ELLE Decoration

Все об актуальных трендах в дизайне интерьера, знаковых предметах декора и главных именах индустрии.

Студия Peregalli: интерьеры в классическом стиле

Роберто Перегалли и Лаура Сартори Римини — ученики великого декоратора Ренцо Монжардино и владельцы одной из самых знаменитых дизайн-студий — Peregalli. В своих интерьерах они воссоздают прошлое, которое никогда не существовало

подпись

Роберто Перегалли и Лаура Сартори Римини за работой в своей миланской студии.

Факты

  • Роберто Перегалли и Лаура Сартори Римини — давние коллеги, познакомились, когда работали в бюро декоратора Ренцо Монжардино.
  • Более 20 лет назад основали в Милане архитектурную и дизайнерскую студию Peregalli.
  • Оформляли интерьеры для миланских палаццо Реале, Марино, Морандо, участвовали в программах по благоустройству исторического центра города.
  • Компьютерным визуализациям предпочитают рисунки от руки и бумажные макеты.
  • Имеют собственную команду мастеров — около 100 человек.

На столе в студии Peregalli разложены фотографии, чертежи, книги, повсюду на консолях и комодах XVIII века лежат образцы камня, кусочки тканей, расписанные вручную плитки, фрагменты буазери и антикварных карнизов, прямо на полу у стен стоят старинные гравюры и картины. Роберто Перегалли и Лаура Сартори Римини обсуждают новый проект. Иной раз — на повышенных тонах. «Если обе стороны со всем согласны, хорошего разговора не получится. Мы спорим постоянно! Только так можно найти интересную идею», — признаются архитекторы.

гостиная

Гостиная в миланском палаццо, оформленная в эклектичном стиле конца XIX века. На стенах — голубая парча с золотом. Она же использована для штор и в обивке некоторых кресел. В центре, под хрустальной люстрой в стиле XVIII века, — восьмиугольный позолоченный резной стол с гранитной столешницей (Франция, XIX век). На нем фарфоровые китайские вазы династии Цин.

Они познакомились в бюро великого декоратора Ренцо Монжардино. Лаура поступила туда на работу, получив диплом архитектора-реставратора. Роберто, который благодаря родителям знал мэтра с детства, учился на философа, а в результате тоже пришел работать к Монжардино. В середине 1990-х они основали собственную студию и вот уже более 20 лет делают необычные проекты по всему миру. «Вы должны почувствовать, что находитесь в старом отреставрированном доме, обстановка которого складывалась годами или даже веками, а не в интерьере от студии Peregalli. Мы не стремимся, чтобы клиенты сразу узнавали наш почерк!» Интерьеры они складывают, как головоломку, из артефактов самых разных эпох.

эскиз

Эскиз декорации к оратории Генделя «Семела» на фестивале в Сполето. Роберто и Лаура увлекаются зарисовками в жанре каприччио*, который был особенно популярен в XVII—XVIII веках.

В ход идут полы и балки из домов, ушедших под снос, обои двухсотлетней давности, купленные на каком-нибудь провинциальном аукционе, керамическая плитка и утварь, подобранная в заброшенных крестьянских домах Тосканы. Все это компонуется друг с другом очень искусно и естественно: легкая патина времени и потертости, специально сохраненные выбоинки и щербинки полностью снимают какие-либо подозрения в новоделе.

Работа над росписью

Работа над росписью стен в одном из интерьеров.

Все, чего не хватает, доделывают и дорисовывают мастера, с которыми Лаура и Роберто работают много лет: керамисты, краснодеревщики, обойщики, штукатуры, кузнецы, виртуозно владеющие старинными ремесленными техниками. «Мы сразу предупреждаем клиентов, что, подписывая контракт с нами, они автоматически подписываются и на работу нашей команды примерно из ста мастеров. Потому что без них мы так и остались бы просто мечтателями, грезящими о прошлом. Благодаря умениям мастеров нас невозможно скопировать. Можно подсмотреть идеи, но получить такой же результат — нет».

