ELLE Decoration

Все об актуальных трендах в дизайне интерьера, знаковых предметах декора и главных именах индустрии.

Кабинет Марии Байбаковой

Мария Байбакова, одна из самых молодых и успешных галеристов в мире, пригласила ELLE в свой рабочий кабинет и рассказала, что в нем самое главное

Платье, Azzaro; трикотажный кардиган, Hermes; туфли, Christian Louboutin; кольцо, Much2Much

Платье, Azzaro; трикотажный кардиган, Hermes; туфли, Christian Louboutin; кольцо, Much2Much

Мария Байбакова, одна из самых молодых и успешных галеристов в мире, пригласила ELLE в свой рабочий кабинет и рассказала, что в нем самое главное

В моем кабинете нет ничего случайного. Сначала была работа Bomber Гилберта и Джорджа: важнейшая вещь — их выставка в СССР была одной из первых после падения берлинской стены. Мы ведь тоже начинаем. Специально для этой картины построили черную стену — baibakov black, мой любимый цвет экспозиционного пространства. Нашли старые батареи и тоже выкрасили в черный. За славное прошлое здания отвечает открытая проводка — находка архитектора Гули Галеевой. Остальные стены — подарок «Красного Октября». Кто бы мог подумать, что старый кирпич — лучший фон для современного искусства. Я в этом мнении не одинока. После утверждения проекта кабинета я увидела интерьер фонда Франсуа Пино в венецианской Догане. Архитектор Тадао Андо предложил ему разместить часть экспозиции на стенах старого кирпича. Тренд налицо.

Выбор работ для кабинета — мой манифест. На стенах — современное искусство США, Великобритании и России — понятно, кто мы и зачем пришли. Я верю в Роя Этриджа и Валерия Чтака — поэтому их работы рядом. О том, что это женский кабинет, говорят разве что работы Ютты Котёр и Шерри Левин. Никаких цветочков, только агрессивная нежность современной женщины.

image
Кресла Реи и Чарльза Имс привезли из нью-йоркской квартиры. «Охотничий» столик перекочевал из дома отца

Кресла Реи и Чарльза Имс привезли из нью-йоркской квартиры. «Охотничий» столик перекочевал из дома отца

Стол немного авторитарный, зато огромный. Такой и хотелось, настоящая скульптура. Его нашел для меня отец, у него безупречный вкус.

Бывает, что в кабинете не протолкнуться: настоящий штаб боевых действий. За столом обсуждаем, придумываем, спорим. Скоро привезут стулья дизайна Жана Пруве — обожаю его мебель — верх функционализма. Думаю, восьми штук будет достаточно. Пара кресел Реи и Чарльза Имс оригинальные, 1956 года, привезла из нашей нью-йоркской квартиры.

Это мой первый собственный кабинет, место, где я думаю только о работе. Что здесь самое главное? Мой компьютер. Никогда его не оставляю, он всегда со мной, как и мои идеи. Это символично. Я не привязываюсь к определенному месту. Bаibakov Art Projects может работать где угодно, ведь самое главное — наша команда. Сегодня это шоколадная фабрика, послезавтра — проект в Нью-Йорке или Гонконге. Только человек может наполнить пространство смыслом.

image

Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.