ELLE Decoration

Все об актуальных трендах в дизайне интерьера, знаковых предметах декора и главных именах индустрии.

Дома звезд: в гостях у сестер Гайдамак

Сестры-ювелиры Соня и Катя ­Гайдамак привыкли все делить ­пополам. В их парижской квартире для этого созданы идеальные условия

Лаконичный фасад здания постройки конца 1920-х годов огромными окнами смотрит на один из символов Парижа. Представьте, что каждое утро во все окна вы видите Кремль, — впечатляет?! «Ради такого вида мы и купили эту квартиру, — рассказывает ­Катя. — Так что вы не первый, кто с порога сразу направляется к окнам». Сам дом тоже вполне легендарный. Здесь жил один из самых романтичных героев французской литературы — писатель Антуан де Сент-Экзюпери, а после войны дом перешел в ведение государства и здесь поселились известные политики, министры и послы.

Лаконичный фасад здания постройки конца 1920-х годов огромными окнами смотрит на один из символов Парижа. Представьте, что каждое утро во все окна вы видите Кремль, — впечатляет?! «Ради такого вида мы и купили эту квартиру, — рассказывает ­Катя. — Так что вы не первый, кто с порога сразу направляется к окнам». Сам дом тоже вполне легендарный. Здесь жил один из самых романтичных героев французской литературы — писатель Антуан де Сент-Экзюпери, а после войны дом перешел в ведение государства и здесь поселились известные политики, министры и послы.

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips

Таксисты в Париже, кажется, переняли традиции московских. По крайней мере, когда я назвал этот парижский адрес, водитель произнес что-то вроде: «Дорогу покажете?» Хотя чего уж тут показывать: я просто махнул рукой в сторону Сены, над которой горел золотом купол Собора Дома инвалидов — самый что ни на есть центр Парижа. «Вы точно не заблудитесь», — говорит по телефону Соня, диктуя название улицы и номер дома.

Сестры Соня и Катя Гайдамак

Сестры Соня и Катя Гайдамак

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips

Лаконичный фасад здания постройки конца 1920-х годов огромными окнами смотрит на один из символов Парижа. Представьте, что каждое утро во все окна вы видите Кремль, — впечатляет?! «Ради такого вида мы и купили эту квартиру, — рассказывает ­Катя. — Так что вы не первый, кто с порога сразу направляется к окнам». Сам дом тоже вполне легендарный. Здесь жил один из самых романтичных героев французской литературы — писатель Антуан де Сент-Экзюпери, а после войны дом перешел в ведение государства и здесь поселились известные политики, министры и послы.

Столовая. Обои De Gournay. На стене — бра Baccarat и картина «Красная абстракция» Кэтрин Фридрикс

Столовая. Обои De Gournay. На стене — бра Baccarat и картина «Красная абстракция» Кэтрин Фридрикс

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips
Мы с сестрой ходили по квартире, надев темные очки. Бывший хозяин оставил в наследство стены синего, оранжевого и ярко-зеленого цветов»
Фрагмент гостиной. Над диваном — зеркало по дизайну Эрве ван дер Стратена

Фрагмент гостиной. Над диваном — зеркало по дизайну Эрве ван дер Стратена

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips

Лишь несколько лет назад часть квартир была выставлена на продажу. «Когда мы впервые вошли сюда, в глазах буквально зарябило, — продолжает ­Катя. — Cтены комнат были синими, оранжевыми и ярко-зелеными: последние двадцать лет здесь жил посол Италии. Представьте, ванная была покрашена в розовый цвет. При этом по планировке это были типичные официальные апартаменты: огромные парадные помещения, микроскопические спальни и один туалет».

Катя и Соня на ­фоне работы американского художника граффити Futura 2000. Скамья из ­ляпис-лазури — пода­рок Катиного поклон­ника — выполнена по образцу скамеек у Тадж-Махала

Катя и Соня на ­фоне работы американского художника граффити Futura 2000. Скамья из ­ляпис-лазури — пода­рок Катиного поклон­ника — выполнена по образцу скамеек у Тадж-Махала

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips

«Мы с сестрой тоже любим принимать гостей, но надо же где-то еще и жить, — смеется ­Соня. — Пришлось полностью менять не только отделку, но и планировку. У нас с сестрой даже была своя игра — до переделки мы ходили по квартире в темных очках, чтобы как-то отвлечься от психоделической расцветки, и представляли, где что будет». За основу цветовой палитры нового интерьера сестры взяли характерные для ар-деко оттенки бежевого, золотого и серебряного, что полностью соответствует духу этого исторического дома.

