ELLE Decoration

Все об актуальных трендах в дизайне интерьера, знаковых предметах декора и главных именах индустрии.

Дом на Манхэттене: новый интерьер от Джона Саладино

Более 20 лет Джеффри и Тина Болтон прожили с детьми в своем доме на Манхэттене. А когда дети выросли и разъехались, супруги поняли: настало время сменить дом и интерьер. За этим они обратились к своему лучшему другу — дизайнеру Джону Саладино

С дизайнером Джоном Саладино чету Болтон познакомили общие друзья. Это случилось 42 года назад в Коннектикуте, куда Тина и Джеффри приехали на уик-энд сразу после свадьбы. «Они выглядили как типичная влюбленная парочка, — вспоминает Саладино. — Такими они остаются и по сей день. Вы не поверите, но они до сих пор спят в кровати, которую купили 40 лет назад и которая переезжает с ними из одного дома в другой». Джеффри и Тина дважды приглашали Джона оформить интерьер их дома. Последние 20 лет они прожили с детьми в трехэтажном таунхаусе на Манхэттене в престижном районе Верхний Ист-Сайд. А когда сын и дочь выросли и разъехались по своим собственным домам, Болтоны поняли, что пришло время сменить обстановку на что-то менее неформальное. В 2006 году они купили просторные апартаменты в том же районе.

Холл в квартире Болтонов на Манхэттене. Стол с круглой столешницей — Dennis & Leen. Белые стулья, Saladino Furniture. На стенах, покрытых искусственно состаренной штукатуркой, — автопортрет художницы Эллен Эммет Ранд.

Холл в квартире Болтонов на Манхэттене. Стол с круглой столешницей — Dennis & Leen. Белые стулья, Saladino Furniture. На стенах, покрытых искусственно состаренной штукатуркой, — автопортрет художницы Эллен Эммет Ранд.

ФОТОУильям Уолдрон (William Waldron) СТИЛЬДжейси Гарсиа-Лавин (Jc Garcia-Lavin)

«Мы повзрослели, и нам захотелось добавить в свой интерьер немного гламура», — говорит Тина. Разумеется, Болтоны тут же позвонили Джону Саладино. «Нам всегда нравилось то, что делает Джон, — объясняет Джеффри. — Поразительное сочетание артистичности и роскошного минимализма». Болтоны так хорошо знали стиль Саладино и настолько доверяли ему, что, не утверждая никаких концепций, просто вручили ему ключи от апартаментов и уехали в путешествие по Италии. По возвращении их ждало настоящее потрясение. «У меня просто дыхание перехватило, когда я переступила порог дома, — вспоминает Тина. — Было такое ощущение, что из шумного Нью-Йорка мы перенеслись в какой-то другой мир.

Антикварный столик, используемый как бар, достался Джеффри Болтону в наследство от матери. Ширма сделана по эскизу Джона Саладино и обита бархатной тканью, Bart Halpern.

Антикварный столик, используемый как бар, достался Джеффри Болтону в наследство от матери. Ширма сделана по эскизу Джона Саладино и обита бархатной тканью, Bart Halpern.

ФОТОУильям Уолдрон (William Waldron) СТИЛЬДжейси Гарсиа-Лавин (Jc Garcia-Lavin)

Атмосфера немного театральная, чувственная и при этом абсолютно спокойная». Именно к этому всегда и стремится Саладино. «Интерьер, на мой взгляд, не удался, если он не затрагивает вас эмоционально, — говорит он. — Я хочу, чтобы в одном помещении у человека учащался пульс, а в другом наступало полное расслабление». Стены холла в апартаментах Болтонов он покрыл искусственно состаренной штукатуркой и установил на входе огромные старинные деревянные двери. Они выглядят так, будто много лет провели под открытым небом. Нарочито грубоватый интерьер прихожей эффектно контрастирует с гламурной гостиной.

Фрагмент столовой. Кресло в кожаной обивке, стулья и ширма, все — Saladino Furniture.

Фрагмент столовой. Кресло в кожаной обивке, стулья и ширма, все — Saladino Furniture.