прихожая

Прихожая в парижской квартире Лауры. Стены обиты красной парчой XVII века, пол выложен сланцевой плиткой XIX века, позолоченная консоль в стиле Людовика XV. В раме — рисунок Пьера Ле-Тана.

Лаура и Роберто подчеркивают, что их работа не имеет ничего общего с реставрацией или реконструкцией, хотя они хорошо знакомы с этими практиками. «Мы не копируем исторические стили, а создаем их вольную интерпретацию. Это похоже на сон — места, люди и предметы, когда-то виденные вами, появляются в немного измененном, фантастическом виде». Надо сказать, что с элементами прошлого они обращаются без излишнего пиетета.

спальня

Спальня в одном из миланских проектов. На стенах расписанные вручную обои начала XIX века. Хрустальная люстра — из России.

Перекрасить поблекшую бархатную обивку антикварного дивана, разрезать на полоски и квадраты старинный дамаст — для них обычное дело. Кстати, стены в кабинете Лауры оклеены именно такими квад-ратами, вырезанными из дамаста рубежа XIX–XX веков. В одном из недавних проектов, вилле в швейцарском Санкт-Морице, они использовали кожаные обои XVII века, купленные на аукционе, где распродавали интерьер княжеского замка из Северной Германии. Обои были разрезаны, перекрашены и пущены на фризы в гостиной.

столовая

Столовая в миланском палаццо. Стены обиты зеленой шелковой парчой и украшены коллекцией венецианского фарфора XVIII–XIX веков. Над резным столом и венецианскими стульями, покрытыми зеленым лаком, — генуэзская люстра XVIII века.

визуализация

Роберто и Лаура предпочитают бумажные трехмерные макеты компьютерной визуализации. На фото: бумажная модель лестницы в реконструируемом пятиэтажном доме в швейцарском Энгадине.

«Люди смотрят на прошлое как на витрину с застывшей картиной, а для нас это кладовая, полная запасов. Если старинный предмет не имеет особой художественной ценности, не бойтесь использовать его по своему усмотрению. Конечно, чтобы так смело обращаться с артефактами, нужно очень хорошо знать законы, по которым они были созданы, нужно знать стили. Необходимо, например, понимать, какой ширины должна быть полоска на классических обоях и как должны сочетаться цвета, чтобы иметь возможность свободно играть с ними. Или иметь представление о пропорциях античных колонн, чтобы использовать их копии в интерьерах».

лестница

Неоготическая дубовая лестница в одном из лондонских проектов студии. Стены декорированы драпировками из парчи с турецкими узорами.

Несмотря на то что интерьеры от Peregalli — это микс из разных эпох и стилей, архитекторы всегда учитывают контекст. Они не станут строить марокканский риад в манхэттенском небоскребе. «Скорее, это будет все тот же сон о прошлом, но с поправкой на то, что снится он вам в небоскребе. Кстати, такое уже случалось. Мы не отказываемся от проектов ни в небоскребах, ни в новостройках». Даже построенный «с нуля» дом выглядит так, будто простоял несколько веков.

патио

Крытое патио в риаде, который Роберто построил для себя в марокканском Танжере. Интерьеры навеяны акварелями Делакруа. Снизу стены отделаны плиткой XVIII века. Арка на заднем плане ведет в библиотеку.

«У нас был клиент из России, для которого мы сделали большой проект загородного дома под Москвой, — рассказывают архитекторы. — Изучив множество исторических усадеб и дворцов, мы выдумали для него русский дворянский интерьер в духе XIX века — и попробуйте отличить его от настоящего!»

ванная

Ванная комната в миланском палаццо. Подстолье раковины, рама зеркала и дверной портал — из каррарского мрамора.

альбом

Альбом The Invention of the Past c работами студии Peregalli, издательство Rizzoli, 2011.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.