Фрагмент гостиной. Винтажные люстры куплены сестрами на блошином рынке в Париже.

Фрагмент гостиной. Винтажные люстры куплены сестрами на блошином рынке в Париже.

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips
Ширмы — обязательный атрибут наших семейных квартир. Нам с Соней родители подарили ширму с летним и зимним пейзажем, а брату — весну и осень»
Вид из гостиной на холл. Над диваном — японская двусторонняя ширма XVIII века, изображающая зиму и осень. На стене в холле — работа художника граффити Futura 2000

Вид из гостиной на холл. Над диваном — японская двусторонняя ширма XVIII века, изображающая зиму и осень. На стене в холле — работа художника граффити Futura 2000

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips

За счет уменьшения гостиной и столовой появились две большие спальни, отдельные ванные комнаты и большая гардеробная. «Когда мы поселились в одной квартире, наши знакомые удивились, — говорит Катя. — Но мы решили, что, когда придет пора выходить замуж, тогда и разъедемся, а пока веселее вместе. У нас общие друзья, которые приходят в гости к нам двоим, мы обмениваемся вещами из нашего гардероба. Вместо того чтобы бегать по всему Парижу за какими-нибудь туфлями, можно взять их в соседнем шкафу. На этот счет мама шутит, что эту квартиру мы сделали для нашей одежды — в этом есть доля правды.

Гардеробная сестер Гайдамак. Все двери в квартире, включая гардеробную, выполнены архитектором интерьера в стиле ар-деко. Традиционную отделку из кожи ската, стали и ­шпона дерева дополняют винтажные серебряные ручки Puiforcat. Венецианское зеркало куплено на блошином рынке в Париже

Гардеробная сестер Гайдамак. Все двери в квартире, включая гардеробную, выполнены архитектором интерьера в стиле ар-деко. Традиционную отделку из кожи ската, стали и ­шпона дерева дополняют винтажные серебряные ручки Puiforcat. Венецианское зеркало куплено на блошином рынке в Париже

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips
Вместо того чтобы бегать по всему ПАРИЖУ за какими-нибудь ТУФЛЯМИ, я могу взять их в шкафу У СЕСТРЫ»

А если надоедим друг другу, то ­можно ­уехать в Лондон, Нью-Йорк или просто уйти на свою половину квартиры — мы так все спланировали, что при желании даже можно не встречаться друг с другом. Но это бывает редко, мы с детства проводим свое время вместе. У нас была одна комната на двоих, и, когда родители решили, что пора сделать нам с сестрой отдельные спальни, мы долго сопротивлялись, а потом свалили во вторую комнату все игрушки, а жили по-прежнему в одной. А теперь мы вместе работаем.

Через два года шеф сказал: «Теперь тебе пора ОТКРЫВАТЬ свое ДЕЛО». Бизнес-план был прост: Сонин ум плюс мои руки»
Украшения Gаydamak Jewellery, в том числе браслеты на кисть руки

Украшения Gаydamak Jewellery, в том числе браслеты на кисть руки

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips

Несколько лет назад после неудачного романа я уехала в Нью-Йорк. В поисках работы я оказалась на знаменитой 47-й улице — ­настоящей алмазной бирже Америки. После нескольких неудачных попыток устроиться — в этом особом мире нужно родиться в семье, которая всегда занималась драгоценными камнями, — мне повезло. Одновременно я училась в Американском геммологическом институте (GIА). Через два года владелец компании, в которой я работала, сказал: «­Теперь ты все знаешь, тебе пора открывать свое дело».

Спальня Кати Гайдамак

Спальня Кати Гайдамак

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips

К этому моменту в Америку на учебу в Колумбийский университет приехала Соня, и через некоторое время мы решили открыть свой собственный бизнес. Сестра просто гениальный менеджер, с ней было трудно договориться. Но мне это удалось. Так появился бренд Gaydamak Jewellery. Придумать первый предмет в коллекции — необычный браслет на кисть ­руки — помог случай. Как-то в магазине у меня упал браслет с запястья, и я подхватила его в последний момент. «Почему бы не носить браслеты таким образом?» —подумала я. Но это отдельная история. Зато теперь и украшения у нас одни на двоих!»

Ванная комната Кати Гайдамак

Ванная комната Кати Гайдамак

ФОТОStephan Julliard СТИЛЬIan Phillips

Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.