ELLE Decoration

Все об актуальных трендах в дизайне интерьера, знаковых предметах декора и главных именах индустрии.

Все о Еве: человек-легенда: керамист Ева Цайзель

Дизайнер-керамист Ева Цайзель прожила более 100 лет и работала в Венгрии, Германии, СССР и Америке. Она всегда и везде оставалась верна своему стилю — модернистской строгости, простоте и ясности

Талисман БролинФОТОТалисман Бролин

Факты

  • Ева Штрикер (в замужестве Цайзель) родилась в 1906 году.
  • В 1937 году вышла замуж за юриста Ханса Цайзеля, уехала вместе с ним в Америку.
  • В 1940 году Ева родила дочь Джин, в 1944- м — сына Джона.
  • В 1960–1970-х годах потеряла интерес к дизайну, увлекшись историей Соединенных Штатов. Вернулась в профессию в 1980-х.
  • Ева Цайзель скончалась в 2011 году.
  • Сейчас дочь Евы, Джин, выпускает объекты матери под маркой Eva Zeisel Originals.

За 105 лет своей жизни венгерская керамистка Ева Цайзель успела многое: постичь идеи «Баухауза», посидеть в сталинском застенке и стать первой женщиной-дизайнером, удостоенной ретроспективы в MoMA.

Солонка и перечница

Солонка и перечница в виде птиц для японской фабрики Nihon Koshitsu Toki, 1964 год.

Но главное, успела понять, что красота — это в первую очередь легкость. Последнее телеинтервью Цайзель датируется 2001 годом. Все еще очень красивая седая женщина в шелковой блузке рассказывает, почему она не считает себя промышленным дизайнером. «Они все помешаны на инновациях, мечтают удивить мир. У меня таких амбиций никогда не было, поэтому я называю себя «создателем вещей» — это что-то среднее между богом и ремесленником».

Ковер Fish

Ковер Fish, The Rug Company. В 2008 году Ева разработала для марки коллекцию из трех ковров.

В Америке, где Цайзель прожила более семидесяти лет, ее ставят в один ряд с супругами Имс и другими дизайнерами-модернистами. «Ее вазы, бокалы и сервизы органических форм одинаково уместно смотрятся в музейной витрине и на кухне нью-йоркской квартиры», — говорит Паола Антонелли, куратор отдела архитектуры и дизайна MoMA. Но путь к этому совершенству был долог и тернист.

Посуда из коллекции Classic Centurу

Посуда из коллекции Classic Centurу, разработанной Евой для фабрики Royal Stafford. Можно приобрести в магазинах Crate and Barrel.

Ева родилась в Будапеште. Ее отец владел текстильной фабрикой, а мать преподавала историю в университете. В 17 лет девушка поступила в Академию изящных искусств на факультет живописи, но быстро бросила учебу, предпочтя теории практику, а холсту — гончарный круг.

Ева пошла в подмастерья к местному ремесленнику, который учил ее по средневековому, цеховому принципу. По окончании ученичества она получила документ от Цеха кровельщиков, железнодорожников, печатников, трубочистов и гончаров о том, что она способна к ремесленной деятельности. Ева завела мастерскую и стала продавать посуду на рынке. «Моя мать считала, что девушке из приличной семьи не пристало одной сидеть на базаре, поэтому она всегда ходила со мной», — вспоминает Ева.

В 1925 году она уезжает в Германию, на Шрамбергскую майоликовую фабрику, поближе к «Баухаузу». Хотя, по ее собственному утверждению, Шрамберг она выбрала только потому, что из всех мест, куда ее звали на работу, он был дальше всего от надоевшего ей Будапешта.

2000 год

Ева осматривает прототипы посуды из своего нового сервиза «Талисман» для ИФЗ, 2000 год.

Ее прямоугольные чашки и «распиленные пополам» кувшины очень близки к тому, что делали в то же время на ЛФЗ Малевич и Суетин. Но в отличие от них Ева никогда не забывала о функции предмета в погоне за формой. Кстати, вскоре юной керамистке пришлось и поработать, и поспорить с русскими коллегами.

