Красота

Читайте в рубрике красоты последние новости о бьюти-новинках, мастер-классы от экспертов макияжа и косметологии, секреты красоты звезд и бьюти-тренды с мировых подиумов.

iS Clinical: главное - здоровье кожи

Интервью с основателями американской космецевтической марки, любимой и звездами, и нами.

image

Бренд iS Clinical сегодня - это одни из лучших космецевтических средств на рынке, купить которые можно после консультации со специалистом в салонах и клиниках. Основное направление работы средство - anti-age, но есть и специфические продукты, помогающие при гиперпигментации, акне, розацеа. Несколько сывороток в комплексе я лично использую уже 6 месяцев и вижу результаты, которых не удавалось достичь ранее: мое акне под контролем, тон кожи близок к идеалу, при этом уход очень прост и не требуют никаких серьезных манипуляций. Кроме того, у iS Clinical - один из лучших кремов с SPF (SPF25 Treatment Serum) и по текстуре, и по действию.

Марка iS Clinical (Innovative Skincare) была основана в начале 2000-х ученым Брайаном Джонсом и бизнесменом Алеком Коллом. Конечно, когда Брайан и Алек оказались по делам в Москве, я не могла с ними не пообщаться.

image
Луивюиттоны космецевтики

- Как вообще появился ваш бренд? Чья была идея?

- Начнем с того, что я пришел из науки, генетики и биохимии. 15 лет назад я работал в одном из самых видных исследовательских институтов, занимавшихся проблемой старения, - Kronos. Мы проводили генетические исследования, изучали, как предотвращать старение, как жить как можно дольше и как можно более здоровым. У нас работали лучшие ученые, например, профессор Денхам Харман, основатель свободнорадикальной теории старения! И у нас была одна из лучших научных лабораторий в Штатах – знаете, фильм «Ванильное небо» с Томом Крузом был будто снят о нашей компании.

Я в Kronos отвечал за уход за кожей. Мне нужно было разобраться в том, насколько кремы выполняют те обещанию, которые дают. Я исследовал несколько сотен продуктов на предмет того, как работает их формула и какое количество активных ингредиентов она содержит – и обнаружил, что всего 2-3 % средств действительно могли отвечать своим обещаниям. Два с половиной года я работал над разработкой формул средств, больше думая над тем, как мы могли бы воздействовать на клетки и улучшить их здоровье. Затем решил уйти – все-таки компания была больше ориентирована на генетические исследования, за которыми, я верю, будущее anti-age, а не на уход за кожей.

«Жестокий факт – но в 25 лет ваш организм начинает стареть, как ему и было заведено тысячи лет назад. Искусственным путем мы продлили себе за прошедшее время срок жизни, но старение никуда не делось»

Уйдя из компании, я решил основать собственную и заодно перебраться из Аризоны в Лос-Анджелес, где, кстати, встретился с Алеком. Я знал, что я больше инноватор, могу отвечать за исследования и разработку продуктов, но я не бизнесмен. Мне нужен был тот, у кого талант в этой области – им стал Алек.

- Как вы познакомились?

- На вечеринке. Разговорились просто, когда я только собирался переезжать в Лос-Анджелес. Алек работал на Disney, представлял таланты, в общем, был сильным переговорщиком. Мы поняли, что могли бы открыть компанию вместе. На дворе был 2000 год.

Мы решили, что наша компания будет особенной. У меня и у Алека были периоды в жизни, когда мы были богаты и когда мы были бедны. Это научило нас тому, что то, что есть сегодня, может исчезнуть завтра, поэтому полагаться на это не стоит. И мы думали о том, чего на самом деле мы хотим в жизни? Решили, что наша задача – как-то помогать людям, оставить свой след. А для этого, мы быстро поняли, необходимо было сохранить контроль над компанией. Хотя многие люди знали меня со времен Kronos’а и были готовы дать нам денег на бизнес за свою долю в нем. Но это приводит к тому, что компания будет озабочена лишь прибылью и в погоне за ней может заменить ингредиенты своих средств на более дешевые – нам это было не нужно.
Мы вложили собственные средства в компанию, начали разработку продуктов, продумали упаковку. Брат Алека, графический дизайнер, нарисовал логотип. Нам помогала вся семья и все друзья.