ФОТОУильям Уолдрон (William Waldron) СТИЛЬДжейси Гарсиа-Лавин (Jc Garcia-Lavin)

«Я люблю противопоставления, — признается Саладино. — Я использую проржавевшие поверхности рядом с лакированными, ставлю дизайнерские объекты бок о бок с обычной мебелью, сочетаю темное со светлым, уникальное со стандартным». Еще одно увлечение дизайнера — игра со светом и поиск неуловимых цветовых нюансов. Саладино отдает предпочтение цветам, которые меняют свои оттенки в течение дня, в зависимости от освещения. «Палитра, которую я выбираю, никогда не бывает простой. Наоборот: все оттенки сложные, такие, что не опишешь одним словом. Я вообще никогда не делаю ничего очевидного», — говорит Саладино. Для каждой комнаты он выбрал мебель простых форм в однотонной обивке. По мнению Саладино, классические силуэты — вне времени.

Стены гостиной Джон Саладино обил тканью. Картины — из семейной коллекции хозяев. Диван, кофейный столик и кресла сделаны по эскизам дизайнера. Ковер, Sacco Carpet.

Стены гостиной Джон Саладино обил тканью. Картины — из семейной коллекции хозяев. Диван, кофейный столик и кресла сделаны по эскизам дизайнера. Ковер, Sacco Carpet.

ФОТОУильям Уолдрон (William Waldron) СТИЛЬДжейси Гарсиа-Лавин (Jc Garcia-Lavin)
Я хочу, чтобы в одном помещении учащался пульс, а в другом наступало полное расслабление»

«Я не люблю эти волнистые изгибы современной мебели. Они напоминают мне маршмеллоу! — укоризненно качает головой дизайнер. — Сегодня декораторы стремятся создать «вау-эффект». Я же, наоборот, предпочитаю сдержанность. В этом интерьере акцент сделан не на предметы, а на то, как тонко они взаимодействуют друг с другом». Может показаться, что Саладино волнует только эфемерная атмосфера интерьера, но это не так. Дизайнер никогда не забывает о практичных деталях. Яркий пример — кабинет Джеффри, который используется и как гостевая комната. Вместо традиционного дивана Саладино поставил здесь в ряд несколько кроватей на роликовых ножках. В любой момент их можно раздвинуть, и тогда длинный диван превращается в несколько кроватей для гостей.

Кабинет Джеффри может использоваться как гостевая спальня. Длинный диван — составленные в ряд кровати. Чехол из кожи, Kellen. Кофейный столик сделан на заказ по эскизам дизайнера. Стены оклеены обоями, Maya Romanoff.

Кабинет Джеффри может использоваться как гостевая спальня. Длинный диван — составленные в ряд кровати. Чехол из кожи, Kellen. Кофейный столик сделан на заказ по эскизам дизайнера. Стены оклеены обоями, Maya Romanoff.

ФОТОУильям Уолдрон (William Waldron) СТИЛЬДжейси Гарсиа-Лавин (Jc Garcia-Lavin)

На стенах комнат — произведения искусства из фамильной коллекции Болтонов. «Здесь нет известных имен, — говорит Джеффри. — Мы начали собирать картины, когда у нас еще совсем не было денег. Просто ходили на блошиные рынки и покупали то, что нам нравилось». Также в интерьер попали несколько предметов из «прошлой» жизни Болтонов. Один из них — антикварный столик, доставшийся Джеффри по наследству от мамы. И, конечно же, та самая старая двуспальная кровать. «Безусловно, Джон вряд ли бы выбрал ее для этого интерьера, — смеется Тина. — Но он оставил ее как напоминание о том времени, когда мы с мужем только-только поженились, и о пути, который мы с ним вместе прошли. Выбросить ее невозможно — это же наша история!»

Спальня Джеффри и Тины. Старинную кровать хозяева купили в год своей свадьбы. Прикроватный столик со столешницей из травертина сделан по эскизу Джона Саладино. Шторы, Larsen Linen, ковер, Sacco Carpet.

Спальня Джеффри и Тины. Старинную кровать хозяева купили в год своей свадьбы. Прикроватный столик со столешницей из травертина сделан по эскизу Джона Саладино. Шторы, Larsen Linen, ковер, Sacco Carpet.

ФОТОУильям Уолдрон (William Waldron) СТИЛЬДжейси Гарсиа-Лавин (Jc Garcia-Lavin)
Я не люблю эти волнистые изгибы современной мебели. Они напоминают мне маршмеллоу»

Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.