Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Выход в эфир

Она сделала головокружительную карьеру. Первая женщина, которая приходит в голову многим итальянцам при упоминании России, — это Наталья СТЕФАНЕНКО. Она — звезда телевидения Италии

image

Она сделала головокружительную карьеру.

Первая женщина, которая приходит в голову многим итальянцам при упоминании России, — это Наталья СТЕФАНЕНКО. Она — звезда телевидения Италии. В этом сезоне телеканал СТС пригласил ее на роль ведущей в программу «Снимите это немедленно». В перерывах между московскими съемками с Наташей встретилась Екатерина ЧУМЕРИНА.

ELLE: Часто бываете на родине?

Наталья Стефаненко: В Свердловске-45, откуда я родом, лет 20 уже не была, а в Москву стараюсь пару раз в год приезжать.

ELLE: А дочь по-русски говорит?

Н. С.: Саша говорит по-русски и по-итальянски, но ленится говорить на русском.

ELLE: Что изменилось в передаче со сменой ведущих?

Н. С.: Как было раньше, я не знаю — видела только две передачи. Мы с Машей (Мария Железнякова — соведущая в «Снимите это немедленно») совсем разные, но, может, именно поэтому у нас хорошо получается работать в дуэте. Я говорю то, что думаю и вижу. Маша — профессионал в моде, а мне больше нравится разговаривать и слушать. Ведь у наших участниц очень интересные истории. Когда к нам приходит женщина, ей сначала неловко, а потом мы начинаем беседовать, пить кофе, и у нас начинается дружба. Если участницы спрашивают о моей жизни, я им все рассказываю. Мы откровенны друг с другом, и мне это нравится. На итальянском телевидении я вела похожую программу — «На 10 лет моложе», где также и мужчины участвовали.

ELLE: Почему у нас мужчин не «переодеваете»?

Н. С.: Я предложила мужчин, но мне сказали, что пока это не срабатывает в России.

ELLE: А почему у итальянцев срабатывает?

Н. С.: Наши мужчины (по крайней мере, большинство) пока не научились следить за собой. Во-первых, нам ведь в детстве никто ничего не объяснял, не было журнала под рукой, чтобы иметь хоть какой-то примерчик. Во-вторых, нас уверяли, что нельзя себя любить — это некрасиво. Я прекрасно помню: когда я была маленькой, мне родители и учителя говорили, что себя любить постыдно, нужно любить тех, кто рядом с тобой. Ужас!

ELLE: У итальянцев, судя по всему, врожденное чувство стиля…

Н. С.: Там центр моды, они избалованы эстетикой, там все объяснено и показано. У них же ничего нет, никаких ресурсов, а мы богатые — даже если делать ничего не будем, у нас всего полно. После войны итальянцы поднялись ни на чем — только на моде, поэтому они креативные.

ELLE: Наташа, Вы походили по московским магазинам — и как Вам ассортимент? Наверное, сильно от итальянского отличается?

Н. С.: (возмущенно). Я шокирована, как здесь все дорого по сравнению с Италией. Заплатить за платье 3000 евро?! С ума сойти можно! За платье в Италии ты платишь 200 евро, ну 500 максимум, но это должно быть вообще супер! Мы вот в программе дарим вещи на 100 тысяч рублей. И иногда сложно уложиться в эту сумму. А сумма-то немаленькая — 3000 евро! А мы все покупаем в средненьких магазинах, а не в каких-нибудь бутиках. И еще: главная разница между итальянцами и нами, что они не зацикливаются на марке, — им нравится искать, выбирать что-то такое, чего ни у кого больше нет. Они любят одеваться, но такого вещизма-дебилизма, как здесь, нет. У нас многие не умеют следовать моде. Но ведь это школа! Я научилась, когда занималась модельным бизнесом. Сначала и я не знала, что мне подойдет, какие цвета лучше или хуже, я не видела себя со стороны.

image

ELLE: Неужели за одну передачу можно научить человека хорошо одеваться и ухаживать за собой?

Н. С.: Я считаю, что, если уж они пришли на передачу, значит, готовы меняться. Мы ведь не вытаскивали их из дома за уши. Они пришли добровольно, и им хочется выговориться, что-то изменить в своей судьбе. И вот за это я очень уважаю наших женщин — за храбрость. Не каждому ведь дано рассказывать во всеуслышание столь интимные вещи.

ELLE: В чем основная проблема женщин, которые пришли на передачу?

Н. С.: Проблема многих русских женщин в том, что они полностью отдают себя мужчинам. Она вся в нем, для него живет, она себя не видит. Зачем? Ему же это не нужно. Не стоит открываться полностью, должна быть внутри твоя сила, твой огонечек. Мне жаль такое говорить, но не стоят мужчины этого! Женщины у нас — гейши. А вообще, самые лучшие жены — русские.

ELLE: Так, видимо, Ваш муж говорит…

Н. С.: (улыбается). Да, он обожает русских! И в нем очень много русского: он очень чувствительный, он старается меня понять, он знает, что я гордая. Да, у русских вот еще что: мы гордые, и мы не скажем… Мы будем мучиться до отупения, а потом как прорвет, но будет уже поздно. И вот почти с самого первого дня Лука научил меня разговаривать. Диалог необходим. К сожалению, у нас люди не умеют разговаривать...

