улыбнулся, взял пипетку, и через секунду я ощутила знакомый нежный флер. «Вот поэтому я и не делаю тайны из составляющих ароматов. Все зависит от их дозировки. Вы убедились, что разные пропорции имеют кардинально разное звучание. Так что в конечном итоге важна лишь формула, а чтобы воспроизвести ее, надо быть Жан-Клодом Эллена», — без ложной скромности прокомментировал он.

image

Jour d’Hermès

ПО-ПРОСТОМУ

Чуть позже во время интервью мы вернулись к волнующей меня теме. «Да, я согласен, парфюмерия стала лаконичнее. Но эта тенденция прослеживается во всех творческих направлениях. Писатели включают в свои романы все меньше героев, параллельных историй и заумных хитросплетений. Кутюрье делают ставку на простые линии, сдержанные силуэты и комфортные ткани. Кулинары упирают на качество и вкусовые сочетания продуктов в блюде, а не на их число или экзотичность. Но поймите меня правильно, упрощать не означает делать примитивнее. Наоборот, эта глобальная тенденция подразумевает оставлять только самое лучшее и нужное. Эдакую квинтэссенцию изыска и пользы. Простота — это порой очень сложно. Есть опасность в погоне за ней сделать что-то лишенное всякого смысла», — ­мудро резюмировал прославленный нос.

ЗНАКОМЫЕ ИМЕНА

В унисон с лаконичными аромаформулами звучат и их незамысловатые названия. Времена многословности, глубинных подтекстов и таинственности, которые несли в себе Dolce Vita, Dior; Magie Noire, Lancôme; Feminité du Bois, Serge Lutens; Private Collection, Estée Lauder, давно миновали. Современные односложные надписи на флаконах рассчитаны лишь на то, чтобы их быстрее запомнили. И это работает. У всех на слуху Body, Burberry; Valentina, Valentino; Candy, Prada. Лишь два запуска последнего года пошли вразрез с этой тенденцией — La Vie est Belle, Lancôme, и La Petite Robe Noire, Guerlain. Но исключения лишь подтверждают правило. Даже прославленные духи Miss Dior Chérie, Dior, в минувшем году лишились последнего слова в названии, став просто Miss Dior. Что ж, краткость — сестра таланта.

ОТРАЖЕНИЕ СУТИ

Нишевые же марки в большинстве своем даже не пытаются вкладывать в названия своих творений какой-то литературный смысл. Написали на этикетке доминирующие ноты — и достаточно. Тем более этот прием служит еще и хорошим навигатором для клиента. Если не любит цитрусовые, то и к ароматам Lime Basil & Mandarin, Jo Malone, или Neroli Portofino, Tom Ford, не подойдет. Для меня же компонентные названия служат своеобразным флюгером, указывающим, куда дует аромаветер. Было время, когда все сходили с ума по ирису и, соответственно, по ароматам Iris Nobile, Aсqua di Parma; Infusion d’Iris, Prada, и Iris 39, Le Labo. Затем все перекинулись на ветивер. Модники и модницы сметали с полок Vétiver Babylone, Armani Privé; Grey Vetiver, Tom Ford; Infusion de Vetiver, Prada; Velvet Vetiver, Dolce & Gabbana. На смену ветиверу пришла роза, точнее, «розовые» версии существующих парфюмов: Chloé Rose Edition, Chloé; Body Rose Gold, Burberry; Very Irrésistible Electric Rose, Givenchy.

ЦАРЬ, ПРОСТО ЦАРЬ

Но царский трон на данный момент, конечно, принадлежит уду. Парфюмеры никак в него не наиграются, выпуская все новые и новые аромаинтерпретации этого экзотического дерева. «Вы правы, сейчас на рынке очень много удовых парфюмов. Правда, некоторые пахнут чем угодно, только не удом. Его флер очень сложен и многогранен, и парфюмеры боятся, что он шокирует изнеженные европейские носы. Вот и «забивают» уд цветочными и фруктовыми нотами, делая запах проще и понятней клиенту», — рассказывает Кристоф Рейно, который пополнил нишевую гамму Maison Lancôme новым парфюмом L’Autre Oud. В нем у уда абсолютная власть. Его ноты беспрекословно доминируют, раскрываясь во всей своей красе. Во многом этому способствуют абсолю розы (куда без нее в Lancôme!) и шафран, нечастый гость в современных аромаформулах. «И шафран, и уд имеют в звучании оттенки кожи. Это их роднит», — поясняет месье Рейно. Формула L’Autre Oud по-модному коротка, лишь три ингредиента, но при этом аромат звучит волшебно. Он околдовал даже меня, ярую противницу любых удовых экзерсисов в парфюмерии. А это еще раз доказывает, что краткость — сестра таланта во всем, включая парфюмерию.

ВНИМАНИЕ! КОНКУРС

«НОТНАЯ ГРАМОТА»

Есть ли у вас любимые парфюмерные ноты? Или те, что вы терпеть не можете? Поделитесь историями, которые стоят за этими аромапредпочтениями, по адресу beauty@elle.ru. Лучшие будут опубликованы, а победители получат призы.

image

Ароматы внизу сверх слева направо: Grapefruit, Jo Malone (4 940 руб.); L’Autre Oud, Lancôme (7 500 руб.); Tubéreuse 1, Histoires de Parfums (8 700 руб.); Balenciaga L’Еau Rose, Balenciaga (3 390 руб.); Oud Ispahan, La Collection Privée, Dior (7 750 руб.); Flora by Gucci Gorgeous Gardenia, Gucci (3 676 руб.); Trussardi Delicate Rose, Trussardi (2 799 руб.); Patchouly, Etro (3 670 руб.); Bitter Orange & Chocolate и Ginger Biscuit, все — Sugar & Spice, Jo Malone (2 470 руб. каждый); Velvet Vetiver, Dolce & Gabbana (7 764 руб.); Eau de Fleur de Prunier, Kenzo (2 385 руб.); Molecule 01, Escentric Molecules (6 200 руб.); Vétiver Babylone, Armani Privé (6 240 руб.)

Фото: Олег Оболонский & Li; Photoexpress.com


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.