Красота

Читайте в рубрике красоты последние новости о бьюти-новинках, мастер-классы от экспертов макияжа и косметологии, секреты красоты звезд и бьюти-тренды с мировых подиумов.

Beauty-тренд: моноароматы в элитной парфюмерии

Почему духи «одной ноты» из массового сегмента перешли в люкс?

Моноароматы стали явным и неожиданным трендом в элитной парфюмерии. ­Композиции с прямолинейной доминантой розы, жасмина, туберозы, уда или ­сандала запустили сразу несколько брендов, объявив их шедеврами и ­назначив ­соответствующую цену. Почему духи «одной ноты» из массового сегмента ­перекочевали в люкс, рассуждает Мария Тараненко.

Моноароматы, в которых главенствует тот или иной компонент, — не новы. Да что там, с них и начиналась парфюмерия. Восточные вельможи щедро поливали гостей розовой водой, аромат уда окутывал японские дома во время церемонии Кодо, а Людовик XIV не покидал спальни без щедрого облака флердоранжевого парфюма. Но со временем парфюмерные творцы научились создавать разные аромасмеси. Одной из первых и дошедших до наших дней была и остается кельн­ская вода, известная всему миру как Eau de Cologne, — ее создал в 1709 году итальянец Иоганн Мария Фарина. Производство продолжается до сих пор, а рецепт хранится в тайне. Но по-настоящему многогранные парфюмерные композиции появились у Guerlain. Сын основателя этого Дома Эме Герлен первым разложил аромат на верхние, средние и базовые ноты, а также стал соединять натуральные и синтетические компоненты.

Beauty-тренд: моноароматы в элитной парфюмерии

Amber Desire, Carolina Herrera, c амброй, подслащенной финиками и ванилью; Rose des Vents, Louis Vuitton, с нотами майской розы; цитрусовый Neroli Outrenoir, Guerlain; Eau de Rhubarbe Écarlate, Hermès, с запахом ревеня и красных ягод; Eau de Néroli Doré, Hermès, с нотами нероли, горького апельсина и шафрана; Parco Palladiano VI, Bottega Veneta, с розой и древесным аккордом; цветы дрока, липа и мед в Velvet Ginestra, Dolce & Gabbana; микс туберозы, каштана и бобов тонка в Tubéreuses Castane, Maison Lancôme; Sage, Ralph Lauren, с нотами инжира, шалфея и еловой смолы; соло мускуса в Pure Oil Of Musk, Carolina Herrera; тубероза, корица, бергамот в Essence No. 9 Tubérose, Elie Saab

ФОТООлег Оболонский & li

Тайна композиции

С того момента парфюмерия стала многокомпонентной. По умолчанию считалось: чем дороже аромат, тем больше ингредиентов должно в нем быть. Даже если в композиции акцентировалась отдельная нота, об этом не сообщалось в названии. Ароматы нарекали эфемерно, пафосно, лаконично, романтично — как угодно, только без намека на сырье. Пример тому — духи Diorissimo, созданные знаменитым парфюмером Эдмондом Рудницка для Кристиана Диора. Кутюрье являлся суеверным адептом ландышей, считая, что они приносят удачу. Эти цветы были талисманом его Дома, зашивались «на удачу» в подолы платьев для дефиле, украшали шляпки, букеты, открытки, картины на стенах. Именно поэтому Диор мечтал о парфюме, благоухающем ландышами. Он его получил, но назвал в честь себя. Тщеславие выше суеверий.

Цветок моей души

Так дела обстояли до недавнего времени. Правда, в массовой парфюмерии все было с точностью до ­наоборот. В 1980-е годы простые и милые ароматы Magnolia и Orchidee, которые продавались за небольшие деньги в магазинчиках Yves Roches, завоевали сердца покупательниц. Следом монопарфюмы появились у L’Occitane и The Body Shop, что привело к образованию отдельного сегмента экопарфюмерии. Казалось бы, приоритеты расставлены, правила игры и ценообразования среди ароматов установлены. Принцип «чем сложнее — тем дороже» процветает. Но вдруг все изменилось, и соло одной ноты стало самой модной, а также ценной партией в высокой парфюмерии.

Сливки общества

Стремительный взлет нишевых брендов в середине нулевых побудил знаменитые парфюмерные Дома создать собственные элитарные линии. В основе каждой лежала определенная философия. Так, в случае с Les Exclusifs, Chanel, и La Collection Privée, Dior, ароматы отображали какие-то вехи в жизни и творчестве Великой Мадемуазель и Кристиана Диора. А вот Жан-Клод Эллена, создавая серию для бутиков Hermès, ценностей Дома не учитывал. Парфюмер вдохновлялся ольфактивными впечатлениями от странствий по миру. В Доме же Giorgio Armani пытались передать ароматы того или иного камня. Кстати, именно на флаконах Hermessence и Armani Privé неожиданно появились названия их ключевых ингредиентов. Больше никаких тайн: Eclat de Jasmin, Armani Privé; Rose Ikebana, Hermessence и другие не «интересничали», а открыто заявляли о своих приоритетных ингредиентах. Этой же философии последовали в Maison Guerlain, где каждый представитель гаммы L’Art et la Matière строится вокруг заданной ноты. В Acqua di Parma тогда появился Iris Nobile, также положивший начало успешной линии дорогих цветочных моноароматов.