ELLE: Читала совсем уж сказочную историю про то, как Вы попали в модельный бизнес и в Италию…

Н. С.: Я заканчивала МИСиС, это был 90-й или 91-й год. Все говорили: а почему бы тебе не пойти в модели? Но тогда работать моделью значило то же самое, что проституткой. Был у меня знакомый, который предложил сходить с ним (просто посмотреть) на конкурс Look of the Year. Это был первый в России конкурс, куда приехал Джон Касабланкас из Elite Model. Друг сказал: «Иди, пройдись по подиуму, просто для смеха!» Я прошлась. Мы выходим оттуда, меня останавливают и говорят, что я выиграла и должна ехать в Нью-Йорк. «Я?! Не поеду!» Так я и не поехала в Нью-Йорк, и до сих пор там не была.

ELLE: ???

Н. С.: Да-да, я объездила весь мир, а туда так и не доехала… Так вот, я заканчиваю учиться, 91-й год, надо работать. Где? Поеду-ка поработаю моделью, тем более интересно посмотреть, как там. Мне было все равно, куда ехать, главное, чтобы поближе к дому. Выбрала Италию только потому, что визу было проще сделать. Работала фотомоделью в агентстве. Через месяц пошли с приятелем в ресторан — подходит ко мне режиссер с 5-го канала и говорит, что хочет со мной работать. Я отказалась. Естественно! Потом мне позвонили из агентства и официально пригласили на телевидение. На итальянском я не говорила, но мне сказали, что я для красоты нужна. На передаче просто стояла, как идиотка, улыбалась и хлопала в ладоши. Но резко начала учить итальянский, и в последних передачах уже заговорила. Потом на время оставила телевидение и занималась только модельным бизнесом. Через 4 года мне позвонил телеведущий и пригласил с ним работать. Я не хотела, но муж сказал, что век модели недолог, и отправил в телевизор (смеется).

image

ELLE: Какая одежда Вам самой нравится?

Н.С. По-разному. Для меня это как музыка. По настроению. Хотя, конечно, есть любимые марки, креативные, например, Вивьен Вествуд, Жан-Поль Готье.

ELLE: Слышала, что в Италии Вы единственная телеведущая, которой в эфире «позволено» надевать вещи этих дизайнеров. Чем заслужили такую честь?

Н. С.: Когда я пришла работать на телевидение, дизайнеры не давали свои вещи для эфиров, для них это было даже унизительно. Костюмеры специально для ведущих делали одежду, с бриллиантиками и прочей ерундой. Телевидение и мода жили совершенно отдельно. Я пришла на телевидение и оказалась вырвана из моды: а я ведь знала, что мне идет, а что нет, что лучше надеть для той или другой передачи. И я начала первой стучаться во все шоу-румы, и мне стали давать вещи. Поначалу Готье одевал только меня, потом подтянулись и другие телеведущие.

ELLE: Существует расхожее мнение, что русские любят наряжаться, в отличие от европейцев, которые проще к одежде относятся…

Н. С.: У нас ведь половина людей выходит только на работу — они не бывают в ресторанах или еще где-нибудь, потому что нет времени. Едет вот женщина рано утром из Черемушек на службу и уже на высоченных каблуках — просто героиня какая-то, но смотреть смешно! В Италии точно бы взяли туфли с собой и переобулись под столом. Что я заметила здесь? Во-первых, каблук — он присутствует практически всегда. Ногти. Просто супер! Все помешаны на маникюре. Я не понимаю, как у вас хватает времени и терпения на красный маникюр (смотрит на мои ярко-красные ногти) — это же очень тяжело! В общем, маникюр и каблуки — то, что видно сразу.

ELLE: Ну а как Вам в целом люди на улицах?

Н. С.: (задумывается). Контраст бешеный! Или очень красиво, со вкусом одетые люди, или красивые девчонки, но одеты очень плохо. Еще у нас часто ходят не с сумками, а с пакетиками. Я их ненавижу! Когда-то мы их покупали, и нам казалось, что это супер. Но почему же до сих пор у нас пакет — сумка?! Хотя это лишь дело времени. Лет через 10 все изменится и будет, может быть, лучше, чем в Европе. Ведь у нас же с головой нормально — все умные.

ELLE: А итальянцы?

Н. С.: Нет, мы умнее. Но они более верткие, они умнее в жизни, они знают, где сказать, где промолчать, они понимают, что нужно делать в той или иной ситуации. Нам нравится читать — они не читают. Максимум газетки или журналы. Там единицы заканчивают университеты. Кстати, итальянцы говорят, что за Россией — будущее.

ELLE: А как же Китай?

Н.С. (смеется). Китай, конечно, тоже боятся, потому что через некоторое время, я думаю, мы там все будем полы мыть и на них работать. Но Россию итальянцы все-таки боятся больше!


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.