image

В 2002 году мы наконец могли выйти на рынок с 8 продуктами, причем у нас было всего 500 образцов каждого средства - и совсем не было денег на рекламу. Тем не менее, мы знали, насколько сильные средства сделали и видели себя лидером индустрии – правда, все вокруг считали, что мы свихнулись. Пытаться войти на такой конкурентный рынок! Но мы знали, что мы особенные. Мы считали себя луивюиттонами космецевтики.

Сначала мы решили связаться с лучшими докторами, чье мнение часто цитировали медиа. Выбрали 10 дерматологов, 10 пластических хирургов, отправили им наши образцы. Единственная причина, по которой эти люди согласились их попробовать – потому что знали, что я работал в Kronos. Через пару месяцев тестирования средств 7 из 10 докторов хотели работать с нашей маркой.

В то же время мы связались с клиниками. Прислали продукты в Cedars Sinai, они тестировали их порядка полугода, и после доктора сами попросили iS Clinical.

Третьим шагом было покорение Голливуда. У нас были друзья в этой сфере благодаря Алеку, мы знали визажистов и их знакомым. Мы пили кофе с этими знакомыми, предлагали им попробовать наши продукты. Мы не могли тогда позволить себе хорошую упаковку, у нас были только сэмплы, на которых мы ручкой писали, что это такое. Один из визажистов позже перезвонил и попросил больше для своих клиентов. Я не знал, кто он, - а в итоге оказалось, что он работал с Гвинет Пэлтроу, Камерон Диас, Халли Берри, Шарлиз Терон… И неожиданно на наш автоответчик в нашем маленьком-маленьком офисе стали поступать звонки от этих звезд, которые хотели купить больше наших продуктов!

«Сыворотку Hydra Cool обожают голлиудские звезды – они смешивают ее с тональными средствами при нанесении макияжа»

Потом нам стали звонить их друзья, и в итоге мы превратились в любимый многими голливудскими знаменитостями бренд. Так мы попали в US Weekly – Гвинет Пэлтроу в интервью сказала, что любит наши сыворотки, и нам позвонил редактор журнала, чтобы узнать, кто мы вообще такие. Заодно нам предложили поучаствовать в их тестировании космецетивческих брендов – мне пришлось выпрашивать у Алека образцы на это, так мало их было. Зато в итоге нас поставили на первое место – мы обогнали Perricone MD, dr. Brandt и прочих!

image

Вскоре мы покорили и бьюти-редакторов. Мы были готовы всегда предложить им научное обоснование, почему и как работают косметические средства. Они и сейчас часто используют нас как источник, даже если речь идет не об уходе за кожей.

Ингредиент не главное, главное – как работает конечный продукт

- Как вы выделили ключевые ингредиенты для ваших средств?

- Мы верим в глобальный подход. Смотрим на традиционную медицину. Знаем, как важны различные растения – с научной точки зрения. Ведь человеческий организм был создан, чтобы существовать в природе. Да, мы создали много всего искусственного, но на самом деле наше тело приспособлено к природе. Во многих культурах веками лечили некоторые болезни определенными растениями. Я начал исследовать эти растения. Например, есть такое редкое растение, как центелла азиатская – ее тысячи лет используют в восточной медицине. Мы привносим в это науку. Мы можем узнать, что конкретно в экстракте растения дает результат. Мы можем очищать, очищать, очищать ингредиент и сделать его в итоге в тысячу раз чище, чем то, с чего мы начинали. На определенном уровне очистки он становится фармацевтическим – то есть настолько чистый, что из него можно сделать лекарство.

