ELLE Decoration

Все об актуальных трендах в дизайне интерьера, знаковых предметах декора и главных именах индустрии.

Дом-легенда: вилла Габриэле д'Аннунцио

Поэт, политик, авантюрист и бонвиван Габриэле д’Аннунцио (1863–1938) пробовал себя во многих областях человеческой деятельности. Но самым масштабным произведением эксцентричного маэстро стал его собственный дом

Главная площадь поместья. Лестница ведет в залы «Музея д’Аннунцио — героя», проект которого поэт, желая увековечить свои подвиги в Первой мировой войне, разработал еще при жизни.

Главная площадь поместья. Лестница ведет в залы «Музея д’Аннунцио — героя», проект которого поэт, желая увековечить свои подвиги в Первой мировой войне, разработал еще при жизни.

ФОТОМассимо Листри (Massimo Listri)

На берегу озера Гарда возвышается гигантская цитадель. Ее белые стены ощетинились пушками времен Первой мировой войны, перед входом доживает свой век торпедный катер, а с ограды сада грозно смотрят каменные орлы. Это Vittoriale degli Italiani (в переводе что-то вроде «Храм итальянского народа») — последняя резиденция одного из самых ярких персонажей XX столетия, Габриэле д’Аннунцио. Он жил тут с 1922 по 1938 год, отправленный в почетную ссылку своим соперником Муссолини: тот завидовал размаху начинаний поэта-трибуна и силе народной любви, в которой купался д’Аннунцио.

Библиотека, известная как «Комната с глобусом». На полке барельеф с имперским орлом, на нем — погребальная маска Наполеона и его личная печать.

Библиотека, известная как «Комната с глобусом». На полке барельеф с имперским орлом, на нем — погребальная маска Наполеона и его личная печать.

ФОТОМассимо Листри (Massimo Listri)
Ограда фруктового сада досталась хозяину вместе с поместьем. Скульптуры орлов работы Джанкарло Марони были приобретены в 1926 году.

Ограда фруктового сада досталась хозяину вместе с поместьем. Скульптуры орлов работы Джанкарло Марони были приобретены в 1926 году.

ФОТОGiovanni Vanoglio

Поэт называл свою резиденцию «островом Эльба, на который позволили взять все самое дорогое». В число таких вещей входил даже самолет, на котором Габриэле научился летать в 50 лет и успел отличиться в сражениях Первой мировой войны. Нашлось в усадьбе место и для катера, на котором д’Аннунцио после окончания войны пиратствовал под флагом просуществовавшего два с половиной года города-государства Фиуме.

Кабинет д’Аннунцио. На рабочем столе — гипсовая голова Элеоноры Дузе, которую поэт считал своей музой. Автор — Арриго Минерби, 1926 год.

Кабинет д’Аннунцио. На рабочем столе — гипсовая голова Элеоноры Дузе, которую поэт считал своей музой. Автор — Арриго Минерби, 1926 год.

ФОТОМассимо Листри (Massimo Listri)
Фрагмент «Комнаты с глобусом». На стене в нише — ксилографический портрет Данте Алигьери, работа Адольфо де Каролиса, 1920 год.

Фрагмент «Комнаты с глобусом». На стене в нише — ксилографический портрет Данте Алигьери, работа Адольфо де Каролиса, 1920 год

ФОТОМассимо Листри (Massimo Listri)

Габриэле объявил себя его вождем-дуче и требовал, чтобы его приветствовали жестом римских легионеров. За это он предложил населению, состоявшему наполовину из декадентов всех мастей, а наполовину из отпетых националистов, конституцию в стихах, долю награбленного в море и ночные симфонические концерты на площади. Когда затея с опереточной республикой провалилась, неунывающий авантюрист вернулся в Рим, но после покушения на его жизнь (неизвестный вытолкнул поэта из окна) был вынужден удалиться в Vittoriale.

Кухня поместья лишь недавно была открыта для публики. В шкафах — посуда и утварь, сохранившиеся со времен д’Аннунцио.

Кухня поместья лишь недавно была открыта для публики. В шкафах — посуда и утварь, сохранившиеся со времен д’Аннунцио.

ФОТОМассимо Листри (Massimo Listri)
«Синяя ванная комната». Стены украшают образцы персидской керамики. В верхней части — фоторепродукции фресок Сикстинской капеллы работы Микеланджело.

«Синяя ванная комната». Стены украшают образцы персидской керамики. В верхней части — фоторепродукции фресок Сикстинской капеллы работы Микеланджело.

ФОТОМассимо Листри (Massimo Listri)

В особняке, конфискованном режимом Муссолини у дальних родственников Рихарда Вагнера, д’Аннунцио завел особые порядки. Посетителей встречала латинская надпись над входом в холл: «Я — Габриэле, которого боги выбрали между моих крылатых братьев». Все полутемные комнаты Vittoriale — к старости у хозяина развилась светобоязнь — были заполнены книгами, антиквариатом и одеждой, которую д’Аннунцио с энтузиазмом изобретал для себя и своих многочисленных любовниц. Самолет занимал почетное место в приемной для нежеланных гостей — именно там вынужден был дожидаться «радушного» хозяина Муссолини во время своего визита в усадьбу в 1925 году. «Желанные» посетители сразу отправлялись в римские термы, которые отделяли «официальную часть» дома от спален. Д’Аннунцио наводнил усадьбу имперской символикой и даже построил там нечто вроде античного амфитеатра, намереваясь с его сцены вещать восхищенной толпе. Но чем старше он становился, тем меньше прислушивались к его анархическим призывам и реже собирался кворум.

Спальня, известная как «Комната Леды». На кровати персидское шелковое покрывало — подарок бывшей жены поэта, Марии ди Галлезе.

Спальня, известная как «Комната Леды». На кровати персидское шелковое покрывало — подарок бывшей жены поэта, Марии ди Галлезе.

ФОТОМассимо Листри (Massimo Listri)
Столовая. В нише — бюст Антиноя работы неизвестного автора. У стены — «Сатир, преследующий нимфу», бронза, скульп-тор Ла Фейгерос, 1925 год.

Столовая. В нише — бюст Антиноя работы неизвестного автора. У стены — «Сатир, преследующий нимфу», бронза, скульп-тор Ла Фейгерос, 1925 год.

ФОТОМассимо Листри (Massimo Listri)

В последние годы жизни д’Аннунцио практически не покидает своего убежища, не принимает посетителей и почти ничего не пишет. 1 марта 1938 года смерть настигает поэта на его ложе в форме надгробного камня. Впрочем, по слухам, последняя возлюбленная покинула его всего за четыре часа до этого. Сейчас Vittoriale остается памятником не столько человеку, сколько невероятной эпохе, когда за поэтом и авантюристом могла пойти целая армия, а сильная харизма — изменить мир. Пусть даже и в отдельно взятом особняке.

www.vittoriale.it

Гардеробная. В шкафу до сих пор хранятся салфетки и полотенца, принадлежавшие д’Аннунцио.

Гардеробная. В шкафу до сих пор хранятся салфетки и полотенца, принадлежавшие д’Аннунцио.

ФОТОМассимо Листри (Massimo Listri)

Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.