ELLE Decoration

Все об актуальных трендах в дизайне интерьера, знаковых предметах декора и главных именах индустрии.

Интерьер с обложки: классическая квартира в Париже

Декоратор Фредерик Мешиш сумел совершить невозможное — создал с нуля интерьер, который выглядит так, будто складывался веками. Его рецепт успеха: ювелирная точность в выборе мебели и материалов, невероятная эрудиция, талант и солидная доза терпения

Большая галерея квартиры. Двери слева ведут в гостиную. Как и стена в глубине холла, они облицованы старинными ртутными зеркалами. Роспись стен выполнена по мотивам гризайлей конца XVIII века. У стены слева — два шведских табурета XVIII века, обитых зеленым шелком. В глубине — две мраморные колонны, увенчанные вазами. Светильники изготовлены по старинным образцам из патинированной бронзы и дутого стекла.

Большая галерея квартиры. Двери слева ведут в гостиную. Как и стена в глубине холла, они облицованы старинными ртутными зеркалами. Роспись стен выполнена по мотивам гризайлей конца XVIII века. У стены слева — два шведских табурета XVIII века, обитых зеленым шелком. В глубине — две мраморные колонны, увенчанные вазами. Светильники изготовлены по старинным образцам из патинированной бронзы и дутого стекла.

ФОТОЖан-Франсуа Жоссо (Jean-Franois Jaussaud)/Luxproductions

Квартира на фешенебельной улице бутиков авеню Монтень стала для Фредерика Мешиша подарком судьбы. К масштабным проектам известному французскому декоратору не привыкать — в его портфолио есть и частные виллы, и дизайнерские отели, и интерьеры роскошных яхт. Но этот заказ был особенным: Мешишу представилась уникальная возможность создать «исторический» интерьер буквально с чистого листа. Постоянные клиенты Фредерика — молодые супруги с тремя детьми — предложили ему оформить их новую квартиру. Прекрасные в свое время апартаменты площадью несколько сотен квадратных метров, с высокими потолками и просторными комнатами, несколько лет назад были переоборудованы под уродливые офисы. Декоратор с первого взгляда понял, что косметическим ремонтом тут не обойтись: единственным возможным решением было снести все до основания и создать интерьер с нуля. Он взялся за дело, предвкушая, что работать будет интересно, — и не ошибся.

Холл квартиры. В нишах — скульптуры Энтони Гормли. В углу у окна кресло эпохи Директории. Вместо ламп используются итальянские фонари XVIII века, к которым подведена элект- ропроводка.

Холл квартиры. В нишах — скульптуры Энтони Гормли. В углу у окна кресло эпохи Директории. Вместо ламп используются итальянские фонари XVIII века, к которым подведена элект- ропроводка.

ФОТОЖан-Франсуа Жоссо (Jean-Franois Jaussaud)/Luxproductions
Гостиная. На переднем плане шведский диван XVIII века в черно-белой обивке. В глубине комнаты — камин из серого мрамора французской работы, конец XVIII века. Две люстры из дерева и позолоченного металла — Италия, XVIII век. По обеим сторонам от камина — пять фотографий Ирвина Пенна. На стене справа — картина Франческо Клементе. У стены в стеклянной витрине — скульптура Энтони Гормли.

Гостиная. На переднем плане шведский диван XVIII века в черно-белой обивке. В глубине комнаты — камин из серого мрамора французской работы, конец XVIII века. Две люстры из дерева и позолоченного металла — Италия, XVIII век. По обеим сторонам от камина — пять фотографий Ирвина Пенна. На стене справа — картина Франческо Клементе. У стены в стеклянной витрине — скульптура Энтони Гормли.

ФОТОЖан-Франсуа Жоссо (Jean-Franois Jaussaud)/Luxproductions

«Начать с нуля — звучит заманчиво, но в каком направлении двигаться? Какой стиль избрать?» — размышлял Мешиш. В итоге ответ нашелся сам собой. Отправной точкой в работе над проектом стала великолепная коллекция шведской и итальянской неоклассической мебели конца XVIII века. Эти предметы задали тон всему интерьеру. «Обычно дизайнеры подбирают мебель под интерьер. Здесь же все происходило наоборот», — вспоминает декоратор. Для оформления апартаментов Мешиш избрал стиль французского неоклассицизма. Благо пропорции помещения с его высокими потолками, окнами и дверными проемами такой выбор вполне оправдывали. Фредерик лично разработал все, от планировки до мельчайших деталей декора, которые выглядят так, будто появились здесь уже пару веков назад. Все было спланировано, нарисовано, придумано заново — результат пора-зителен. Кажется, что вы находитесь в особняке, построенном в период Директории или наполеоновского правления, чудом сохранившем свой первоначальный облик и обставленном оригинальной мебелью той эпохи.

Фрагмент гостиной. На стене работа Франческо Клементе. Справа от камина с порталом из серого мрамора — итальянская консоль XVIII века.

Фрагмент гостиной. На стене работа Франческо Клементе. Справа от камина с порталом из серого мрамора — итальянская консоль XVIII века.

ФОТОЖан-Франсуа Жоссо (Jean-Franois Jaussaud)/Luxproductions
Зал-ротонда между большой галереей и обеденным залом был создан Мешишем при перепланировке. Светильник из бронзы и дутого стекла «под старину» сделан на заказ. Цветы стоят на столике XVIII века.

Зал-ротонда между большой галереей и обеденным залом был создан Мешишем при перепланировке. Светильник из бронзы и дутого стекла «под старину» сделан на заказ. Цветы стоят на столике XVIII века.