С другой стороны, мы смотрим на технологии. Пептиды, факторы росты (growth factors), которые могут сказать клетке, что ей делать, все, чему мы научились благодаря генетике и исследованиям клеток. Мы комбинируем все это, соединяем традицию и футуристические научные технологии.

На этом дело не останавливается – нужно решить, что делать с ингредиентом, составить формулу будущего средства. Потому что ингредиента в средстве в итоге может быть недостаточно или он не будет работать в паре с другими компонентами, или он слишком большой, чтобы проникнуть в кожу. Я никогда не смотрю на исследования ингредиентов, хотя многие люди на них ориентируются – они ничего не значат. Главное – это конечная формула продукта, работает она или нет. Мы исследуем это.

- Но мало кто так делает.

- Я знаю. Но мы делаем. Немногие компании этим занимаются. Но ведь именно на это мы должны смотреть – на результативность, в нее вы вкладываете свои деньги.

- Кто проводит эти исследования ваших продуктов?

- Зависит от продукта. Например, если мы хотим узнать, помогает ли средство увеличить синтез коллагена, мы идем в один научный институт – например, в Германии. Они берут человеческие фибробласты в возрасте лет 50, скажем, группа докторов проводит над ними исследования. Это очень дорого и долго. Но показывает, как продукт работает.

Если нам нужно изучить антиоксидантную силу средства – есть лаборатория в Нью-Джерси, одна из лучших в мире по вопросам свободных радикалов. Они проводят свои тестирования.

Есть также клиники и университеты, делающие исследования. Даже правительство США однажды захотело взять на исследование нашу сыворотку Poly-Vitamin Serum. Она тестировалась на раковых больных и показала результаты по восстановлению кожи, которые их удивили.

От чего зависит цена

- Вы начали с 8 продуктов – что это было?

- Active Serum, наш самый популярный продукт до сих пор. Poly-Vitamin Serum, сыворотка Hydra Cool, которую обожают звезды – они смешивают ее с тональными средствами при нанесении макияжа. Firming Complex, Moisturizing Complex, Cleansing Complex и Eye Complex.

image

- Сколько у вас средств сегодня?

- Порядка 20. И мы скоро выпустим несколько новых – 2012 год для нас будет очень важным!

- Что это будет?

- Фантастические продукты! Но всему свое время, пока рано об этом говорить.

- Космецевтических брендов на рынке сейчас хватает, и цена на них варьируется от средней до очень высокой. От чего зависит ваша немаленькая цена?

Алек: Во-первых, не многие из тех, кто называет себя космецетивкой, действительно ею являются. Не все делают столько исследований, как мы. Не все так подкованы в технологиях.

Затем, нужно понять, сколько стоят действительно качественные, фармацевтические ингредиенты. Большинство компаний не инвестируют в них, они слишком дороги. Вот почему Брайан и я решили, что наша компания останется только нашей – чтобы инвесторы не могли снизить качество используемого сырья.

Брайан: Возьмем, опять же, центеллу азиатику для примера. Если вы говорите – я хочу экстракты центеллы, покупаете килограмм растений за 10 долларов, используете его, получаете экстракт. Вы уже можете написать на этикетке продукта название этого компонента.

С научной точки зрения я знаю, что мне не нужно все растение, что самые ценные – его листья. Килограмм листьев уже будет стоить 50 долларов за килограмм. Все еще можно себе позволить сделать экстракт.

Но если идти еще глубже – а что конкретно в этих листьях работает? Можно понять, что нам нужна только определенная часть листа. И в результате килограмм центеллы стоит уже 5000 долларов. Хотя на этикетке итогового продукта мы по-прежнему пишем то же самое. Но какой продукт будет работать лучше?

Затем нужно понимать стоимость всех научных исследований. И упаковка – простой пластик обойдется вам в 15-20 центов за бутылочку, а наш вариант стоит уже 3 доллара.

Наша базовая цена так высока, что наша маржа в результате гораздо меньше, чем у других компаний. Но мы верим, что побеждает качество. И опыт это доказывает – пока рынок косметики в США падал, мы росли и растем каждый год.

image

- Ваши средства были предназначены для решения определенных узких проблем – или они для всех? Например, я старею, поэтому мне нужен iS Clinical?