В 1932 году она влюбилась в Алекса Вайсберга, физика, работавшего в Харькове, и уехала за ним в СССР. «Собиралась в гости на две недели, а осталась на шесть лет, — объясняла она в интервью. — Полтора из них, правда, провела в камере-одиночке, так что их можно не считать». Сначала Еву пригласили в Украинское управление фарфоровой и стекольной промышленности, а потом в Ленинград, на Ломоносовский фарфоровый завод к Суетину.

Кофейный столик

Кофейный столик с основанием из ясеня,1993 год, Eva Zeisel Originals.

Здесь разрабатывался новый формальный язык пролетарского быта, круто замешанный на супрематизме, русско-немецком авангарде и функционализме. Идеи Евы пришлись там очень кстати. Карьера ее в Советском Союзе складывалась даже слишком удачно: в 29 лет она — художественный руководитель всей фарфорово-стекольной отрасли страны, создает сервиз «Интурист» для ЛФЗ и многочисленные сервизы для Дулево.

Чайные чашки

Чайные чашки из коллекции Riverside, фабрика Riverside California, 1947 год.

Ее друзьями стали Ландау, Йоффе и другие талантливые физики, а жизнь была полна контрастов, как у многих в те бурные годы. «Я видела продразверстку на Украине, жила в бараках, останавливалась в роскошных номерах «Астории» с видом на Исаакий и ужинала со Сталиным — в общем, скучать не приходилось».

Эскиз столовых приборов

Эскиз столовых приборов из коллекции Eva (дизайн Евы Цайзель и Оливии Бэрри), выпущенной в 2012 году.

Но в 1936 году Ева была арестована по обвинению в подготовке покушения на Сталина и отправлена в ленинградский изолятор «Кресты», где провела в одиночном заключении 16 месяцев, а потом, без всяких объяснений, была выпущена и отправлена в Вену. «Бывшие заключенные часто говорят о страхе, одиночестве, отчаянии.

Ева с русскими коллегами

Ева с русскими коллегами на Дулевской фарфоровой мануфактуре на фоне стеллажей с продукцией, около 1935 года.

И почему-то никогда о том, что человек после тюрьмы по-другому видит цвета», — замечает Ева в своих мемуарах. В Америку из захваченной нацистами Вены она бежит уже с мужем, социологом Хансом Цайзелем — они проживут вместе 60 лет. За океаном Ева быстро познакомилась с местными коллегами и получила место преподавателя в Институте Pratt. В 1940 году, когда представители мануфактуры Castleton China обратились в MoMA с просьбой посоветовать им художника, который может сделать по-настоящему современный сервиз, выбор музейщиков пал на Цайзель.

Сервиз “Талисман”, ИФЗ

Сервиз “Талисман”, ИФЗ

ФОТОБрент Бролин

Она создала сервиз Museum, не похожий ни на что на рынке. «Мужчинам нельзя доверять делать посуду, — говорила Ева. — Только женщина знает, чем ей будет удобно пользоваться и на что приятно смотреть». Сервиз имел большой успех и на Цайзель обрушился вал заказов. Она делала не только фарфор, но и мебель, и ковры, а в 2000 году вновь посетила ЛФЗ (ныне ИФЗ) и придумала для него новый сервиз «Талисман».

«Я работаю уже 75 лет и придумала более 10 000 предметов, — говорила она. — Но до сих пор не выдохлась и не исчерпала всех идей. А все потому, что с самого начала искала красоту в любых вещах вокруг себя». Сейчас работы Евы Цайзель хранятся в MoMA, выставляются в миланском Триеннале и продаются в Москве, так что можно смело сказать, что венгерская бунтарка и мечтательница покорила мир. Пусть для этого ей и потребовалась очень длинная жизнь.

Кресло Resilient Chair, 1949 год.

Кресло Resilient Chair, 1949 год.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.