ФОТОЖан-Франсуа Жоссо (Jean-Franois Jaussaud)/Luxproductions

Квартира занимает два этажа. На первом разместились парадные покои: большая гостиная, салон-библиотека, просторный обеденный зал. Они располагаются по обеим сторонам длинной галереи — ее колонны, карнизы, ниши Мешиш придумал, вдохновляясь историческими образцами. Формы и пропорции точно выверены, материалы — антикварные или аналогичные тем, что использовались в старину. Чтобы избежать ощущения «новодела», декоратор потратил много времени на поиски материалов, несущих на себе печать времени: потускневших зеркал для украшения межкомнатных дверей, «пожившей» мраморной облицовки. Они как будто двести лет верой и правдой прослужили предкам. Для этой галереи декоратор выбрал сдержанную гамму: патина, имитация темных оттенков мрамора, гризайли конца XVIII века, которые выглядят так, словно их выполнили на заказ специально для этого интерьера, — все для того, чтобы придать галерее таинственность и сильнее подчеркнуть соседние, ярко освещенные помещения.

Стены зала-ротонды расписаны по мотивам гризайлей XVIII века. Потайная дверь ведет в гостевой санузел. Антикварные раковины привезены из Италии.

Стены зала-ротонды расписаны по мотивам гризайлей XVIII века. Потайная дверь ведет в гостевой санузел. Антикварные раковины привезены из Италии.

ФОТОЖан-Франсуа Жоссо (Jean-Franois Jaussaud)/Luxproductions
Спальня хозяев. Шведское кресло XVIII века обтянуто шелком. Банкетка изготовлена по эскизу Мешиша.

Спальня хозяев. Шведское кресло XVIII века обтянуто шелком. Банкетка изготовлена по эскизу Мешиша.

ФОТОЖан-Франсуа Жоссо (Jean-Franois Jaussaud)/Luxproductions

Большая гостиная примечательна в первую очередь архитектурными элементами, задающими ритм всему помещению: это пилястры, карнизы, лепнина, покрытая сусальным золотом. В этой комнате, как и в других, стоит мебель конца XVIII века, но с ней соседствуют произведения современного искусства, подобранные Фредериком Мешишем, чтобы, по его выражению, «немного поколебать устои». Здесь и металлические скульптуры Энтони Гормли — почти абстрактные, выразительные в своей условности человеческие фигуры, и снимки классика американской фотографии Ирвина Пенна, и абстрактные полотна Франческо Клементе. Смелый ход полностью оправдал себя — авангардные арт-объекты внесли в интерьер свежую ноту. Благодаря им здесь не чувствуешь себя как в историческом музее, где посетителей любезно просят держаться подальше от стен и не садиться на кресла и диваны.

Остальные помещения — под стать гостиной. Комнаты соединяются в анфиладу: кажется, что план квартиры сохранялся неизменным на протяжении двух столетий. Интерьеры сменяют друг друга, не повторяясь. Мешиш вносит небольшие различия в декор каждого помещения, как неизбежно случается в старинных зданиях, сохраняя глубинное единство архитектурного замысла.

Столовая. Круглый обеденный стол и металлическая консоль сделаны по эскизам Фредерика Мешиша. Антикварные английские стулья и люстра,1930-е годы.

Столовая. Круглый обеденный стол и металлическая консоль сделаны по эскизам Фредерика Мешиша. Антикварные английские стулья и люстра,1930-е годы.

ФОТОЖан-Франсуа Жоссо (Jean-Franois Jaussaud)/Luxproductions
Ванная комната при спальне хозяев. Медная ванна XVIII века изнутри покрыта серебром. Стулья красного дерева, работа семьи Жакоб*, обтянуты черным шелком. Пол выложен черно-белой мраморной плиткой конца XVIII века.

Ванная комната при спальне хозяев. Медная ванна XVIII века изнутри покрыта серебром. Стулья красного дерева, работа семьи Жакоб*, обтянуты черным шелком. Пол выложен черно-белой мраморной плиткой конца XVIII века.

ФОТОЖан-Франсуа Жоссо (Jean-Franois Jaussaud)/Luxproductions

Фредерик Мешиш тщательно подбирал старинные двери, окна и паркет, чтобы они подходили к мебели конца XVIII века, терпеливо искал в антикварных лавках даже такие детали, как ванны и раковины. Один из самых удивительных предметов в квартире — великолепная медная ванна конца XVIII века, внутренняя сторона которой полностью покрыта серебром. Она смотрится не менее эффектно, чем иные работы мэтров современного искусства. Подборку старинных вещей дополняет целая серия мебели, выполненной по эскизам Фредерика Мешиша. После того как интерьер был в общих чертах готов, и антикварная мебель распределена по комнатам, декоратор разработал эскизы недостающих предметов: обеденного стола в столовой, канапе* в гостиной, консолей, банкеток, ковров и роскошных раковин из каррарского мрамора. Он лично выбрал или заказал по своим рисункам обивочную ткань для мебели, шторы. При том что этот интерьер — результат невероятно сложной работы, в нем нет ничего надуманного: он выглядит так, будто возник постепенно, сам собой. Сочетание сложности и кажущейся простоты — признак высочайшей степени мастерства, уверены заказчики Мешиша. И с ними сложно не согласиться!

Ванная комната при спальне хозяев. Раковины высечены из блоков каррарского мрамора. На них — бронзовые французские подсвечники XVIII века.

Ванная комната при спальне хозяев. Раковины высечены из блоков каррарского мрамора. На них — бронзовые французские подсвечники XVIII века.

ФОТОЖан-Франсуа Жоссо (Jean-Franois Jaussaud)/Luxproductions

Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.