- Для всех, конечно. В целом мы хотели предотвратить урон, приводящий к старению. Теорию свободных радикалов сегодня все хорошо знают – такое старение происходит со всеми нами. Поэтому и ребенок, и взрослый, не важно, 20, 30 или 50 лет, может использовать наши средства.

Но, конечно, мы в некоторых продуктах старались решить узкие проблемы, например, гиперпигментацию, морщины, акне.

- Продукты для всех – но вы продаете их через дерматологов.

- Это зависит от страны, но в целом – да, дерматологи, пластические хирурги, клиники, медицинские спа, где-то – в роскошных отелях типа Four Seasons, потому что там есть эстетисты.

- То есть обычный человек, не увлекающийся чтением научных исследований, не сможет подобрать себе средства самостоятельно?

- Нужно, чтобы кто-то дал профессиональный совет. Кто-то, кто читает исследования, имеет обширную практику, пациентов. Нужно всего лишь попросить их рекомендацию.

Впрочем, многие наши средства – мультизадачные. Например Active Serum помогает и от акне, и от старения.

image

- Знаю, я пользуюсь им уже полгода.

- Его формула оздоравливает кожу в целом, а компоненты позволяют достичь синергетического эффекта. При акне он помогает, потому что состав сыворотки позволяет убивать бактерии и в то же время заставляет кожу обновляться быстрее. В итоге через некоторое время у вас чистая новая кожа без бактерий - и более гладкая к тому же.

image
Главное здоровье кожи

- Какое-то время назад все увлекались идеей, что омолаживающий крем может заменить ботокс, сегодня все уходовые новинки обещают вернуть коже утрачиваемое с возрастом сияние. В каких сферах, на ваш взгляд, индустрия будет развиваться в будущем?

- Главное – здоровье кожи. Потому что хорошая кожа – сияет, это сигнал ее здоровья. И мы знаем, что если у человека здоровая кожа, то он и сам здоров – так нам говорят наши древние инстинкты. Природой нам было предназначено жить не больше 25 лет, обзавестись детьми к этому возрасту, немного их воспитать и уйти. Жестокий факт – но в 25 лет ваш организм начинает стареть, как ему и было заведено тысячи лет назад. Искусственным путем мы продлили себе за прошедшее время срок жизни, но старение никуда не делось. И я думаю, что поэтому наше общество так любит идею молодости – молодость обозначает здоровье. Привлекательность. Не важно, как вы это назовете, сияние или хороший тон – человек запрограммирован считать красивым того, у кого хорошая кожа.

С развитием науки мы можем изучать человеческие гены и стараться воздействовать на них, чинить их. Я думаю, будущее медицины, будущее нашего здоровья и нашего старения зависит от генетики.

Если же смотреть на все с точки зрения средств ухода, то мы в этом году представим нашу новую технологию, разработка которой заняла 7 лет. Это энзимы, которые мы получили из организмов, живущих в самых неблагоприятных местах планеты: глубоко в океанах, в пустынях. Они помогают им выжить, защищая их. Узнав об этом, мы естественно решили, что это можно использовать на благо человека. Мы выделили эти энзимы, применили биоинженерные технологии, чтобы в итоге их можно было применить в уходе за кожей. Учитывая их высокие защитные свойства, мы хотим сделать с ними SPF-средство. Мы исследуем разными методами получившуюся формулу и видим, что она помогает предотвратить разрушения ДНК, которые могут приводить к раку кожи!

Энзимы защищают нашу ДНК, которую – пока – мы не так умело чиним, как хотелось бы. Хотя я верю, что с прогрессом науки мы сможем делать и это. Я уверен, что будущее старения будет тесно связано с генетическими исследованиями, которые также помогут уничтожить заболевания. И я рад, что сам вношу свою лепту в это.

- Ждем выхода новинок!


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.