ELLE Decoration

Все об актуальных трендах в дизайне интерьера, знаковых предметах декора и главных именах индустрии.

Дом в Подмосковье: проект Ильи Заливухина

Поместье семьи директора ЦДХ Василия Бычкова в подмосковном поселке Новодарьино

На участке в академическом поселке Новодарьино стоят два дома, соединенных стеклянной галереей. Первый — дачу 1950-х годов — архитектор Илья Заливухин реконструировал в 2000 году. Второй он построил в 2006-м.

проект Ильи Заливухина

К старой академической даче (260 кв. м) пристроили новый дом (500 кв. м). В нем нашлось место для просторной гостиной — музыкального салона. Здесь смотрят кино, играют на пианино, танцуют. Дочери хозяев увлекаются балетом. Чтобы им было удобнее репетировать, дверцы встроенного шкафа облицевали зеркалом. Французские окна сделали из дерева по старым ГОСТам.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Если этого не знать, можно подумать, что оба здания старые и были здесь всегда. И дело не в том, что дома похожи. Они, напротив, совершенно разные. Один — кирпичный, второй — деревянный. В камерных пространствах первого преобладает разбеленная умбра*, во втором — сплошь яркие краски, разложенные по парадной анфиладе комнат.

проект Ильи Заливухина

Вид на 30-метровую анфиладу комнат второго этажа. Здесь, в приватной части дома, полы выложены дубовыми досками.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Объединяет две постройки ощущение легкости и радости бытия, которое трудно описать словами. Зато его очень наглядно передают эскизы, выросшие горой на столе между мной и архитектором. Среди них выделяется рисунок с танцующими в огромных окнах тенями людей в маскарадных костюмах.

Современная немецкая архитектура обросла стародачной «елочкой» и превратилась в русскую усадьбу

«У меня перед глазами проносился целый ряд образов, — вспоминает Илья. — Как только стало понятно, что между двумя домами возникнет внутренний двор, я почему-то сразу представил себе кадры из мультфильма «Бременские музыканты». Дочери моих заказчиков Василия и Ирины Бычковых в то время как раз увлекались балетом, и одно из требований к проекту было сделать большую гостиную, в которой девочки могли бы репетировать и устраивать балы.

проект Ильи Заливухина

Новый дом вытянулся вдоль границы участка. Фасад с французскими окнами и балконом обшит лиственницей. Под снегом скрывается мощение с черно-белым шахматным рисунком. Во дворе, между старым и новым домом, гуляет любимица семьи Умка — собака породы самоед.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Так родилась идея просторного зала с зеркалами и, главное, большими французскими окнами. Сделанные из дерева по старым ГОСТам, они хорошо держат тепло и при этом обеспечивают естественную вентиляцию.

Мне было очень важно найти фурнитуру с защелками пол-потолок, которая открывает обе рамы одним поворотом ручки, приятно ложащейся в ладонь. В загородных домах я физически не приемлю стеклопакетов, которые блокируют проникновение воздуха и звуков. Это когда смотришь в окно, а за ним беззвучно падают листья и безмолвно каркает ворона. Как в немом кино.

проект Ильи Заливухина

Столовая. Над камином — живопись Александра Мореева «Солдатики», 1991 год. Вокруг стола — расписные вологодские лавки и стулья, XIX век. Люстра из латуни и молочного стекла изготовлена по эскизам архитектора на заводе, производящем светильники для московского метро. На первом этаже полы выложены широкой «елочкой» в две плашки, призванной подчеркнуть парадный масштаб пространства.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Я следил за тем, чтобы здесь не было ни одной детали, которая могла бы вызвать подобные ощущения. Архитектура ведь тоже бывает «пластиковой». Дело даже не в том, из чего она сделана, а какая философия в ней заложена. Бывает, едешь, видишь дом и понимаешь, что нет в нем жизни.

проект Ильи Заливухина

Застекленная галерея с зимним садом соединяет академическую дачу постройки 1950-х годов и новый дом. В глубине — столовая с мебелью французского ар-деко.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)
Палитру для росписи комнат подсказала книга «Интерьер в русской живописи первой половины XIX века»
проект Ильи Заливухина

Кабинет хозяйки. Распашные двери XIX века были куплены в галерее «Русская усадьба» и отреставрированы. Вся мебель — антикварная, приобретена владельцами дома. Гипсовые карнизы сделаны на заказ. На стене — живописное полотно В. Дубосарского и А. Виноградова.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Это как дерево засохшее, никогда на нем листьев не будет. А на другой смотришь — живой, дышит, думает о чем-то». Снаружи новый дом, вытянувшийся вдоль забора на заднем дворе, выглядит лаконично: деревянная коробочка с ритмичным рядом высоких окон.