Вальс цветов

Затея с топ-сегментом оказалась успешной, но остальные бренды не спешили ей следовать, довольствуясь массовым успехом и бесконечными версиями своих хитов. Разве что Dolce & Gabbana запустили «бархатную» гамму Velvet, но по сравнению с огромным успехом бестселлеров этого бренда нишевые моноароматы особого интереса не вызвали. Перелом произошел в 2014 году, когда у молодой аромамарки Elie Saab неожиданно появилась люксовая гамма La Collection des Essences. В ней каждая «эссенция» воспевала определенный ингредиент: розу, гардению, сандал, амбру и т. д. Так, Essence No. 1 Rose состояла из нот болгарской, турецкой, столепестковой и дамасской роз, а еще абсолютов этого цветка из Грасса и Турции. «Я создал розу с тысячью лиц», — гордо заявил гениальный Франсис Кюркджян. И был прав: никогда доселе этот цветок не звучал так многогранно. Несмотря на высокую стоимость в 19 700 руб. и не самое известное в парфюмерии название бренда, коллекция вызвала ажиотаж. Этот успех стал то ли вызовом, то ли вдохновением для других. Так или иначе, в 2016 году сразу пять топ-брендов запустили роскошные аромаколлекции. Нетрудно догадаться, что их композиции строятся вокруг одного компонента. В отличие от цены, в которой не меньше пяти цифр.

Beauty-тренд: моноароматы в элитной парфюмерии

Семеро смелых

Главной и давно ожидаемой сенсацией стала парфюмерная семерка Louis Vuitton. По признанию ее автора Жака Кавалье, работа заняла почти шесть лет, за которые было создано более 90 вариантов. «Я стремился, чтобы композиции, с одной стороны, перекликались с ценностями Дома, а с другой — были совершенно разными, как и их топ-компоненты», — признается парфюмер. Не во всех названиях ароматов прописана доминирующая нота, но она явно слышна в их флере. В Rose des Vents главенствует майская роза, в Turbulences — тубероза. Запах Dans la Peau (это устойчивое выражение переводится как «безумно влюбленный») логично строится вокруг животной ноты мускуса. Безусловно, помимо главного компонента, в этих творениях есть много других. Но они по задумке Кавалье «помогают нам узнать знакомые ароматы с новой, удивительной стороны».

Чего хотят женщины

Вот оно объяснение! Поняв, что женские вкусы по большей части консервативны и все мы делимся на поклонниц запаха розы, жасмина, ванили, уда и т. д., создатели решили не изобретать велосипед, а преподнести нам давних любимцев в новой ипостаси. И вот в элитарном сегменте Maison Lancôme появляется коллекция из шести ароматов Grand Cru, для работы над которыми пригласили лучших парфюмеров. Они создали три цветочные и три удовые композиции. Названия прогнозируемы: Jasmins Marzipane, Lavandes Trianon, Tubéreuses Castane. При этом благоухание каждого парфюма просто завораживает. Может быть, потому, что ваниль неожиданно соединена с лавандой, а тубероза — с жареными каштанами, чего доселе никто не делал? А все три аромата на основе уда кардинально различны? Свою «моногамную» лепту внес и Дом Carolina Herrera, выпустив изысканную коллекцию Confidential из шести парфюмов и четырех арома-масел. Герои все те же — тубероза (Herrera Tuberose), роза (Burning Rose). А также уд, пачули, нероли, амбра и мускус, вокруг которых построены соответственно названные миксы в хрустальных флаконах. А тем, кто любит эксперименты, предлагают воспользоваться Confidential Oils — чистыми маслами из неизменных розы, уда, сандала и мускуса, чтобы усилить или изменить звучание своего аромата. Ведь моногамия может и поднадоесть.

Флора в доме

Не устояли перед люксовым аромасоблазном и Bottega Veneta с Ralph Lauren. Первый Дом вдохновился палладийскими садами Венецианской республики. Итогом стали шесть пронумерованных ароматов Parco Palladiano. Каждый воспевает своего представителя флоры этих мест: магнолию, кипарис, грушу, азалию, пряности и, разумеется, розу. Куда же без нее! У Ralph Lauren в наборе аж десяток нишевых парфюмов, посвященных любимым географическим точкам дизайнера. И, соответственно, растениям, их олицетворяющим. Так, Нью-Йорк выражают ноты лилии, Французскую Ривьеру — лайм с флердоранжем, Англия — это роза, а африканское сафари — амбра с удом.

Самое удивительное, что, несмотря на схожесть концепций и главенствующих нот в составе, все вышедшие в этом году композиции уникальны и самобытны. Нет двух одинаковых роз, жасминов и тубероз. «Носам» действительно удалось показать нам привычные ингредиенты с самых неожиданных — сексуальных, невинных, брутальных, десертных и прочих — сторон. А это значит, что, вопреки скептическим прогнозам о коммерциализации и деградации парфюмерии как искусства, она продолжает развиваться, удивлять, покорять наши носы и сердца.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.