проект Ильи Заливухина

Кабинет хозяина. Вдоль стен выстроены библиотечные шкафы из крашенного в золотой цвет дуба. У стола — кресло XVIII века, галерея «Русская усадьба».

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Выложенная «елочкой» обшивка из лиственницы навевает ассоциации с заборами на старых дачах. Оттуда же родом и резные кобылки*, поддерживающие свес кровли. Проектируя дом, Илья вдохновлялся строгими ­классическими виллами своего любимого современного архитектора Ханса Колхоффа и старыми дачами.

В результате четкий ритм и тектоника оконных проемов Колхоффа оделись в «елочку» и со всех сторон обросли дачной тематикой, а сам дом органично вписался в старый академический поселок.

проект Ильи Заливухина

Лестница в старом доме сделана из дуба, покрашенного в черный цвет. Роспись стен выполнена известным художником Николаем Полисским — другом хозяина дома Василия Бычкова.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

«Когда у моих заказчиков Василия и Ирины Бычковых возникла идея возведения второго дома, это сначала показалось маловероятным, — вспоминает Илья. — На 25 сотках свободным оставалось только место вдоль забора на заднем дворе. Туда я и вписал дом (30 х 6 м).

Квадратная в плане комната — самая комфортная для человека. Это доказано еще Андреа Палладио

Предполагалось, что в нем будут жить всего два человека, поэтому естественным планировочным решением стала анфилада». Первый этаж — парадный. Второй — приватный. От расположенной в центре лестницы расходятся женская и мужская «половины» с общей спальней и ванной комнатой.

проект Ильи Заливухина

Все помещения в старом доме выкрашены разбеленной умброй. В гостиной диван и кресла из красного дерева, русский ампир, начало XIX века.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Лаконичный снаружи дом очень яркий внутри. Это было задумано с самого начала. Определиться с палитрой помогла книга «Интерьер в русской живописи первой половины XIX века».

проект Ильи Заливухина

Вид из прихожей на гараж, где стоит «Волга» ГАЗ-21 — ровесница хозяина дома.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Эту постройку архитектор называет манифестом идеальной загородной жизни. «В его основе — неразрывная связь улицы и интерьера. Здесь ее обеспечивают все те же окна. Они выходят во двор, выложенный плиткой с шахматным рисунком. Под стать ему лестницу на заднем фасаде сделали черно-белой.

проект Ильи Заливухина

Дополнительная лестница, выходящая на задний фасад, ведет в кабинет хозяйки. Черно-белая роспись перекликается с украшающим внутренний двор мощением «в шашечку». Латунные перила сделаны на заказ.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Другой важный момент — гармоничные пропорции комнат, я по возможности делал их приближенными к палладианскому квадрату (6 х 6 м). Это самая комфортная для человека конфигурация помещения.

проект Ильи Заливухина

Спальня хозяев. На комоде — ореховое зеркало 1930-х годов, Россия.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Что касается планировки, ее задача — программировать интересную сценографию быта. Помню, как мы с Василием в деталях обсуждали сцену утреннего пробуждения дома. То, как хозяева просыпаются и, облаченные в халаты, торжественно распахивают двери XIX века и спускаются в залитую солнцем столовую.

В основе любого загородного дома должна лежать неразрывная связь улицы и интерьера

Эта идея театральности несет ощущение постоянного праздника жизни. Его же дарят и камины, которых, на мой взгляд, много не бывает.

проект Ильи Заливухина

Ванная комната — часть анфилады и имеет два выхода: в лестничный холл и в спальню хозяев. Душевой смеситель, Devon & Devon.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Мне очень повезло с заказчиками. Они наполнили созданный мной дом красивой мебелью и произведениями искусства, — заключает Илья. — Приходя в гости, я отмечаю новые изменения. Это все равно что отдать ребенка в хорошую школу и с радостью наблюдать за тем, как с каждым годом он становится умнее, воспитаннее, образованнее. Ты к этому процессу уже не имеешь ни малейшего отношения, но при каждом ­удобном случае говоришь: «Это мой сын!».

проект Ильи Заливухина

Спальня хозяина. На стене — портрет его родителей (режиссера Владимира Бычкова и художницы Натальи Богородской) работы Маргариты Мукосеевой. Кровать красного дерева по легенде принадлежала Олениным, друзьям Пушкина.

ФОТОРичард Пауэрс (Richard Рowers)

Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.